Ярослава Лазарева

Возмездие полнолуния

Часть первая

Снежан

Душа полна тоской и страстью…

Она покоя лишена.

Любовь – дорога в ночь, в ненастье,

Под вспышки молний. Лишь она

Сквозь бурю приведет нас к счастью!

    Григорий Грег[1 — Григорий Грег – псевдоним современного российского поэта. Настоящая фамилия неизвестна. (Прим. атвора.)]

Гонконг встретил нас сияющим солнцем. Несмотря на январь, погода здесь была весенняя. Мы летели через Харбин, а так как я плохо переношу самолеты, то чувствовала себя неважно. Когда мы высадились в международном аэропорту Гонконга и пересели в такси, я видела только сияющее небо и солнце и старалась глубже дышать в открытое окошко. Влад сидел рядом и крепко обнимал меня.

– Лилечка, ты что-то очень бледна, – прошептал он мне на ухо.

Стас, который сидел рядом с водителем, обернулся и глянул на меня с явной тревогой. Но я улыбнулась и сказала, что все в порядке.

– Скоро приедем в гостиницу, там отдохнешь, – заметил Рос.

– Конечно, конечно, – тихо ответила я и положила голову на плечо мужа.

Влад мягко коснулся губами моей макушки и крепче обнял меня.

Братья приехали в Гонконг на выступления. Их гимнастическое шоу пользовалось большой популярностью, платили очень неплохо, и Стас уже в третий раз привез шоу сюда. Я до последнего момента сомневалась, стоит ли мне уезжать из селения. Недавние события внушали тревогу. Нора и Злата – эти две вампирши, испытывали ненависть лично ко мне. В этом я не сомневалась. Так получилось, что именно я уничтожила их души. Они обе до превращения в вампиров были оборотнями – черными рысями. А уничтожить черную рысь можно только растворив в кислоте ее черную жемчужину. У всех оборотней-рысей души заключены именно в жемчужины. У меня – в малиновую, так как с недавнего времени я тоже девушка-рысь, как и мой муж Влад и его братья Стас и Рос. И у них жемчужины малиновые. Но не только цветом наших душ мы отличаемся от черных рысей. Племя славов, к которому мы принадлежим, само по себе миролюбиво, старается не вступать ни в какие междоусобные войны, жить с другими оборотнями в мире и не соваться без нужды на их территории. Но черные всегда являлись настоящими исчадиями ада, они несли только смерть. Люди и славы в свое время объединились, чтобы избавить землю от этих монстров. И казалось, что им удалось. Однако они уничтожили не всех. Злата и ее мать Нора были именно черными. И волею случая мне удалось растворить их души в кислоте. Но каковы повороты судьбы! Они не погибли, мало того – обе стали вампирами. И я не сомневалась, что они мечтают лишь об одном – уничтожить меня. По этой причине братья отправили меня в селение славов, укрытое в тайге. Территория тщательно охранялась, чужаков не пускали. Вампиры и оборотни издавна враждуют, но не стремятся без нужды истреблять друг друга. Тем более миролюбивое племя славов старается избегать конфликтов. Мало того, у нас даже есть друзья среди вампиров. Хотя друзья – это слишком громко сказано. Скорее, среди них есть те, кто относится к нам неплохо. Один из них, по имени Дино, не раз выручал меня в сложных ситуациях. Ему я могла доверять, даже несмотря на то, что он вампир.

Новый год мы встретили в селении. Это был большой праздник, и именно в новогоднюю ночь хранитель племени Венцеслав провел обряд и мы с Владом стали законными мужем и женой. У нас есть свой дом, мне в нем очень хорошо. И так не хотелось покидать безопасное селение! Братья настаивали, чтобы я осталась в тайге. Они тоже беспокоились из-за сложившейся ситуации и не хотели зря рисковать. Я встала перед выбором: или разлука с обожаемым мужем, или я еду вместе с братьями и покидаю безопасное место. Я выбрала второе, так как с трудом представляла, что на две недели разлучусь с Владом. Я не могла без него ни дня. Когда я сообщила о своем решении, он неприметно улыбнулся, и я поняла, насколько он рад, что я еду с ними. Стас, правда, поворчал о нашей безрассудности, но я заверила, что буду предельно осторожна. К тому же у меня имелся могущественный талисман. Я получила его в дар от нашего друга Грега. Он защищал от любых иных сущностей, в том числе и от вампиров. Когда он находился в серебряном футляре, то его энергия как бы гасилась. Но стоило мне открыть футляр, как талисман разил всех «иных», находящихся поблизости. На меня он не действовал, так как я знала рецепт особого травяного настоя и вовремя приняла его. Дала я этот чудодейственный настой и Владу, так что на него энергия талисмана тоже никак не влияла. Но Стас и Рос не были от нее защищены, поэтому в их присутствии я воспользоваться этим средством не могла.

Такси ехало около получаса, и, когда я уже хотела сказать, что больше не могу и хочу выйти из машины хотя бы на пять минут, водитель затормозил, пытаясь найти место для парковки. Я выглянула в окошко и поняла, что мы подъехали к гостинице. Она была современной на вид, многоэтажной.

– Шангри Ла[2 — Отель Kowloon Shangri-La.], – прочитала я название.

– Я выбрал именно этот отель по той простой причине, что здесь категорически запрещено заселяться с любыми домашними животными, – пояснил Стас.

– Это хорошо, – пробормотала я.

Я уже не раз сталкивалась с тем, как животные реагируют на наше появление. Они не выносили оборотней, начинали буквально сходить с ума и визжать, как только мы появлялись в поле их зрения и обоняния. Поэтому главный критерий выбора меня совсем не удивил.

Стас забронировал два номера, и меня порадовало, что я могу остаться с Владом наедине.

– Одни расходы с этой твоей женитьбой, – шутливо заметил Стас, когда мы поднялись на свой этаж. Он дал чаевые и отпустил служащего, который нес наши вещи. – Раньше прекрасно занимали один номер! А сейчас подавай вам отдельный! А цены в Гонконге о-го-го! Недаром город считается одним из самых дорогих в мире.

– Незачем было выбирать такую дорогую гостиницу! – спокойно заметил Влад и открыл дверь в наш номер. – Могли бы прекрасно обойтись какой-нибудь подешевле и на окраине… А тут-то! Вот это вид! – восхищенно добавил он, когда вошел в номер. – Это же залив Виктория!

– Наслаждайтесь! – рассмеялся Стас нам вслед. – Все-таки вы молодожены!

Братья отправились в соседний номер, а мы стали устраиваться. Я уже пришла в себя и быстро разложила немногочисленные вещи в шкафу. Номер был, на мой взгляд, роскошный. Он состоял из спальни и гостиной. Особенно меня покорили огромные от пола до потолка окна. Стекла ослепительно чистые и совсем не мешали наслаждаться открывающимся видом на залив. Многочисленные суда сновали по нему, длиннющие полосы мостов тянулись с острова Гонконг на полуостров Коулун. Небоскребы блестели в лучах солнца узкими застекленными боками.

Влад подошел и обнял меня. Я прислонилась к нему, но продолжала любоваться видом на гавань.

– Стас мне сказал, что в отеле есть крытый бассейн, – прошептал Влад мне на ухо. – Если хочешь, то можно поплавать.

– Вот как? – улыбнулась я и повернулась к нему. – Это ты к чему?

– Помню, что ты раньше обожала купаться, – с улыбкой сказал он и заглянул мне в глаза. – Тебя ведь это расслабляло.

Я вдруг увидела в его глазах появившуюся картинку, но не подала вида, так как мне стало любопытно узнать, о чем он сейчас думает. Конечно, Влад, как и все славы, с детства учился контролировать трансляцию своих мыслей на радужку глаз, но когда он очень волновался или, наоборот, пребывал в покое и полностью доверял тому, кто рядом, то его мысли превращались в своего рода картины и их можно было увидеть. Сейчас я видела большое озеро, по которому плыла на спине. Я была обнажена, мое тело хорошо видно в прозрачной воде, распущенные волосы колышатся вокруг головы, словно длинные водоросли. Влад наблюдал за мной с толстого свешивающегося над водой сука. Я вспомнила, что когда еще была обычной девушкой, то летом приезжала к бабушке в деревню и подолгу гостила там. Эта деревня находилась почти на границе территории славов, и местные избегали ходить в тайгу в ту сторону, так как отлично знали, кто их соседи. Правда, я об этом даже не подозревала, а бабушка была или настолько стара, что просто забыла предупредить меня об этом, или вообще не придавала значения местным преданиям о людях-рысях. Однажды в жаркий летний денек я плавала обнаженная в озере, и Влад сейчас вспоминал именно об этом. Он тогда в виде зверя затаился на сосне, низко свешивающейся над водой, и наблюдал за мной. Когда я его заметила, он удрал, оставив на стволе цветок водяной лилии. Эти лилии были священными цветами рысей, и если слав дарил его своей половинке, то таким образом признавался ей в вечной и верной любви.

– Та лилия была очень красива, – прошептала я, не сводя с него взгляда.

Влад моргнул и залился краской.

– Но и эта хороша! – засмеялась я, забавляясь его смущением и поднимая руку.

На пальце сверкало кольцо с бриллиантовой лилией, которое Влад подарил мне, когда сделал предложение.

– О чем ты только думаешь! – с притворным возмущением проговорил он.

– Я?! Да ведь это ты только что представлял меня голой! Я все видела в твоих глазах!

Я расхохоталась и погрозила ему пальцем.

– Просто подумал, что ты захочешь поплавать, чтобы снять напряжение после перелета! – ответил он и схватил меня в объятия. – Поэтому и заговорил о бассейне в отеле!

– Правда? – не унималась я. – А вот мне кажется, что ты думал не только об этом! Я все видела! Не отпирайся!

Но Влад лишь смущенно засмеялся и потащил меня в спальню. Я притворно возмущалась, шутливо отбивалась, но вскоре ощутила такой сильный прилив желания, что перестала сопротивляться и позволила ему делать все, что он хочет.

Когда мы пришли в себя, Влад встал с кровати.

– Я в душ! – бросил он и исчез за дверью.

Я потянулась. Тело ныло от недавних бурных ласк, губы горели от поцелуев. Но как же я была счастлива! Я любила Влада и то, что мы были вместе, считала чуть ли не чудом. Вначале я была растеряна, когда начала осознавать, что постепенно превращаюсь в рысь, но сейчас понимала, что поистине все в этом мире – к лучшему!

Когда Влад вышел из душа, я залюбовалась его обнаженным телом с капельками влаги на коже, рассыпанными по плечам мокрыми волнистыми волосами, сияющими медово-золотистыми глазами. И вздохнула – настолько глубоким было счастье.

– Знаешь, – тихо проговорила я, беря его за руку и притягивая к себе, – как только я стала рысью, то поняла, что вода не моя стихия.

– Значит, в бассейн ты не хочешь? – сделал он вывод и засмеялся, так как я начала щекотать его, проводя ноготками по животу.

– Определенно нет, – ответила я и потянула его к себе.

В этот момент в номер постучали.

– Вот досада! – сказал Влад, отрываясь от моих губ. – Забыл повесить табличку «Не беспокоить»!

– А не будем открывать! – беззаботно произнесла я и обняла его за шею.

Раздался повторный стук. Влад вскочил и бросился к двери.

– Ну вы что, совсем головы потеряли? – услышала я возмущенный голос Стаса, слетела с кровати и накинула халат. – Мы же договаривались, что пойдем обедать! Или уже забыли?

– Да они сыты любовью! – сказал Рос.

Я плотно запахнула халат, вышла из спальни и улыбнулась.

– Лиля! – продолжал возмущаться Стас. – Времени уже прошло предостаточно! Для всего, – со значением добавил он. – Не забывай, что у нас режим и мы должны вовремя принимать пищу и спать. Шоу отнимает очень много сил. Или ты хочешь, чтобы твой муж упал прямо на сцене?

– Нет, конечно! – засмеялась я. – И не нужно сгущать краски!

– Короче, даю вам пять минут, – сурово произнес он. – Ждем!

И братья покинули наш номер.

Я молча открыла шкаф.

– На улице плюс десять, – сообщил Влад.

– Тепло! – пробормотала я, изучая вешалки. – Но я думала, что мы пообедаем в ресторане отеля.

– Стас еще в прошлый наш приезд нашел одно весьма примечательное даже для Гонконга заведение, – сказал Влад и начал натягивать джинсы. – Наверняка, он захочет отправиться туда.

– И что это за место? – поинтересовалась я и достала черные обтягивающие джинсы и свободную хлопковую рубашку.

– Для сыроедов, как объяснил мне Стас. Там только сырая пища, и каждый может найти что-то на свой вкус.

– И мясо? – изумилась я.

– Говорю же – на любой вкус! – ответил Влад. – Там даже имеются клетки с собаками. И можно заказать понравившуюся тебе.

– Как интересно! – облизнулась я. – Но собаки при виде рысей, должно быть, впадают в панику.

– Да, в прошлый раз они визжали, когда мы к ним подошли, но там на это никто и внимания не обращает, тем более клетки стоят за кухней.

Я вдруг ощутила во рту вкус сырого мяса и сглотнула слюну. Жалости к собакам, предназначенным для еды, я не испытывала. После обращения я стала принимать судьбу любой твари как должное. Есть хищники и есть их жертвы, так уж заведено в природе.