Наталья Павлищева

Мадам Помпадур. Некоронованная королева

Счастье в жизни предскажет гаданье…

Мадам Лебон так устала… не хотелось никого ни видеть, ни слышать… Что-то сегодня тяжело дались гадания, надо подумать о том, чтобы сократить количество посетителей. Средств к существованию достаточно, можно и не вкладывать столько сил в каждое пророчество, чтобы не потерять слишком много энергии, не то на саму себя не останется.

Она чуть хрипловато крикнула Розалине:

– На сегодня достаточно, остальные пусть придут завтра.

Конечно, это расстроит тех, кто не смог попасть немедленно, но надо же считаться и с ее возможностями. Большинству просто нечего говорить, который день ни единого яркого лица, у всех совершенно обычные судьбы, даже придумать нечего. И зачем им нужно знать свое бесцветное будущее?

Услышав за дверью шум разочарованных отказом посетителей, она решила прийти на помощь Розалине и попросить оставшихся явиться завтра с утра, мол, сегодня слишком устала.

Ожидавших в приемной было немного – меньше десятка человек. Мадам Лебон скользнула по ним взглядом, словно проверяя, нет ли чего интересного, и уже открыла рот, чтобы попросить покинуть ее дом до завтра, как вдруг увидела женщину с девочкой лет восьми-девяти. Обычная женщина и обычный ребенок, из тех дурнушек, которые со временем вырастают в хорошеньких барышень или так и остаются серыми мышками. Но на мгновение, всего на мгновение Лебон увидела ее совсем другой – блистательной дамой рядом с… королем!

С трудом справившись с желанием просто потрясти головой, гадалка замерла и вдруг знаком позвала женщину с девочкой за собой, пробурчав:

– Остальные завтра.

В комнате полумрак, так гадалке проще отрешаться от окружающих житейских проблем и вообще от суетного мира за дверью.

Посетители, видно, выходили из приемной, оттуда доносились голоса и шаги, но это уже не было важно для Лебон, она села на свое место, достала новую колоду карт и кивком указала на стул по ту сторону большого стола. Женщина примостилась на краешек, девочка встала рядом.

Под пронзительным взглядом гадалки Жанне было жутковато. И зачем матери понадобилось вести ее к этой страшной женщине? Зачем ей знать свое будущее? Жила бы и жила, как раньше.

Взгляд гадалки притягивал, девочка невольно уставилась в черные, как сама ночь, глаза своими зелено-голубыми, непонятного цвета большими очами. Лебон прощупывала ребенка, недовольно морщась. То, что она уже видела в будущем этого тощего голенастого создания, никак не сочеталось с настоящим. Мать явно небогата, экономит на всем, вон как вцепилась в старенький кошелек с небольшой суммой денег, наверняка принесла ровно столько, сколько гадалка берет за сеанс, и ни единого су лишнего.

Но не мать интересовала гадалку, даже если женщина попросила бы поведать о собственном будущем, Лебон стала говорить о девочке. Она могла сказать все уже сейчас, но хотела, чтобы карты подтвердили видение, а потому старательно тасовала колоду, продолжая разглядывать девочку.

Тощий голенастый жеребенок, одни углы, никакой фигуры и неизвестно, будет ли, только большие глаза непонятного цвета, в которых кроме страха ум, причем немалый. А еще губки бантиком, словно созданные для жарких поцелуев. Но гадалку не обмануть: ни сейчас, ни потом это создание этих самых поцелуев жаждать не будет, она холодна как статуя. Нет, девочка живая, умненькая, хотя и перепуганная, но она внутри холодна к мужчинам и такой останется навсегда. Мать может не бояться за девственность дочери и не ждать амурных страстишек с молодыми людьми, а будущий муж – супружеской неверности, пыл не тот. Скорее эта малышка (Лебон не сомневалась, что девчонка почти не подрастет) будет любить кого-то единственного и всю себя ему отдаст.

Лебон даже губами пожевала, тогда почему же она видит такое будущее? Французские короли вовсе не отличались монашеским поведением издревле, да и дама рядом с королем в ее видениях тоже не монашка… Однако нынешний король Людовик XV – примерный семьянин и любовниц просто не имел.

– Как тебя зовут?

– Жанна Антуанетта.

Мать затарахтела:

– Расскажите о ее будущем. Выйдет ли дочь замуж?

– Замуж? – Эти клуши, приводящие дочек, вот таких тощих или, напротив, упитанных, как копченые свиные окорока, всегда хотят знать одно – выйдут ли их глупышки замуж. Интересно, а сама девчонка хочет знать это же? – Ты тоже хочешь знать, выйдешь ли замуж?

Девочка пожала плечами, гадалка была права, ей все равно.

Сделав отвращающий знак и прошептав нужные слова (мало ли что покажут карты, всегда надо защититься самой), Лебон разложила их веером, и с каждой следующей картой в ней крепла уверенность, что чутье не обмануло, карты подтверждали то, что увидела внутренним зрением.

Мать напряженно наблюдала, она никогда не бывала у гадалок, а потому не поняла, что поведение Лебон необычно, гадалки редко сами делают первый шаг, а уж тем более не разглядывают клиентов вот так откровенно, это лишь в том случае, когда видят что-то необычное. Зато странность поняла Розалина, она с интересом посмотрела на девочку, ничего не увидела и тихонько замерла в углу, словно готовясь снять нагар с основательно прогоревшей свечи.

Читать легальную копию книги