Екатерина Вильмонт

Раз улика, два улика!

Глава I

ОСТРОВ В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ

Часов в девять вечера в воскресенье Никита позвонил Гошке, своему двоюродному брату.

– Слушай, Гошка, что происходит?

– А что происходит? Где?

– Ты ничего не знаешь?

– О чем?

– Что наши мамашки задумали?

– Понятия не имею. Разве они что-то задумали?

– По-моему, явно! Они все время звонят друг дружке, как-то таинственно себя ведут… Вчера тетя Юля у нас была, и все время они с мамой шептались, а стоило мне войти, замолкали. Что-то они нам готовят.

– Готовят?

– Ну да, вопрос только в том, приятный сюрприз или какую-то пакость. Ты, значит, ничего не знаешь?

– Есть одно соображение, – задумчиво проговорил Гошка, припоминая разговор с мамой более чем двухмесячной давности.

– Ну? – в нетерпении выкрикнул Никита.

– Понимаешь, про тебя я ничего не знаю, а мне вообще-то мама еще летом обещала поездку к морю.

– Ага, разбежался! – разочарованно хмыкнул Никита. – Как же, дожидайся! Про учебный год ты забыл?

– Помню, не волнуйся! Только речь шла о неделе, а неделю пропустить я лично не откажусь!

– Ты-то не откажешься, только кто тебе предложит!

– Я тебе сказал, что знаю.

– А твоя мама с тех пор с тобой про это не говорила?

– Нет.

– Вот видишь, значит, это чепуха. И потом про нас с моей мамой тоже речи не было?

– Чего не было, того не было. Но ведь могло же что-то измениться!

– В такую хорошую сторону? – горько усмехнулся Никита. – Это вряд ли.

– Ты что, пессимистом заделался? – удивился Гошка.

– У меня, Гошка, в начале учебного года всегда пессимизм обостряется. А вот в конце наоборот.

– Логично! – рассмеялся Гошка. – Но бывают же исключения.

– Хорошо бы… – вздохнул Никита. Но если допустить, что все так, как ты говоришь, то почему же они все делают тайком от нас? Почему прямо не скажут?

– Потому что не хотят нас расслаблять, а то мы вместо учебы будем мечтать о поездке и все такое…

– Гошка, – понизил голос Никита, – а куда твоя мама собиралась тебя везти?

– Она говорила про Испанию, но это было еще под вопросом.

– В Испанию? – задохнулся от восторга Никита. – Ты не врешь?

– Еще чего!

– Но это же… Это же…

– Это кайф!

– Ломовой!

– Никит, ты все-таки пока не больно-то мечтай, в конце концов это пока только догадка…

– Да, правда, а то размечтаешься, а окажется, что… Все, Гошка, пока! Меня мама зовет!

Гошка задумался. Поскольку его мама, художница, целые дни проводит в своей мастерской, то странности ее поведения не бросаются в глаза. Если она и совещается все время со старшей сестрой, Никитиной мамой, то он и знать об этом не может. И Гошка решил не ждать, а напрямую спросить у мамы, состоится ли обещанная поездка. Но мамы до сих пор нет дома. Может, позвонить ей в мастерскую? Нет, не стоит, такие вопросы лучше задавать, глядя в глаза. И Гошка решил во что бы то ни стало дождаться маминого прихода. А вот и ключ в замке поворачивается. Гошка выскочил в прихожую.

– Георгий, ты почему не спишь? – нахмурилась мама. – Скоро одиннадцать, завтра тебя не поднимешь. Ты ужинал?

– Ужинал. Мам, а когда мы поедем? – огорошил он маму внезапным вопросом.

– В следующий четверг, – машинально ответила она, но тут же спохватилась: – Гошка, ты о чем?

– Мам, ну я же не безмозглый! Ты еще летом говорила, что мы поедем куда-то к морю. А тут вы с тетей Олей чего-то шепчетесь, совещаетесь…

Мама улыбнулась.

– Пронюхали? Так я и знала!

– Так мы и вправду едем? – возликовал Гошка.

– Едем. И Оля с Никитой тоже.

– Ура! – завопил Гошка. – А куда, мамочка, куда?

– На Майорку!

– На Майорку? А это где?

– Майорка – это остров. В Испании.

– Остров? Вот здорово! А там сейчас тепло?

– Говорят, да.

– И можно будет купаться?

– Надеюсь!

– А мы вчетвером только едем?

– Тебе еще кто-то нужен?

– Нет, просто спросил… Мам, а сколько туда лететь?

– Четыре часа. Гошка, только ты в школе пока про это не звони, ладно?

– Ладно. У меня есть с кем поговорить на эту тему. Мам, я только не пойму, зачем вы с тетей Олей это от нас скрывали?

– Чтобы заранее вас не отвлекать от занятий, а то знаем мы вас… Но вообще-то так Оля решила, я бы не стала ничего скрывать…

– Мама, а где мы там жить будем?

– В гостинице, где же еще. На самом берегу моря.

– Кайф! Мам, а там… там есть виндсерфинг?

– Виндсерфинг? Полагаю, что есть, но тебе-то зачем? Ты ведь не умеешь!

– Научусь. Мне так хочется…

– Посмотрим. А теперь отправляйся спать! Без разговоров!

– Спокойной ночи, мамочка! – покорно согласился Гошка.

Звонить Никите было уже поздно, а спать, естественно, совершенно расхотелось. Гошка достал с полки энциклопедический словарь географических названий, нашел Майорку, но там было сказано: «Майорка, остров в Средиземном море, см. Мальорка». Гошка нашел Мальорку и прочитал: «МАЛЬОРКА, Майорка – остров в Средиземном м., наиболее крупный в арх. Балеарских островов. Принадлежит Испании. Пл. 3640 км2 . Поверхность – преим. всхолмленная равнина; на С.-З. – горы выс. до 1445 м . Средиземноморские ландшафты. Субтропич. земледелие, овцеводство, рыболовство, гл. город – Пальма».

Сведения, конечно, скупые, однако вполне достаточные, чтобы разыгралось воображение. Средиземноморские ландшафты! Интересно, какие они? Субтропич. земледелие. Там, наверное, выращивают фрукты… А по горам выс. до 1445 м ходят овцы. И по всхолмленной равнине тоже! А внизу на берегу моря… гл. город Пальма. Пальма-де-Майорка? Тот самый город, про который поет Шуфутинский? «Пусть тебе приснится Пальма-де-Майорка». Гошка даже задохнулся от восторга. Неужели меньше чем через неделю они будут на Майорке? От волнения Гошка вскочил и заметался по комнате. Потом приоткрыл дверь и прислушался. Мама с кем-то разговаривала по телефону… Он проскользнул на кухню и попил воды, затем вернулся к себе, лег в постель и мгновенно уснул. Но всю ночь ему снились средиземноморские ландшафты и сам он на доске виндсерфинга под прозрачным парусом. Во сне ощущение было волшебным.

Утром он побежал в школу, но все мысли, естественно, были заняты предстоящим путешествием. Он даже на Сашу Малыгину глядел без особого восторга. Не до нее сейчас! Едва дождавшись конца занятий, Гошка бегом бросился домой и первым делом позвонил Никите. К счастью, тот уже был дома, иначе Гошку, наверное, разорвало бы.

– Никита! Я все узнал! – выкрикнул он.

– Ну?

– Я был прав! В ближайший четверг мы улетаем!

– Кто мы? – осторожно осведомился Никита.

– Мы с тобой и мамашки!

– Куда? – завопил Никита.

– Не поверишь…

– Гошка!

– На Майорку!

– Куда-куда?

– На Майорку. Это в Испании. Остров.

– Охренеть…

– Да уж!

– Ты точно знаешь?

– Точнее не бывает, я вчера маму к стенке припер, она и раскололась. Там, наверное, есть виндсерфинг, представляешь?

– Виндсерфинг? А ты умеешь?

– Откуда! Но жутко хочу научиться.

– Просто не верится! Майорка! Средиземное море! Испания!

– Да, не слабо, Никитка!

– Слушай, а сколько мы там будем?

– Целую неделю!

– Неделю… – разочарованно протянул Никита. – Так мало!

– Ничего, хватит с тебя!

– Слушай, а какие в Испании деньги?

– Кажется, песеты.

– Ой, Гошка, я теперь с ума сойду…

– Почему?

– От нетерпения!

– Так хочешь на Майорку?

– Не то слово! Можно подумать, ты не хочешь!

– Конечно, хочу. Еще как!

– Гошка, как ты считаешь, мы в гостинице жить будем?

– В гостинице. А что?

– А то, надо как-то объяснить мамашкам, что хорошо бы нас с тобой вместе поселить…

– То есть?

– Ну, там номера обычно двухместные, так лучше бы нам с тобой жить, а им от нас отдельно.

– Это запросто.

– Что запросто?

– Никит, если они сами не сообразят, что так лучше, то надо дать понять.

– Как?

– Им наверняка захочется подольше поспать, а мы будем мешать. Ну и все в таком роде, думаю, уже на второй день они сами сообразят, что куда спокойнее нас отселить.

– Это точно. Свобода! – засмеялся Никита.

– Вот только что мы с этой свободой делать будем?

– Найдем! Свобода есть свобода, не помешает!

Однако ребятам ничего не пришлось предпринимать. Мамы и сами решили, что мальчикам вдвоем будет лучше. Поэтому они еще в Москве об этом сказали.

– Только предупреждаю, – заявила тетя Оля, мать Никиты, – ведите себя прилично! Чтобы нам не пришлось за вас краснеть.

– Ладно, – кивнули мальчики.

Разговор этот происходил в аэропорту, когда они под табло ждали представительницу туристической фирмы, которая должна была привезти им документы и билеты.

– Мам, а вдруг она не привезет? – спросил Никита.

– Привезет, обязательно привезет! У нас времени еще вагон! К тому же это Юлина подруга, которая сама предложила нам эту поездку.

Подруга Гошкиной мамы появилась минут через десять.

– Вот, Юля, все в порядке! Тут билеты, тут ваучеры на размещение в гостинице, тут страховка. Надеюсь, все будет в порядке.

– Я тоже надеюсь, – улыбнулась мама. – Какая там погода, не знаешь?

– Погода прекрасная, сегодня с утра – двадцать пять градусов!

Гошка с Никитой восторженно переглянулись. Погода – блеск!

– Что, Гоша? Рад поездке? – спросила мамина подруга.

– Рад. А какая температура воды, не знаете?

– Вчера было двадцать три.

– Боже, неужели такое возможно? – простонала тетя Оля. – Неужели мы еще сегодня сможем искупаться?!

– Искупаемся! Обязательно! – пылко проговорила Юлия Александровна.

– Ой, Галочка, а какой самолет? – спросила вдруг Ольга Александровна.

– Самолет отличный, «Ил-86». Удобный, просторный.

– Прекрасно, просто прекрасно!

Но вот все формальности позади, вещи сданы, можно и погулять по заграничной части аэропорта. Однако довольно быстро объявили посадку.

– Гошка, гляди, сколько народу летит на Майорку! – прошептал Никита.

– Ну и что?

– Чудак ты, Никита.

Самолет и вправду оказался очень удобным, но целых четыре часа сидеть в кресле! Конечно же, они обследовали все, что было возможно, однако возможностей было так мало! За каждым их шагом следили бдительные стюардессы, да еще в какой-то момент объявили, что самолет проходит «зону турбулентности» и всех пассажиров просят сесть на место и пристегнуть ремни! Никита решил немного поспать. Он действительно довольно быстро уснул, а потом вдруг проснулся как от толчка и ахнул: в проходе совсем близко от него стояла и с кем-то разговаривала женщина такой красоты, что у Никиты дыхание сперло. Высокая, тоненькая, смуглая. Темные волосы до плеч, большие черные глаза, дивная улыбка… «Вот это да, – подумал Никита. – Настоящая красавица, просто глаз не отвести». Он толкнул локтем Гошку.

– А? Что? – проснулся тот.

– Гошка, смотри, какая… – показал он глазами на красавицу.

– Да, красивая… Но не в моем вкусе.

– Дурак, много ты понимаешь! – проворчал Никита. – Покрасивее, чем твоя Сашка!

– Это ты дурак! – отпарировал Гошка. – А вообще так не бывает, чтобы кто-то нравился всем подряд. Но я признаю – красивая. Только она уже старая, ей лет тридцать, наверно…

Никита оскорбился, но счел за благо промолчать. Красавица еще постояла в проходе, а потом ушла, и больше Никита ее, сколько ни смотрел, так и не увидел. Один раз она мелькнула уже в аэропорту Майорки и снова исчезла. А в душе у Никиты осталось странное чувство какой-то потери. Впрочем, уже через час он обо всем на свете забыл. Ведь они прилетели на Майорку!

Глава II

ОТЕЛЬ «ЛАС АРЕНАС»

От аэропорта до отеля было десять минут езды.

– Боже, какая прелесть! – воскликнула Гошкина мама, когда они выгрузили вещи из маленького автобуса туристической фирмы.

Отель назывался «Лас Аренас» и находился в нескольких метрах от пляжа.

– Юля, идем скорее! Любоваться красотами будешь потом, сначала надо заселиться, – строго сказала Ольга Александровна. – Могут возникнуть проблемы, какая-то путаница…

Но никаких проблем не возникло, и вскоре им вручили два ключа.

– Так, насколько я понимаю, у нас номера на разных этажах, но один над другим. Сто шестнадцать и двести шестнадцать, – сказала Ольга Александровна.

– Чур, мы в сто шестнадцатом! – сказал Гошка.

– Да ради бога!

Сначала всей компанией отправились в сто шестнадцатый. Это оказалась совсем небольшая комнатка, чистенькая, с двумя кроватями, с ванной и туалетом и даже с балконом, откуда, если взглянуть направо, открывался вид на море, на пляж и яхт-клуб.

– Кайф! – в один голос воскликнули мальчики.

– Могло быть и попросторнее, – недовольно заметила Ольга Александровна.

– Оля, побойся бога! Все необходимое есть, а главное – так близко от моря! Мы же тут только ночевать будем! Вот что, мальчики, даем вам полчаса, чтобы разобрали вещи. Через полчаса идем на море. Время скоро шесть по-здешнему, кстати, переведите часы на два часа назад! Надо непременно успеть сегодня искупаться. Идем, Оля!