Екатерина Вильмонт

За дверью – тайна…

Глава I

Пустая квартира

До чего ж надоела зима, – с тоской думал Гошка, глядя в окно, – и потом, разве это зима? Зимой весело, снег, лыжи, коньки, а это… Начало февраля, а на улице слякоть, дождь со снегом, одним словом, гадость, да и только. Скорей бы весна.

Сегодня воскресенье, казалось бы, радуйся, но радости почему-то совсем не было. Неужели это из-за Сашки Малыгиной, которая втюрилась в чужого парня?»

Тоскливые Гошкины размышления прервал телефонный звонок.

– Гошка, здорово! – услыхал он жизнерадостный голос своего закадычного друга Лехи Шмакова.

– Здорово!

– Чо делаешь?

– Ничего. А ты?

– И я ничего. Вот решил звякнуть тебе, узнать, может, есть идеи?

– Какие еще идеи?

– Как воскресеньице провести.

– У меня никаких идей, и вообще…

– Чего?

– Какие идеи могут быть в такую погоду?

– Ты чего, друг, киснешь, как капуста в бочке?

– Вот-вот, именно!

– Ладно, кончай эту дурость, предлагаю куда-нибудь смотаться…

– Согласен! Смотайся ко мне, я один.

– А мамашка и в воскресенье трудится?

– Трудится, – вздохнул Гошка, – к очередной выставке готовится.

– Иду!

Через десять минут Леха уже звонил в дверь.

– Привет, вот и я! Ну, что делать-то будем?

– Давай видак посмотрим.

– Да ну его, надоело!

– В шахматы можно сбацать…

– Да ну тебя, Гошка, тоска смертная…

– Не понимаю, чего ты хочешь, – Гошка раздраженно пожал плечами. – Но я готов выслушать твои предложения!

– Во дает! – помотал головою Леха. – В таком разе я предлагаю…

Но он так ничего и не успел предложить, потому что в двери повернулся ключ и на пороге возникла Юлия Александровна, Гошкина мама.

– Не ждали? – улыбнулась она.

– Мам, что-то случилось?

– Да, и это просто прекрасно, что Леша тут.

– Почему? – вырвалось у Лехи.

– Мальчики, нужна ваша помощь!

– Всегда готовы! – тут же отозвался Леха. – Куда бечь?

– Не бечь, а бежать, – поправил его Гошка.

– Это верно, – кивнула Юлия Александровна, – но бежать-то нет нужды. Дело в том, что послезавтра возвращается в Москву моя подруга Люся…

– Ой, правда? – обрадовался Гошка. – Она тебе звонила?

– Конечно, и просила немного прибраться у нее в квартире, купить кое-что на первое время. Поможете?

– Еще бы! – воскликнул Гошка. – Алеха, ты не против?

– Да нет, – без особого энтузиазма отозвался Леха. Гошку он, может, и послал бы куда подальше с таким предложением, но отказать Юлии Александровне никак не мог. – А когда надо-то? – поинтересовался он.

– Да хоть сейчас. Я вот только переоденусь, и поедем.

– Мам, а зачем тебе-то туда переться? Думаешь, мы сами не справимся?

– Сами? Да, пожалуй, справитесь, вот только… Нет, сделаем так – поедем туда немедля, я посмотрю, как там и что, а потом мы распределим нагрузки. Не исключено, что я вас и вправду одних оставлю, у меня много дел… А продукты купим послезавтра, она прилетает только к вечеру…

И они втроем отправились на квартиру Людмилы Викторовны Хворовой, школьной подруги Юлии Александровны. Чтобы не терять время, они поймали машину и через двадцать минут были на месте. Дом оказался старый, запущенный, в подъезде воняло кошками, и все его стены покрыты какими-то надписями и рисунками.

– Ох, и почему у нас люди не могут жить по-человечески, – вздохнула Юлия Александровна.

Лифт не работал, и они пешком поднялись на последний этаж. Юлия Александровна достала из сумочки ключи. На мгновение ей стало как-то не по себе, но она усилием воли прогнала это ощущение.

– Тетя Юля, почему у вас руки дрожат? – спросил наблюдательный Леха.

– Дрожат? Да нет, просто замерзли, погода уж больно мерзкая, – пробормотала Юлия Александровна, вставляя ключ в замочную скважину. «Как хорошо, что я не одна», – мелькнуло у нее в голове.

В этот момент открылась дверь квартиры напротив и на площадку вышла пожилая женщина в бумазейном халате.

– Вы к кому? – не слишком приветливо поинтересовалась она.

Юлия Александровна обернулась:

– Мария Харитоновна, вы меня не узнали?

– Юля? Ой, мамочки, и впрямь не узнала, богатая будешь. А это твой сынок?

– Да, тетя Маша, это Гошка, а это его друг. Мне Люся звонила, просила прибраться. Тут все нормально?

– Да не знаю, Юля, я только вчера из больницы, аж три месяца там провалялась, звонила Люсе, но никто не отвечал, ну, думаю, еще не возвратилась… А когда ж она приедет-то?

– Послезавтра.

– Вот и слава богу, а то одной на площадке боязно как-то, да и ходить мне после больницы много нельзя, а Люся, она завсегда в магазин сбегает…

– А давайте мы вам все купим, что надо, – вызвался Гошка.

– В самом деле, тетя Маша, – обрадовалась Юлия Александровна, – мальчики вмиг вам доставят все, что скажете.

– Неужто правда?

– Конечно.

– Ох, вот повезло мне, старухе! – Мария Харитоновна скрылась в квартире и вскоре вновь появилась с деньгами и старенькой хозяйственной сумкой. – Вот, деточки, купите мне… Я тут все написала!

Список был недлинный, и Гошка спросил:

– Мам, а может, мы заодно и для Люси уже все купим?

– Да нет, Гошка, надо сперва посмотреть, что у нее есть, и, вообще, лучше это сделать послезавтра. Бегите и возвращайтесь скорее, а я возьмусь за уборку.

Гошка с Лехой ринулись вниз по лестнице, а Юлия Александровна вошла в квартиру. «Как странно, – подумала она, – Люси нет уже столько времени, а в квартире запах какой-то жилой… Впрочем, это все ерунда. Ключи были только у меня, я их никому не давала, замки в полном порядке, квартира выглядит нормально… – И все же что-то тревожило Юлию Александровну, однако, если бы ее спросили, что именно ее тревожит, она не могла бы ответить. – Просто я переутомилась и мне мерещится невесть что…» И она решительно достала из стенного шкафа пылесос. За уборкой она вскоре забыла о своих ощущениях, а потом вернулись мальчики, и работа закипела. Внезапно раздался телефонный звонок.

– Мам, звонят, возьми трубку! – крикнул Гошка, стоя на стремянке. Он протирал люстру.

– Алло! Алло!

В трубке слышалось чье-то дыхание.

– Алло, говорите!

Но говорить не пожелали.

– Ошибка? – спросил Гошка.

– По-видимому, – нахмурилась Юлия Александровна. Почему-то ей этот звонок был неприятен.

«Черт знает что у меня с нервами, – подумала она. – Все ясно: кто-то не туда попал и не стал говорить, что тут особенного? Ровным счетом ничего».

И Юлия Александровна с остервенением принялась скрести кафель на кухне.

– Мама, – тихонько позвал ее Гошка.

– А? Что? – вскинулась она. – Фу, как ты меня напугал…

– Мам, ты что?

– Я? Ничего, просто задумалась, а тут ты…

– Мама, я же вижу, ты почему-то нервничаешь. У тебя какие-нибудь неприятности?

– Неприятности? Да нет, с чего ты взял?

– Ты какая-то странная… Дергаешься, вздрагиваешь…

– Да нет, тебе кажется, просто я задумалась…

Гошка не стал больше приставать с расспросами. Через полчаса телефон зазвонил снова. Юлия Александровна, чуть помедлив, сняла трубку:

– Я слушаю.

– Можно попросить Людмилу Викторовну? – произнес приятный женский голос.

– Людмила Викторовна приедет послезавтра, – с явным облегчением ответила Юлия Александровна. – А что ей передать?

– Нет, спасибо, я сама позвоню.

На этом разговор окончился. А Юлия Александровна отчего-то вдруг успокоилась, так же беспричинно, как и разволновалась. Еще через полтора часа квартира уже сверкала чистотой.

– Молодцы, мальчики, вы отличные помощники, нет, даже не помощники, вы уже вполне самостоятельные…

– Уборщики! – подсказал Леха.

И все трое расхохотались, хотя ничего особенно смешного в этом не было.

Уже по дороге домой Юлия Александровна сказала:

– Послезавтра вам придется одним сюда прийти, я буду занята, напишу вам, что надо купить, а вы после школы заедете и положите продукты в холодильник. Кстати, обязательно загляните к тете Маше. Может, ей еще что-то надо будет купить. Она чэдная женщина.

– Как скажете, тетя Юля, – кивнул Леха.

Во вторник, на большой перемене, Ксюша спросила у Гошки:

– Ты что сегодня делаешь?

– Когда?

– После школы.

– У нас с Лехой есть одно дело.

– Дело? Какое? – загорелись глаза у Ксюши. – Интересное?

– Скучнее не бывает, а что?

– Да у меня фильмец новый есть, отпадный, говорят, вот я и думала, может, соберемся, у меня сегодня никого дома не будет…

– Фильмец – это хорошо, но я уже обещал…

– Да что за дело? Ты скажи. Если надо, мы с Сашкой поможем, чтоб быстрей, а?

– Да просто мы с Лехой обещали купить продукты и забросить их в квартиру одной маминой подруги, только и всего.

– И правда неинтересно, – наморщила носик Ксюша. – И помощь не нужна. А давайте вы туда прямо после школы, а оттуда ко мне.

– Что ж, можно. Ладно, заметано.

– А ты Никите не позвонишь? – как бы невзначай бросила девочка.

– Слушай, Ксюха, если тебе нужен Никита, то сама ему и звони, и вообще…

Он уже понял: Ксюхе нужен Никита, а Сашке Никитин друг Зорик, а его приглашают так, для отвода глаз.

– Что вообще? – посмотрела ему в глаза Ксюша.

– Сами решайте свои… личные дела! Понятно?

– Гошка, ты чего? – удивилась Ксюша.

– Ничего! – отрезал Гошка. – Да и не надо нас с Лехой ждать. У нас еще одно дело есть, я просто забыл.

И он в негодовании отошел от нее. «Ишь чего выдумали. Вы влюбляетесь во всяких там Зориков-позориков, а я должен вам их явку обеспечивать? Нет уж, дудки».

– Гошка, чего Ксюха хотела? – полюбопытствовал Леха.

– Да так, ерунда, – отмахнулся Гошка.

– А ты почему злой?

– Да нет, Леха, я не злой, все путем.

Леха решил больше не допытываться, кажется, он и сам все понял.

После уроков они забежали к Гошке, съели по тарелке борща и не спеша отправились к метро.

– Слышь, Гошка, а там этой бабке опять чего-то надо покупать?

– Ага, надо, – кивнул Гошка. – А что?

– Да вот, думаю, давай сперва к ней зайдем, а уж потом в магазин двинем, чего лишний раз таскаться?

– Правильно соображаешь, – обрадовался Гошка.

Однако дверь им никто не открыл. Очевидно, Марии Харитоновны не было дома.

– Сама небось в магазин поперлась, – решил Леха. – Не такая уж, видно, инвалидка беспомощная… Ладно, пошли, затаримся.

Они побежали в расположенный неподалеку магазин и купили там все по списку, составленному Юлией Александровной, вошли в квартиру и загрузили холодильник. В этот момент зазвонил телефон.

– Не подходи, – почему-то шепнул Леха.

Гошка недоуменно на него взглянул.

– Это, наверно, мама, – сказал он и побежал в комнату, к телефону. – Алло!

– Попросите, пожалуйста, Ивана Иваныча! – произнес довольно грубый мужской голос.

– Вы не туда попали, – ответил Гошка и положил трубку.

– Ошибка, что ли? – появился в дверях Леха. – Ой, Гошка, смотри, что это?

– Где?

Леха не сводил удивленных глаз с дивана.

– Зуб даю, вчера, когда мы уходили, так не было… – растерянно проговорил он.

– Как? – не понял Гошка.

Сиденье дивана состояло из трех подушек.

– Глянь, вон та, в середке, неправильно лежит!

– Ты же вчера этот диван пылесосил, вот и положил неправильно.

– Ни фига подобного! Я именно все точно положил, как надо, а сейчас…

– Леха, у тебя, по-моему, крыша едет, – засмеялся Гошка.

Но тот его уже не слушал. Он ринулся в кухню, открыл шкафчик под раковиной и заглянул в мусорное ведро.

– Ты чего, Шмаков?

Леха только отмахнулся от него. Но почти тут же выхватил веник и с торжеством протянул его Гошке:

– Ага, что я говорил! Гошка, тут кто-то был!

– Ничего не понимаю, – рассердился Гошка, – можешь толком объяснить?

– Смотри, веник сырой!

– Ну и что?

– А то, что вчера его никто не мочил!

– Почему ты так уверен?

– Потому! Уверен, и все!

– Ну допустим… И что из этого следует?

– А я почем знаю? Только, боюсь, ничего хорошего…

– То есть?

– Гошка, да пойми, тут кто-то был…

– Ну и что?

– Как это ну и что? – растерялся Леха.

– Почему ты знаешь, может, у кого-то еще есть ключи?

– Но твоя мама тогда бы знала.

– Так, может, она и знает, – предположил Гошка.

– Слышь, Гошка, а ты помнишь, как вчера твоя мама нервничала, когда мы тут горбатились, а?

– И ты думаешь…

– Нет, я не думаю, я чую!

– Что? Что ты чуешь?

– Тут, Гошка, просто воняет…

– Воняет? Чем?

– Преступлением!

– Ну ты даешь! Каким преступлением?

– Кабы знать…

– Но в таком случае что мы тут делаем? Надо уносить ноги!

– Да? Ишь какой умный! А вечером приедет женщина, можно сказать, одна-одинешенька, а к ней преступники заявятся…

– Зачем?

– Кабы знать!

– Что ты заладил – кабы знать, кабы знать! Ну с чего, с чего ты взял, что тут воняет преступлением? Веник мокрый? Его запросто могла мама намочить, а ты просто не заметил. Подушка диванная не так лежит? Сам же ее и своротил!

– Я?

– Ты!

– Ни фига!

– Хорошо, тебе кажется, что тете Люсе грозит опасность?

– Ну!

– В таком случае идем сейчас же в ментуру, ты им все там расскажешь…

– Нашел дурака! Козе понятно, что никто со мной и разговаривать не станет.

– Действительно, никто не станет. Но что же ты-то предлагаешь?

Телефон снова зазвонил.

Леха буквально вцепился в Гошку.

– Не бери трубку!

– Да почему?

– Пусть думают, что тут никого нет.

– Кто?

– Преступники!

Гошка покрутил пальцем у виска и схватил трубку:

– Алло! Я слушаю!

– Гошка? – раздался мамин голос. – Молодец! Вы все купили?

– Да, мамочка. Сейчас уходим уже.

– А к тете Маше зайти не догадались?

– Догадались, но у нее нет никого.

– Да? Ну ладно, сегодня уже Люся приедет, хотя погода, по-моему, нелетная. Ну а в школе все нормально?