Николас Спаркс

Тихая гавань

Светлой памяти Пола и Эдриен Кор, моих замечательных родственников. Скорблю и тоскую.

Nicholas Sparks

SAFE HAVEN

© Nicholas Sparks, 2010

© Перевод. О. А. Мышакова, 2011

© Издание на русском языке AST Publishers, 2012

От автора

По завершении каждого романа я вспоминаю всех, кто помогал его созданию. Как всегда, список открывает моя супруга Кэти, которой не только пришлось мириться с перепадами настроения, которыми я порой страдаю как человек творческий, но и выдержать очень сложный год – она потеряла обоих родителей. Люблю, всей душой желаю облегчить твое горе. Сердцем я с тобой.

Хочу поблагодарить своих детей – Майлза, Райана, Лэндона, Лекси и Саванну. Майлз закончил колледж, младшая в третьем классе, и видеть, как растут твои дети, – неиссякаемый источник положительных эмоций.

Мой агент Тереза Парк заслуживает самой глубокой признательности за все усилия, благодаря которым я пишу свои книги на пределе возможностей, стараясь держаться высшей планки. Работать с вами – редкая удача!

Благодарю моего издателя Джейми Рааб, сотрудничая с которой я постиг много тонкостей писательского ремесла. Спасибо небесам за то, что в моей жизни есть такой человек.

Дениз Динови, моя приятельница по Голливуду и продюсер ряда фильмов по моим романам, источник дружбы и радости вот уже много лет, – спасибо за все, что ты для меня сделала.

Президенту «Ашет бук груп» Дэвиду Янгу, умнице и классному парню, – спасибо, что стоически терпишь, когда я опаздываю со сдачей рукописей.

Спасибо киноагентам Хауи Сандерс и Кейе Хаяшен, которые сотрудничают со мной уже несколько лет. Немалой частью своего успеха я обязан их нелегкому труду.

Дженнифер Ромателло, мой рекламный агент в «Гранд сентрал паблишинг», занимавшаяся всеми моими романами, – я считаю себя счастливчиком, работая с таким человеком.

Эдна Фарли, другой мой рекламный агент, профессионал своего дела и обладательница упорного характера, как никто другой умеет сделать так, чтобы мои турне и встречи с читателями проходили как по маслу. Спасибо!

Мой юрист Скотт Шваймер, не только друг, но и редкий специалист по улаживанию узких мест в моих контрактах, – для меня большая честь с тобой работать.

Эбби Кунс и Эмили Свит, замечательный тандем из «Парк литерари груп», – моя вам искренняя благодарность за работу с зарубежными издателями, моим вебсайтом и всевозможными контрактами. Вам нет равных!

Марти Боуэн и Вик Годфри отлично проявили себя в амплуа продюсеров «Дорогого Джона», чем заслужили мою бесконечную благодарность. Я высоко ценю столь качественное отношение к этому проекту.

Еще мне замечательно работалось с Адамом Шенкменом и Дженнифер Джибгот, продюсерами «Последней песни». Спасибо за ваш труд!

Куртенэ Валенти, Райан Кавано, Такер Тулии, Марк Джонсон, Линн Харрис и Лоренцо ди Бонавентура, вы увлеченно работали над экранизацией моих романов, и я хочу поблагодарить вас за вложенные усилия.

Спасибо Шэрон Крассини, Флэг и всем редакторам и корректорам, которые задерживались до поздней ночи, готовя к печати «Тихую гавань».

Джефф Ван Ви, с которым мы писали сценарий «Последней песни», – тебе моя благодарность за самоотверженный труд, искусство писать сценарии… и за дружбу.

1

Пробираясь на террасе ресторана между столиков, Кэти отворачивалась от атлантического бриза, лохматившего ей волосы. Удерживая три тарелки в левой руке и одну в правой, в джинсах и футболке с надписью: «Айвенз: попробуйте нашу рыбу, палтуса ради!», она несла заказы четырем молодым людям в рубашках поло. Сидевший за ближним концом стола парень улыбнулся, поймав ее взгляд. Хотя он держался с самым дружеским видом, Кэти, уходя, чувствовала, что он смотрит ей вслед. Мелоди говорила, что это киношники из Уилмингтона – ищут натуру для съемок фильма.

В зале, взяв чайник со сладким чаем, Кэти долила опустевшие стаканы клиентов на своих столиках и пошла к стойке официанток, по пути украдкой взглянув в окно.

Заканчивался апрель, и погода установилась прекрасная – небесная лазурь разлилась до самого горизонта. Спокойный, несмотря на бриз, внутренний береговой канал отражал небо словно огромное зеркало. На перилах сидели чайки, срываясь с места и пикируя между столиками всякий раз, когда кому-то случалось уронить еду.

Айвен Смит, хозяин ресторана, терпеть не мог чаек. Он называл их крылатыми крысами и уже дважды обходил террасу с вантузом[1 — Ручное устройство для прочистки труб. – Здесь и далее примеч. пер.] на деревянной ручке, пытаясь отогнать птиц.

Мелоди шепнула Кэти на ухо:

– Лучше уж чайки, чем места, где побывал вантуз. Кэти промолчала.

Она приготовила новый чайник сладкого чая и вытирала стойку, когда кто-то тронул ее за плечо. Обернувшись, Кэти увидела дочку Айвена Эйлин, хорошенькую девятнадцатилетнюю девушку с густым хвостом, работавшую в ресторане по полдня, осваиваясь с ролью хозяйки заведения.

– Возьмешь еще один столик?

Кэти оглядела столы, которые обслуживала, прикидывая объем работы, и кивнула:

– Конечно.

Эйлин сошла по ступенькам в зал.

С ближайших столов до Кэти долетали обрывки разговоров. Люди говорили о друзьях, родственниках, погоде, рыбалке. В углу двое посетителей закрыли папки с меню. Кэти поспешила к ним и приняла заказ, но не задержалась у стола поболтать, как делала Мелоди. Кэти не была сильна в светских разговорах, но работала споро, держалась корректно, и ни один клиент не оставался недоволен.

Кэти работала здесь с начала марта. Айвен нанял ее в холодный солнечный день, когда небо было цвета яйца дрозда.[2 — Ярко-голубой цвет.] Когда он сказал, что с понедельника она может выходить на работу, Кэти едва не разрыдалась прямо перед ним. Плакать она начала, придя домой. В то время она сидела без денег и практически голодала.

Долив клиентам воды и сладкого чая, Кэти направилась в кухню, где ей игриво подмигнул Рики, один из поваров. Два дня назад он звал ее куда-нибудь сходить, но Кэти отказалась, пояснив, что не хочет встречаться с кем-то из коллег. Ее не покидало предчувствие, что Рики на этом не успокоится. Оставалось лишь надеяться, что на этот раз внутренний голос ошибается.

– Клиент просто косяком идет. – Рики был худенький блондинчик на пару лет моложе Кэти и до сих пор жил с родителями. – Только вроде начинали успевать, снова работой завалили.

– Погода хорошая.

– Тогда что в ресторане делать? В такой денек нужно валяться на пляже или рыбачить. Я после смены сразу к воде.

– Ну и правильно.

– Подвезти тебя домой?

Рики предлагал это минимум пару раз в неделю.

– Нет, спасибо, я близко живу.

– Ну и что, – настаивал Рики. – Мне в удовольствие!

– Я люблю ходить пешком.

Она протянула ему талон. Рики приколол его на круг и отыскал заказ. Кэти отнесла тарелки к одному из своих столиков и выставила перед посетителями.

Ресторану Айвена было лет тридцать. Кэти скоро привыкла к завсегдатаям и проходила по залу, не задерживая на них взгляд. Она всматривалась в новые лица. Флиртующие влюбленные, выясняющие отношения пары, семьи с детьми. Обычные посетители. Никто не заходил в ресторан и не спрашивал о ней, но временами руки начинали дрожать, а спала она до сих пор при включенном свете.

У Кэти были короткие орехово-каштановые волосы, которые она подкрашивала над кухонной раковиной маленького съемного коттеджа. Косметикой она не пользовалась, зная, что ее лицо очень выигрывает от макияжа, пожалуй, даже слишком выигрывает. Она старалась регулярно покупать лосьон с защитой от ультрафиолета, но после оплаты аренды и коммунальных услуг на подобные покупки денег практически не оставалось. Средство от загара было для нее роскошью. Кэти была счастлива получить работу в ресторане, где царили комфорт и спокойствие, но еда в нем была недорогой, а стало быть, и чаевые маленькими. До этого Кэти месяца четыре сидела на вынужденной диете – из риса, бобов, пасты и овсяной каши. Под футболкой скрывались ребра, а темные круги под глазами исчезли всего пару недель назад.

– По-моему, парни тебя зацепили, – сказала Мелоди, кивнув на столик со съемочной группой. – Особенно красавчик шатен.

– А-а, – протянула Кэти, ставя вариться новую порцию кофе. То, что знала Мелоди, узнавал весь ресторан, поэтому в разговоре с ней Кэти обычно ограничивалась междометиями.

– Тебе он что, не понравился?

– Да я не обратила на него внимания.

– Как можно не обратить внимание на красивого парня? – недоверчиво спросила Мелоди.

– Не знаю, – отозвалась Кэти.

Как и Рики, Мелоди была на год-два моложе Кэти – лет двадцати пяти или около того. Ярко-рыжая зеленоглазая плутовка, она встречалась с парнем по имени Стив, доставлявшим товары для дома от магазина на другом конце города. Мелоди выросла в Саутпорте, который называла не иначе как раем для детей, семейных и пожилых и зеленой тоской для одиноких, и твердила, что обязательно уедет жить в Уилмингтон, где есть бары, клубы и много магазинов. Мелоди знала все обо всех, и Кэти про себя думала, что подруга ошиблась с профессией.

– Я слышала, тебя Рики пригласил, – сменила тему Мелоди, – а ты отказалась.

– Я не хочу гулять с коллегой. – Кэти сосредоточенно раскладывала вилки, ножи и ложки по поддонам, притворяясь полностью поглощенной этим занятием.

– Давай гулять вчетвером! Рики и Стив вместе рыбачат.

Кэти даже стало интересно, кто автор идеи – Рики, Мелоди или это плод коллективной фантазии. Вечерами после закрытия многие из персонала оставались поболтать и пропустить пару кружек пива. За исключением Кэти, все работали в «Айвенз» по несколько лет.

– Что-то не тянет, – с сомнением отозвалась она.

– Почему так?

– Обожглась однажды, – объяснила Кэти. – Встречалась уже с парнем с работы. С тех пор зареклась.

Мелоди вытаращила глаза, но тут же пошла к одному из столиков.

Кэти выложила два счета и принялась очищать грязные тарелки. Она всегда находила себе занятие, стараясь переделать побольше дел и оставаться невидимой. Не поднимая головы, она тщательно наводила чистоту на стойке. Так время проходило быстрее. Кэти не строила глазки парню с киностудии, поэтому, уходя, он не оглянулся.

Сегодня Кэти работала две смены – дневную и вечернюю. День угасал, сменяясь сумерками, и она любовалась, как на западе у горизонта небо становится из голубого серым, оранжевым и наконец желтым. Воды залива искрились, парусные лодки кренились под бризом, блестящие иглы сосен переливчато мерцали. Когда солнце опустилось в океан, Айвен включил пропановые обогреватели, и спирали засветились, как блуждающие огоньки. Лицо Кэти немного обгорело на солнце, и от жара, исходившего волнами, кожу начало пощипывать.

Рики и Мелоди заменили Эбби и Большой Дейв. Эбби была смешливой старшеклассницей, а Большой Дейв готовил ужин в «Айвенз» вот уже двадцать лет. Он был женат, имел двоих детей, на правом предплечье у него красовалась татуировка – скорпион. Весил Дейв фунтов триста, и лицо у него всегда лоснилось. Он придумывал всем прозвища. Ее он звал Кэти-Кэт.

Наплыв желающих поужинать не спадал до девяти. Когда приток клиентов начал редеть, Кэти вытерла и закрыла свою стойку и вместе с помощниками официантов начала носить посуду к посудомоечной машине. Последние посетители доедали ужин. Заметив обручальные кольца у молодоженов, с нежностью соединивших руки на столе, Кэти испытала нечто вроде дежавю: когда-то она была такой же красивой и счастливой, но очень давно и совсем недолго. А может, ей это привиделось, потому что все оказалось лишь иллюзией. Кэти отвернулась от сияющих влюбленных, желая забыть и никогда не вспоминать.

2

На следующее утро она вышла на открытую террасу с чашкой кофе – доски скрипели под босыми ногами – и облокотилась на перила. На заросшей сорняками клумбе пробивались лилии. Кэти поднесла чашку к лицу, с наслаждением вдохнула аромат кофе и отпила глоток.

В Саутпорте ей нравилось. Этот город не походил на Бостон, Филадельфию или Атлантик-Сити с несмолкающим дорожным шумом, бензиновой гарью и вечно спешащими жителями, плотным потоком затопляющими тротуары. В Саутпорте у Кэти впервые в жизни появился свой угол. Коттедж оказался не бог весть чем, зато целиком принадлежал ей, стоял в уединенном месте, и этого было достаточно. Строго говоря, коттеджей было два, и вела к ним усыпанная гравием дорога. Бывшие охотничьи домики с деревянными полами, укрывшиеся среди дубов и сосен, были построены на опушке леса, тянувшегося вдоль всего побережья. Маленькие гостиная и кухня, спальня без шкафа, но кое-какая мебель была, даже кресла-качалки на террасе имелись, а арендная плата оказалась совсем низкой. Коттедж был крепкий, но запущенный, пыльный, пустовавший несколько лет, и хозяин предложил купить все необходимое, если жиличка возьмется привести дом в порядок. Со времени переезда Кэти много времени провела на корточках или стоя на стульях. Она драила туалет, пока там все не засверкало, терла влажной тряпкой потолки, мыла окна с уксусом и на четвереньках старательно отскребала ржавые следы и жирный налет с линолеума на кухне. Дыры в стенах она заровняла шпаклевкой, прошлась шкуркой, потом покрасила стены. В кухне – в веселый желтый цвет, а для шкафов выбрала глянцевую белую краску. Спальня стала небесного цвета, гостиная – бежевой, а на прошлой неделе Кэти натянула на диван новый чехол, отчего он стал совершенно как новый.

Теперь, когда основной объем работ был уже выполнен, Кэти любила посидеть днем на террасе с книгой, взятой в библиотеке. Кофе и книги были ее единственным удовольствием. У нее не было телевизора, радио, сотового телефона, микроволновки, машины, а личное имущество поместилось бы в дорожную сумку. Ей было двадцать семь, и раньше она была длинноволосой блондинкой без единой подруги. Она приехала сюда практически ни с чем и спустя несколько месяцев обзавелась совсем немногим. Она откладывала половину чаевых, каждый вечер опуская деньги в жестянку из-под кофе, которую прятала под террасой. Это был неприкосновенный запас на экстренный случай, и Кэти скорее согласилась бы голодать, чем прикоснуться к этим деньгам. От сознания, что у нее есть определенная сумма, Кэти дышалось свободнее, потому что прошлое не отпускало, грозя вернуться в любой момент. Оно рыскало по свету, ища ее, с каждым днем становясь все беспощаднее.