Ярослава Лазарева

Василиса и Ветер

Глава первая

Загородный дом Аркадия Валерьевича оказался похожим на замок. Когда шофер остановил машину у широкой лестницы и помог Василисе выбраться, она закинула голову, оглядела высокие кирпичные стены, огромные окна и присвистнула. Двери, похожие на ворота кафедрального собора, в этот момент распахнулись, на пороге возник человек в строгом сером костюме. Василиса вытянула шею и начала улыбаться, так как он был средних лет, подтянут и хорош собой. Но он отодвинулся и замер. В дверях появился другой, намного старше. Он легко спустился по лестнице и остановился перед Василисой. Она начала смущаться, так как мужчина произвел на нее впечатление. Он был строен, высок, в меру накачан, с густыми красиво подстриженными седыми волосами, загорелым лицом и пронзительно черными глазами. Белые джинсы и белая футболка красиво подчеркивали его тело. Трудно было определить его возраст.

«Вот это да! – думала Василиса, глядя на его спортивную фигуру. – Сколько ему? Пятьдесят? А может и больше! Так и не поймешь! Вот тебе и дедуля!»

– Василиса? – спросил он и широко улыбнулся.

Зубы оказались нереально белыми, и на загорелом лице улыбка выглядела ослепительной.

– Аркадий Валерьевич? – ответила она в тон ему.

– Он самый! Очень приятно! Ну что мы стоим? Пошли в дом!

– Ты хочешь сказать, во дворец, – заметила она, начиная расслабляться и вдруг легко переходя на «ты».

Но Аркадий нахмурился, хотя его лицо тут же приняло прежнее приветливое выражение. Он посмотрел на нее более внимательно. Василиса, видя, что происходит что-то не то, сделала невинные глаза и мило улыбнулась. Он приподнял брови, затем взял ее под локоть и повел наверх к распахнутым дверям, возле которых все также стоял мужчина в сером костюме.

Когда они зашли внутрь, мужчина тихо закрыл двери за их спинами. Василиса увидела огромную гостиную, обставленную очень светлой мебелью. Некрашеное дерево в сочетании с коваными элементами понравилось ей. Обилие домотканых на вид ковриков, вышитых вручную подушечек, глиняных ваз с букетами полевых цветов привели ее в восторг.

– Как тут хорошо! – искренне восхитилась она и закружилась между креслами. – Даже чем-то на деревню походит.

– А мы и так в деревне, – сообщил он. – И называется она Барвиха. Слышала про такую?

– Не-а, – равнодушно ответила Василиса. – Я в Москве недавно. Еще и в городе-то ничего толком не знаю, чего уж говорить про местные деревни! Хотя, конечно, это коттеджный поселок, как я понимаю, – важно добавила она. – Ты, поди, и в настоящей-то деревне ни разу не бывал! Ой! – спохватилась она. – Ничего, что я на «ты» с таким важным господином?

– Как тебе удобно, – ответил он.

– Ага, тогда лучше сразу по-простому, – довольно ответила девушка. – Ну, так что скажешь про деревеньки? Дальше этого вашего МКАДа и не был? Не видел глубинку-то?

Аркадий тихо рассмеялся, покачал головой и сказал, что много ездил по свету и по стране. Василиса закончила бегать по гостиной и все рассматривать и уселась на диван. Она уже окончательно расслабилась. Ей нравился Аркадий, нравился этот дом, к тому же она понимала, что попала в гости к очень состоятельному и важному человеку.

– Чего-нибудь хочешь? – поинтересовался Аркадий и сел напротив нее в кресло.

– Газировки, только сладкой, – ответила она и заболтала ногами, скидывая сандалии. – А можно мне босиком? – все-таки спросила она. – А то жарко уж больно. А у тебя пол деревянный, да и коврики вроде не синтетика.

– Делай, как тебе удобно, – мягко ответил он. – А может, хочешь поплавать?

– Ой! – обрадовалась Василиса. – А тут речка рядом есть или пруд какой? Да я сто лет уже не купалась! Только и делаю, что на этом заводе парюсь или с Сев…

Она замолчала и слегка покраснела.

– На заднем дворе есть бассейн, – сообщил Аркадий.

– Да иди ты! – округлила она глаза. – Настоящий? Как в кино?

– Настоящий, – подтвердил он и встал. – Тебе нужен купальник?

– Хотелось бы, – кивнула она. – Только где ж я тебе его возьму? С собой-то не прихватила, не думала, что смогу искупаться! Вот незадача!

– Это не проблема! – улыбнулся Аркадий. – Пойдем со мной.

Он направился в угол гостиной, Василиса двинулась за ним, оглядываясь по сторонам. Она никак не могла налюбоваться окружающими ее вещами. Такие изысканные интерьеры она видела только в голливудских фильмах.

Они начали подниматься по деревянной лестнице с витиеватыми коваными перилами. Когда оказались на втором этаже, Аркадий быстро пошел по коридору в конец. Потом открыл одну из дверей и пропустил Василису вперед. Она зашла и замерла в восхищении. Комната выглядела очень уютной и явно предназначалась для девочки. Тканевые обои жемчужного цвета украшали гирлянды нежно-розовых букетиков. Воздушные бледно-голубые портьеры закрывали окна пышными складками. Их края были подвязаны атласными белыми лентами. Пол застилал пушистый белый ковер. Над кроватью нависал светло-розовый полог. Множество мягких игрушек лежали и на полу и на кровати и на полках. На одной из стен Василиса увидела свои фотографии в виде огромных постеров. Девушка остановилась перед ними и зарделась. Выглядела она на них весьма двусмысленно: этакий сексуальный, но совсем юный ангелочек. Аркадий подошел и остановился позади нее. Она ощутила его дыхание на своей шее, и жаркая волна волнения и страха пробежала по ее телу.

– Ты прелестна, – тихо заметил он. – Поговорим?

Василиса повернулась и столкнулась с его пристальным взглядом. Его глаза казались настолько черными, что даже неразличимы были зрачки.

– У тебя ко мне какое-то деловое предложение? – с трудом преодолевая волнение, произнесла она, отодвинулась и села на пуфик.

Аркадий, к ее удивлению, устроился на полу возле ее ног.

– Будем говорить откровенно, – начал он. – Я человек взрослый и прекрасно отдаю отчет в своих желаниях и потребностях. А так как меня невыносимо тянет к очень юным девушкам, то я подумал, что пора мне решить эту проблему. Я понятно говорю?

– Ну, я же не дурочка, – ответила она и надула губы. – Хочешь сказать, что ты педофил? Знаю про это, «Лолиту» читала даже, вот! Ты и фотки мои поэтому заказал Олегу. Он талант, что и говорить! Такие из меня картинки сделал, что упасть можно. Видела, конечно, у него на мониторе, но тут-то таких размеров! Я и не узнаю себя! Такая сладкая конфетка вышла. Слюни, поди, так и текут у тебя… ой! Прости!

Аркадий улыбнулся, но промолчал.

– Я вот не вижу в тебе ничего такого уж страшного, – продолжила Василиса. – И ты вообще очень даже симпатичный, прямо как звезда кино… на Шона Коннери даже чем-то похож! Точно! А я его с детства обожаю! Обалдела, когда его в «Первом рыцаре» увидела! Такой там седой… благородный, прямо как ты! А потом все фильмы с ним про Джеймса Бонда пересмотрела и не раз. Ну там-то он молодой еще! И ты вот, смотрю, такой же красавчик!

– А ты думаешь, что я должен быть обязательно страшным? – усмехнулся Аркадий. – Интересно, почему?

– Так ты ж извращенец! – ответила она, округлив глаза. – Нормальный-то мужик с ровесницей хочет, ну или немного моложе, а тебя на малолеток тянет. Это что-то с головой явно! А тебе сколько лет?

– Шестьдесят три месяц назад исполнилось, – сообщил он.

– Офигеть! Я думала, что может чуть за пятьдесят. Хотя, ты знаешь, если честно, в моем возрасте все, что за тридцать, кажется совершенно неопределимым. Правда! Думаешь, что ему за тридцать, и все на этом! Была охота выяснять, сколько на самом деле. Лично мне это без интересу!

– Понятно, – сказал Аркадий, видя, что она замолчала. – Значит, по-твоему, я извращенец?

– А то! – уверенно ответила она. – Где жена-то? Была ведь, наверняка!

– Была, – кивнул он, – но я не хочу это обсуждать.

– В общем, ты хочешь себе юную любовницу, – заявила Василиса. – И решил, что я тебе подхожу. Да только сразу хочу тебе сказать, что я не по этим делам! А что я тебе позвонила, да сюда приехала… это… знаешь, просто из любопытства! Интересно было поглядеть на мужика, который заплатил такие деньжищи за мои фотки.

Аркадий вдруг рассмеялся. Потом погладил ее голые колени.

– Ты очень красива, – мягко проговорил он, – и, главное, пока не испорчена столичными соблазнами.

– Да какие уж тут у вас соблазны! – со вздохом ответила она. – Ты поработай-ка на заводе весь день в грязи да шуме, к вечеру только одно на уме: добраться до дома, да и упасть в кровать. Хотя, по большому счету, и дома-то у меня своего нет. У тети живу. Ну ты это наверняка знаешь, поди, справки обо мне навел, раз так интересуешься!

– Да и мозг, как я вижу, пока не замутнен, – с улыбкой сказал Аркадий.

– Хочешь сказать, что я тупая? – тут же обиделась Василиса.

– Девочка, ты все говоришь за меня, – мягко заметил он. – Пора научиться выслушивать людей, а не приписывать им свои мысли. Это для жизни крайне полезно.

– Ничего я не приписываю! – упрямо проговорила она, нахмурила брови и начала грызть ногти.

Аркадий молча наблюдал за ней. Она наморщила нос, потом покраснела и начала смеяться.

– А вообще, это я от смущения несу всякую чушь, – вдруг заявила Василиса. – Я с такими господами и не общалась никогда. Так что ты это… скидку-то делай на мою неопытность. И потом… давай говорить откровенно, раз уж я тут оказалась! Ты же должен понимать, что непросто было мне решиться приехать сюда! Прикинь, что я-то должна думать? Какой-то старый извращенец заказал для своих утех фотки с юной девушкой, одетой в пижамки для детсадовок… Ой! Не обижайся, но так вот я и думала! Да еще и дал свою визитку фотографу, чтобы тот мне ее сунул. И зачем? Вот что нормальная девушка подумает?

– Ты сказала, что прочитала «Лолиту», – после паузы ответил Аркадий. – Честь и хвала Набокову, что он не побоялся поднять в литературе такую тему. К тому же он выписал все нюансы чувств взрослого мужчины, которого тянет к юной девушке. Уверяю, что в душе каждого из нас намешано столько всего, что лучше и не копаться в этом. А любоваться юностью вполне естественно. Но здесь настолько тонкая грань, что это любование может постепенно перейти к тяге на маленьких девочек. И примеров тому множество. Но это личное дело каждого мужчины, а отвечать за всех я не намерен. Я привык отвечать только за себя, у меня свои собственные критерии оценок того, что хорошо, а что плохо.

Василиса слушала внимательно, но пока не могла понять, куда он клонит. Аркадий замолчал.

– Ну-ну, своя оценка, – сказала она. – И что дальше?

– Тебе, думаю, все это неинтересно, – заметил он.

– Почему же? Ты просто короче излагай. В чем суть-то?

– Суть? – переспросил Аркадий. – Суть в том, что я не встречаюсь с малолетками, хотя такую возможность имею. В наше время можно купить все, имея деньги, и даже пятилетних девочек.

– Мерзость какая! – возмутилась она и села, скрестив ноги калачиком.

– Да, я тоже так считаю, – согласился он. – Поэтому хочу предложить тебе игру, за которую я буду платить.

– Ну-ну? – тут же оживилась она.

– Мы будем периодически встречаться, но ты будешь одеваться как подросток и постараешься вести себя также. Ничего в этом предосудительного нет. Мы даже уголовный кодекс не нарушаем, ведь тебе уже есть шестнадцать?

– Недавно семнадцать исполнилось, – сообщила она.

– Замечательно! Согласна?

– И это все? – настороженно спросила Василиса. – А ты ко мне лезть не будешь?

– Ну что за прямолинейная девочка! – усмехнулся он. – Я не люблю строить планов. Все должно происходить естественно, понимаешь?

– А я сюда должна приезжать? – уточнила Василиса. – У тебя, конечно, клево, но вообще-то я работаю. Ну, ты это уже знаешь! Замается твой шофер возить меня туда-сюда.

– Это не проблема, – улыбнулся Аркадий. – Странно, что ты не спрашиваешь про деньги. Или тебя это совсем не интересует?

– Здрасьте, не интересует! Еще как! На заводе копейки получаю, родителей нет, если хочешь знать, все сама.

– Я в курсе, – заметил Аркадий. – Но ведь ты не все сама!

И он пристально на нее посмотрел. Василиса покраснела и замялась. Но потом подумала, что наверняка Аркадий навел справки и глупо что-то скрывать от него.

– Да, в данный момент мне помогает один парень, Сева зовут, и я даже живу с ним, – с вызовом произнесла она. – А ты что думал? Каково это в столице бедной девушке?

– Что ты так разволновалась? – мягко спросил Аркадий. – Мне как раз понятно. Я ведь не тинэйджер, которому все объяснять нужно. Но давай договоримся: если ты принимаешь мое предложение, то пока мы общаемся, ты меня не обманываешь. Пойми, что я все равно узнаю, так что нет смысла встречаться с парнями за моей спиной.

– Согласна, – сказала она. – Да только не знаешь ты ничего! У меня ведь с этим Севой и не было никакого интима, хочешь верь, хочешь нет. Ни разу! Он, конечно, приставал ко мне, в любви клялся, но я ни-ни! И у меня свои принципы имеются. Да, мы жили в одной квартире, да только как приятели и ничего более. А что ты думаешь, каково мне у тетки в проходной комнате? Не очень-то сладко без своего угла… хотя тетя Варя добрая, меня приютила.

– Ты не волнуйся, Василиса, – ласково проговорил Аркадий. – Я все понимаю!