Николя Барро

Женщина моей мечты

Nicolas Barreau

DIE FRAU MEINES LEBENS

Серия «Азбука-бестселлер»

Copyright © Thiele Verlag, 2007

All rights reserved

First published in Germany by Thiele Verlag. This agreement by arrangement with SalmaiaLit.

© Е. Большелапова, перевод, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Издательство АЗБУКА®

* * *

1

Сегодня я встретил женщину своей мечты.

Это произошло в моем любимом кафе. Она сидела за деревянным столиком у зеркальной стены в глубине зала и улыбалась мне. К несчастью, она была не одна, а с каким-то парнем, который держал ее за руку. Вынужден признать, он был чертовски хорош собой.

Все, что мне оставалось, – поедать незнакомку глазами, прихлебывая кофе со сливками, и молить высшие силы прийти мне на помощь.

Знаете ли, я книготорговец. Тот, кто, подобно мне, каждый день имеет дело с книгами и проглотил уйму романов, постепенно приходит к заключению, что на свете невозможного мало. По крайней мере, меньше, чем представляется большинству людей. Например, Фернандо Пессоа[1 — Фернандо Пессоа – португальский поэт, прозаик, драматург. – Здесь и далее примеч. ред.] однажды заметил, что для многих литература – наиболее приятный способ бегства от реальности, и я совершенно с ним согласен. Когда все уже сказано и сделано, реальностью вполне можно пренебречь, особенно если она не соответствует твоим ожиданиям.

При этом я уверен, что литература далеко не всегда оставляет реальный мир за плотно закрытой дверью. Вовсе нет! Очень часто она распахивает эту дверь настежь, и жизнь врывается в нее.

Вероятно, я безнадежный романтик, но почему сюжеты, придуманные авторами книг, нередко повторяются в действительности? Как бы то ни было, самый увлекательный путь ее познания – это литература. Она расширяет наш кругозор, благодаря чему мы узнаем, что может случиться с нами. Причем случиться в любой день!

Возьмем хотя бы день сегодняшний. Начинался он как самый обычный апрельский четверг. Теперь я точно знаю: это самый важный четверг в моей жизни. Происходит нечто особенное, и захватывающий сюжет близится к кульминации. Если угодно, я чувствую себя героем романа, конец которого мне не известен. Ничего удивительного, ведь не я автор этой истории. А персонажу, в отличие от сочинителя, позволительно попасть в глупое положение.

Утром я проснулся от звонка будильника – ничего из ряда вон выходящего в этом не было. Когда я принимал душ, зазвонил мобильник: мой друг Натан хотел узнать, пойду ли я сегодня в «Бильбоке» – его любимый джазовый бар, в котором однажды пела сама Элла Фицджеральд.

– О’кей, – ответил я, потряхивая мокрыми волосами. – Почему бы и нет? Перезвони ближе к вечеру.

Натан относится к числу легких и приятных людей. Девушки вокруг него так и вьются, и вечера в его обществе никогда не бывают скучными.

Я на ходу выпил чашку эспрессо, пролистал газету и помчался в свой книжный магазин. Шел дождь, мокрые узкие тротуары блестели, словно их только что вымыли. Утром ничего интересного не произошло, если не считать того, что мы с Жюли заново оформили витрину.

Жюли – моя единственная сослуживица в книжном магазине «Солей». Ее можно назвать ходячим сборником полезных советов – причем вышагивающим на весьма длинных и стройных ногах.

Проблемы со свекровью или тещей? Никак не удается навести в делах порядок? Девушка ушла от вас к вашему лучшему другу, и вы подумываете о самоубийстве?

Не отчаивайтесь! Приходите в наш маленький книжный магазин на улицу Бонапарта и обратитесь к Жюли. Через пару минут вы получите дельный совет, который совершенно точно поможет вам уладить недоразумение.

Именно по этой причине мне так и не удалось влюбиться в Жюли, хотя своей лучистой улыбкой и пышными волосами она напоминает молодую Одри Хепбёрн.

Меня пугают женщины, способные решить любую проблему. В отличие от меня, у Жюли все под контролем. У нее всегда есть четкий план. И разумеется, она замужем.

Поэтому бедняге Антуану рассчитывать не на что. Кстати, Антуан – это я. Мне тридцать два года, я являюсь владельцем половины нашего магазинчика и совершенно не умею планировать свою жизнь. Все, на что я способен, – ценить хорошие книги и красивое женское белье. И поверьте, ту или иную книгу рекомендую покупателям только в том случае, если она понравилась мне самому.

Обеденный перерыв я собирался потратить на неотложные дела: сдать рубашки в прачечную и пополнить запас продуктов – утром в холодильнике не нашлось ничего, кроме двух сморщенных помидоров и овечьего сыра. Скудновато даже для холостяка. Однако ближе к обеду апрельский дождь прекратился, на небе вновь засияло солнце, и дождевые капли на оконных стеклах заиграли всеми цветами радуги. Жюли воскликнула: «Черт, мне придется снова мыть витрину!» – а я ощутил неодолимое желание послать все дела куда подальше.

– Пойду выпить кофе во «Флор», – сказал я.

Жюли, которая в это время вешала в витрине объявление, попутно демонстрируя потрясающие ноги, обтянутые прозрачными чулками, презрительно изогнула свои очаровательные губки. Она не слишком жалует кафе «Флор». Подобно большинству парижан, она избегает мест, где роятся туристы. В этом отношении Жюли настоящий сноб. Но я вырос в Арле, в Париж перебрался, когда мне было семнадцать, и, должно быть, поэтому испытываю постыдную тягу к излюбленным заведениям приезжих.

Мне нравится бывать в кафе «Флор»: кофе там вкусный и крепкий, официанты проворные, да и тарталетки заслуживают самого лестного упоминания, в особенности с яблоком в карамели, они здесь особенно хороши. То, что подают под этим названием в других местах, не идет со здешними тарталетками ни в какое сравнение.

Ладно, признаюсь честно, меня греет мысль о том, что некогда здесь собиралась литературная тусовка. Особую атмосферу «Флор» не могут вытравить даже бесчисленные туристы, желающие вдохнуть воздуха, которым некогда дышали Симона и Жан-Поль[2 — Имеется в виду пара, знаменитая в парижских литературных кругах, – Симона де Бовуар и Жан-Поль Сартр.], и стаи обвешанных разноцветными пакетами, постоянно хихикающих молодых японок – они залетают сюда после грандиозного шопинга и устраивают фотосессию.

Сегодня я, по обыкновению, проделал сложный маневр между столиками, снующими туда-сюда официантами и стойками, на которых красовались пирожные, и поднялся по лестнице на второй этаж. Наверху всегда меньше народу. Я ничего не подозревал и не предчувствовал. Даже бросив взгляд в сторону своего любимого столика у дальней стены и обнаружив, что он занят, я не ощутил веяния грядущих перемен. Кто-то уселся на мое любимое место, отгородившись от всего мира газетой, только и всего. Ну что ж, я сел за другой столик, заказал кофе и два круассана и принялся листать тощую книжицу – современный любовный роман, волнующий, пронзительный и лиричный, как французский шансон. Так, по крайней мере, обещала рекламная аннотация на обложке.

Судя по донесшемуся до меня шуршанию газеты, ее отложили в сторону. Я взглянул туда, где должен был сидеть по праву, – и голова у меня пошла кругом.

Боже мой! В таких случаях принято говорить «оборвалось сердце», но не хочется повторять трюизмы. Однако поверьте, именно это я испытал. Прошу простить, что не нашел более поэтичного и оригинального выражения для описания волшебного момента, когда для меня начался иной отсчет времени, ангелы осенили мою душу своими крылами и весь мир сосредоточился на пятачке в десяток квадратных метров.

Передо мной сидела девушка с длинными волосами дивного медового оттенка. Она словно спустилась с небес… Ее большие светло-карие глаза были устремлены на меня, и в их глубине мерцали золотистые искорки. Взор ее чуть задержался на мне, на губах мелькнула улыбка. А может, мне показалось? Меня бросало то в жар, то в холод. Книга едва не выпала из рук. Да и наплевать! Зачем мне любовный роман, похожий на французский шансон, когда мое собственное сердце забилось в ритме самбы?

Это была ОНА. Женщина моей мечты. Я узнал ее с первого взгляда!

Понимаю, звучит странно, но, даже не обменявшись с ней ни единым словом, я понял: это она. Я давно рисовал ее черты в своих фантазиях, искал это лицо, не будучи уверен, что когда-нибудь найду, и расставался с девушками, поскольку каждый раз заведомо шел по ложному пути.

Пальцы мои судорожно сжимали переплет книги, идеи роились в голове, вытесняя друг друга. Я должен заговорить с прекрасной незнакомкой за соседним столиком. Но как?

Как, черт возьми, надо действовать в подобной ситуации?!

«Привет, меня зовут Антуан. Пожалуйста, не думайте, что я чокнутый. Вижу вас впервые, но уверен: вы – женщина моей мечты».

Крутой идиотизм!

«Простите… Ваше лицо кажется мне знакомым… Мы уже встречались прежде?»

Старая как мир уловка. Банально до тошноты. Годится только для людей, начисто лишенных воображения.

«Вам уже говорили, что у вас божественно красивые глаза?»

Тот, кто хочет зарекомендовать себя законченным пошляком, должен начать разговор именно так.

Обычно я за словом в карман не лезу и, знакомясь с девушками, не жалуюсь на недостаток красноречия. Но тут был особый случай. Страх ляпнуть что-нибудь не то и все испортить буквально парализовал мои речевые способности.

– Пожалуйста, мсье!

Официант поставил передо мной маленький серебряный поднос с кофе, круассанами и горячим молоком, и его профессионально-скучающий взгляд скользнул по пустым столикам, с которых нужно было убрать посуду.

Тем временем женщина моей мечты грациозным движением высыпала пакетик с сахаром в стакан с апельсиновым соком. Я умирал от желания покрыть поцелуями каждый из ее восхитительных пальчиков.

Словно прочитав мои мысли, она слизнула с указательного пальца крошки сахара и вновь посмотрела на меня. На шелковой коже ее щек я различил крошечные веснушки, делавшие мою избранницу еще привлекательнее. В глубоком вырезе маленького черного платья посверкивало изящное ожерелье из золотых и хрустальных бусин, под тканью угадывались маленькие круглые груди, приковавшие мой взор. Мысль о том, как было бы здорово расстегнуть ее кружевной лифчик и выпустить на волю этих милых белых голубок, затмила мой рассудок. Я судорожно сглотнул, отвел глаза, но через мгновение не выдержал и опять взглянул на девушку. Она несомненно заметила, что я на нее пялюсь. Наши взгляды встретились, и в глазах ее заиграли веселые огоньки, алые губы тронула улыбка.

Я улыбнулся в ответ и попытался придать своему лицу благожелательное, умное и слегка загадочное выражение.

Надеюсь, мои усилия увенчались успехом и я стал походить на Брэда Питта. Порой я – вылитый Брэд Питт, по крайней мере, так утверждает Жюли. Вспомнив об этом, я воспрянул духом. Честное слово, я недурен собой. До сих пор похож на мальчишку, но многим женщинам это нравится. Я выпрямился и вздохнул полной грудью.

Она выжидающе смотрела на меня.

«Давай же, действуй, придурок! – приказал я себе. – Подойди к ней и заговори».

Во рту у меня внезапно пересохло. Я сделал большой глоток горячего кофе и обжег язык. Мысленно чертыхнулся и с грохотом поставил чашку на стол, – казалось, оркестр заиграл Штокхаузена[3 — Карлхайнц Штокхаузен – немецкий композитор, один из лидеров музыкального авангарда.]. Кофе при этом расплескался. Чертовски изысканные манеры!

Девушка прижала руку к губам и прыснула со смеху.

Я вытер салфеткой кофейную лужу на столе и растянул губы в виноватой улыбке. Обычно я не бываю таким увальнем, но как ей это объяснить? Она заставляла меня нервничать, как ни одна женщина прежде. Но, судя по всему, мое идиотское поведение не отпугнуло красавицу. Она продолжала смотреть на меня, игриво накручивая на палец медово-белокурый локон.

Господи, в тот момент я отдал бы полцарства за сигарету! Я инстинктивно потянулся к карману и тут же вспомнил про закон против курения, будь он трижды неладен! Ну полное извращение! Я имею в виду кофе и табак – они неотделимы друг от друга. В западном мире так было испокон веков. Все эти запреты лишают нас привычного образа жизни и фактически наносят удар по целой культуре. Кто из чиновников, узаконивших эту чушь, дал себе труд задуматься, каково приходится влюбленному мужчине, лишенному возможности закурить в кафе? Отнимать у него сигарету просто бесчеловечно!

«Хватит разводить философию на пустом месте, недотепа! – возмутился мой внутренний голос. – Самое время подойти и предложить девушке кофе. „Вы не откажетесь выпить со мной чашечку кофе, вы не откажетесь выпить со мной чашечку кофе?“» – Фраза эта вертелась у меня в мозгу, вызвав приступ головокружения.

Но, прежде чем с моего языка сорвалось хотя бы слово, женщина моей мечты вскочила с места и, просияв, махнула рукой. Увы, махала она не мне. Краешком глаза я увидел темноволосого мужчину, который целеустремленно шагал к столику моей избранницы. Он выглядел как профессор Северус Снейп в свои лучшие дни.

– Как дела, моя красавица?

Он обнял ее и уселся напротив, непринужденно бросив куртку на спинку стула.

Моя красавица? Раздосадованный донельзя, я уставился на нахала, который совершенно не замечал, что спину его буравит враждебный взгляд.

Мне отчаянно хотелось придушить этого гнусного типа. Ну надо же явиться так не вовремя! Испортить такой момент! Увы, вынужден признать, что очаровательная незнакомка придерживалась иного мнения. Она улыбалась своему визави, болтала с ним, а обо мне и думать забыла. Таковы они, женщины!

Снейп между тем обнаглел до того, что взял ее за руку. Она смотрела ему в глаза чертовски нежно. Страдания, которые испытывал я в то мгновение, можно сравнить лишь с муками грешника на адской сковородке.