Дженнифер Арментроут

Отступник

Каждому читателю, который в какой-то момент наткнулся на книгу «Обсидиан» и подумал: «Пришельцы в старших классах школы? А почему бы, черт возьми, и нет? Мне встречались и более странные вещи». И, в конце концов, полюбил Кэти и Дэймона и компанию так же, как люблю их я.

И это для вас. Спасибо.

Jennifer L. Armentrout

OPPOSITION

Copyright © 2014 by Jennifer L. Armentrout

© А. Шульгат, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Глава 1

Кэти

У меня давным-давно сложился этот план – на тот маловероятный случай, если я застану всю эту историю с концом света. Предполагалось, что я залезу на крышу и врублю песню группы R.E.M. «Наступил конец света, каким мы его знаем (и я в полном порядке)» на такой громкости, на какой только человеческое ухо может выдержать, но в реальности все редко получается так классно, как задумывалось.

Это действительно случилось – все в мире, каким мы его знаем, подошло к концу, и, черт подери, ничего хорошего в этом не было. А уж тем более классного.

Открыв глаза, я слегка отодвинула хлипкую белую занавеску и выглянула из окна – скользнула глазами по крыльцу и опустевшему двору, всмотрелась в густую зелень, окружавшую дом, который Люк скрывал в лесах Кер-д’Алена, города в штате Айдахо, название которого я даже не знала, как правильно произнести или написать.

Двор был пуст. Сквозь деревья больше не пробивался мерцающий, безупречно белый свет. Вокруг не было ни души. Поправка: не было вообще ничего. Не чирикали птицы и не перепархивали с одной покрытой листвой ветки на другую. Лес тоже казался пустым, лишенным своих суетливых обитателей. Не слышалось даже негромкое гудение насекомых. Все тихо и неподвижно и самым жуткофигительным образом лишено каких бы то ни было звуков.

Мой взгляд остановился на лесной чаще – я не могла оторваться от того места, где в последний раз видела Дэймона. Сильная, пульсирующая боль заполыхала у меня в груди. Казалось, та ночь, когда мы заснули на диване, случилась в какие-то незапамятные времена, хотя на самом деле прошло всего сорок восемь часов или около того с того момента, как я проснулась, опаленная и почти ослепленная истинным обликом Дэймона. Он не смог удержать его под контролем, хотя если бы мы знали, что это означало, то, наверное, это все равно ничего бы не изменило.

Великое множество подобных ему, сотни, если не тысячи Лаксенов спустились на Землю, и Дэймон… он исчез вместе с сестрой и братом, а мы все еще оставались в этом доме.

У меня так сильно сдавило грудь, словно кто-то сжимал мое сердце и легкие плоскогубцами. Мне ежеминутно вспоминалось то, о чем предупреждал сержант Дэшер. Я тогда была уверена полностью, что этот человек – да и все-все представители «Дедала» – просто помешались, но они оказались правы.

Господи, насколько же они были правы…

Лаксены пришли, как и предупреждали представители «Дедала» (и к чему они готовились), а Дэймон… От пульсирующей боли я едва могла дышать и крепко сжала веки. Я не понимала, почему он ушел с ними или почему ни от кого не было никаких вестей. Ужас и хаос, сопровождавшие его исчезновение, не оставляли меня ни на мгновение – ими были омрачены даже те несколько минут, когда мне все же удавалось уснуть.

«На какой стороне оказался бы Дэймон?» – спросил однажды Дэшер, когда меня держали в Зоне 51, которая оказалась реальностью. И я не могла даже позволить себе поверить в то, что сейчас у меня наконец появился ответ.

За последние два дня еще больше Лаксенов упало с небес. Они прибывали и прибывали, словно бесконечный поток падающих звезд, а потом наступило…

– Ничто.

Глаза мои широко раскрылись, и занавеска выскользнула из пальцев, тихо опустившись на прежнее место.

– Пошел вон из моей головы.

– Ничего не могу с этим поделать, – откликнулся Арчер с дивана. – Ты так чертовски громко транслируешь свои мысли, что я уже почти готов усесться в углу и, раскачиваясь из стороны в сторону, снова и снова шептать имя Дэймона.

От нервного возбуждения моя кожа зудела, и сколько бы я ни старалась держать свои мысли, тревоги и страхи при себе, это было бесполезно, пока в доме находился даже не один, а целых два Истока. Их «милая» чудесная способность читать мысли слишком быстро начала основательно раздражать.

Я снова отодвинула занавеску и принялась вглядываться в лесную даль.

– Все еще никаких признаков Лаксенов?

– Не-а. За последние пять часов ни одного сияющего огня не обрушилось больше на Землю.

Голос у Арчера звучал измученно. Ему тоже не удалось поспать. Пока я неустанно следила за тем, что происходило снаружи, он не отрывал глаз от телевизора. В новостях по всему миру без остановки вещали о «феномене».

– Некоторые новостные каналы пытаются утверждать, что это мощный метеоритный дождь.

Я фыркнула.

– Пытаться выдать происходящее за что-то другое на этом этапе бесполезно, – заметил Арчер, устало вздохнув. Он был прав.

Случившееся в Лас-Вегасе – дело наших рук – было записано на видео и разлетелось по всей сети за считаные часы. В какой-то момент, на следующий день после полного уничтожения Лас-Вегаса, все видео были убраны, но непоправимый урон уже был нанесен. Благодаря тому, что успели заснять с новостного вертолета прежде, чем сотрудники «Дедала» его подстрелили, да и тому, что? сняли на камеры своих мобильных очевидцы, замалчивать правду уже не представлялось возможным. Впрочем, Интернет – забавное место. Пока некоторые писали в своих блогах о том, что наступил конец света, другие озаботились более творческим подходом ко всему. Похоже, уже и мем изобрели: «обалденно фотогеничный светящийся инопланетянин».

А это как раз был Дэймон, постепенно принимавший свой истинный облик. Его человеческие черты расплылись до неузнаваемости, но я знала, что это он. Если бы он оказался рядом и мог это увидеть, он бы, конечно, словил от этого кайф, но я не…

– Перестань, – мягко проговорил Арчер. – Мы не знаем, что, черт возьми, Дэймон или кто-то из них делают сейчас. Они вернутся.

Я отвернулась от окна и наконец-то взглянула на Арчера. Его рыжевато-каштановые волосы были очень коротко, по-военному острижены. Высокий и широкоплечий, он был похож на человека, который, если понадобится, способен ударить как следует – и я знаю, он и вправду способен.

Случись что, Арчер может представлять смертельную опасность.

Когда я впервые встретила его в Зоне 51, я думала, он просто солдат. Только когда туда же поместили и Дэймона, мы обнаружили, что Арчер был внедрен в «Дедал» Люком и, подобно Люку, тоже является Истоком, ребенком мужчины-Лаксена и женщины-гибрида.

Я с силой сжала кулаки.

– Ты действительно в это веришь? Что они вернутся?

Арчер перевел аметистовые глаза с экрана телевизора на меня.

– Это единственное, во что я могу верить сейчас. Единственное, во что каждый из нас может сейчас верить.

Не очень-то ободряющие новости.

– Извини, – ответил он, давая мне понять, что снова прочитал мои мысли. Он кивнул на экран прежде, чем я успела рассердиться. – Что-то происходит. А иначе – почему столько Лаксенов спустились на Землю, а потом попросту словно исчезли?

Это также оказалось вопросом года.

– По-моему, это довольно-таки очевидно, – произнес голос из прихожей.

Я повернулась и увидела, как в гостиную входит Люк. Такой же высокий и стройный, с каштановыми волосами, собранными в хвостик. Люк был моложе нас – лет четырнадцати или пятнадцати, но вел он себя как маленький лидер мафии тинейджеров и временами казался более пугающим, чем Арчер.

– И ты прекрасно знаешь, о чем я говорю, – добавил он, уставясь на старшего Истока. Пока Арчер и Люк, сцепившись взглядами, соревновались, кто кого переглядит – они часто занимались этим в последние два дня, – я присела на ручку кресла у окна.

– Может, все-таки произнесешь это вслух?

Красивое лицо Люка пока что оставалось мальчишеским, не утратив еще детской округлости, но выражение лиловых глаз свидетельствовало о том, что он мудр не по годам.

Облокотившись о дверной косяк, он скрестил руки.

– Они планируют. Разрабатывают стратегию. Ждут.

Это не предвещало ничего хорошего, но я не удивилась. Между висками натянулась струна боли. Арчер не произнес ни слова и опять уставился на экран телевизора.

– А с чего бы еще их сюда занесло? – продолжал Люк, склонив голову набок и вглядываясь в занавешенное окно рядом со мной. – Уверен, не для того, чтобы пожимать руки и целовать младенцев в щечки. У них есть повод оказаться здесь, и это не предвещает ничего хорошего.

– «Дедал» никогда не сомневался в том, что это произойдет – вторжение Лаксенов. – Арчер откинулся на спинку дивана, обхватив колени руками. – Вся программа с Истоками была затеяна как ответ на эту угрозу. Как-никак, Лаксены никогда не проявляли себя паиньками в отношениях с другими разумными формами жизни. Вопрос – почему сейчас?

Я вздрогнула и потерла виски. Я не верила доктору Роту, когда он рассказал мне, что именно Лаксены стали причиной войны между ними и Аэрумами – войны, разрушившей обе планеты. А еще я считала сержанта Дэшера и Нэнси Хашер, главную стерву в руководстве «Дедала», ненормальными.

Я ошибалась.

И Дэймон тоже.

Люк приподнял бровь и выдавил смешок.

– О, даже не знаю, наверное, это как-то связано с тем весьма публичным шоу, которое мы устроили в Вегасе. Мы знаем, что на Земле были внедренные Лаксены – те, кто не питал большой приязни к людям. Как они осуществляли контакты с Лаксенами, находившимися вне этой планеты, я не знаю, но так ли это сейчас важно? Момент для торжественного появления был выбран безупречно.

Я прищурилась.

– Ты сам говорил, что это блестящая идея.

– Мне многие идеи кажутся блестящими. Например, ядерное оружие, безалкогольные напитки с нулевым содержанием калорий и голубые джинсовые жилетки, – пожал плечами Люк. – Но это вовсе не означает, что надо взрывать людей, или что диетические напитки хороши на вкус, или что надо сломя голову бежать в местный «Уолмарт» и покупать джинсовую жилетку. Так что не стоит всегда меня слушать.

Я так сильно закатила глаза, что они чуть не выскочили из орбит.

– Интересно, а что еще нам следовало делать? Если бы Дэймон и остальные не обнаружили себя, нас бы всех схватили.

Никто из мужчин не ответил, но непроизнесенные слова повисли между нами. Если бы нас схватили, это был бы адский ад и того хуже, но зато Пэрис, Эш и Эндрю, возможно, все еще были бы живы. Так же, как и невинные люди, которых просто убили, когда все покатилось к чертям.

Но теперь мы уже ничего не могли с этим сделать. Можно было останавливать время на короткие промежутки, но никто не мог повернуть его вспять и изменить происшедшее. Что было сделано, то было сделано, и Дэймон принял решение защитить всех нас. Будь я проклята, если кто-нибудь решит повесить на него всех собак.

– У тебя измученный вид, – заметил Арчер, и я даже не сразу поняла, что парень обращается ко мне.

Люк перевел на меня свой нервирующий взгляд.

– Прямо скажем, выглядишь дерьмово.

Ну, надо же! Спасибо.

– Думаю, тебе надо попробовать поспать, – продолжал Арчер, никак не прокомментировав слова Люка. – Хотя бы немного. Если что-то случится, мы за тобой придем.

– Нет, – отказалась я, замотав головой, как будто слов было недостаточно. – Я в порядке.

По правде говоря, я совсем не была в порядке. Возможно, я находилась в одном шаге от того, чтобы забиться в темный угол комнаты и раскачиваться вперед и назад, но я не могла сорваться и не могла уснуть. Ведь Дэймон был неизвестно где, а весь мир оказался на грани того, чтобы стать… адом, превратиться в антиутопию, как в одном из тех романов, которые я читала.

Вздох. Книги. Мне их не хватало.

Арчер нахмурился, из-за чего его красивое лицо приобрело пугающее выражение, но прежде чем он успел возмутиться, Люк покинул дверной проем, в котором все это время стоял, и сказал:

– По-моему, ей надо поговорить с Бет.

Я удивленно посмотрела в сторону лестницы в холле. Когда в последний раз я заглядывала в комнату Бет, девушка спала. А спала она постоянно. Я почти завидовала тому, что она могла проспать все на свете.

– Зачем? – спросила я. – Разве она проснулась?

Люк неторопливо вошел в гостиную.

– По-моему, вам надо поболтать о своем, о девичьем.

– Ох, Люк, что-то мне кажется, сейчас не время для девичьей дружбы, – пробормотала я.

– А разве нет? – Плюхнувшись на диван рядом с Арчером, он закинул ноги на журнальный столик. – Ты только тем и занимаешься, что выглядываешь из окна и стараешься незаметно для нас выскочить из дома и удрать в лес, чтобы искать там Дэймона и, возможно, быть съеденной пумой.

Чувствуя, что начинаю действительно злиться, я перекинула собранные в хвост волосы через плечо.

– Во-первых, пума меня бы не съела. Во-вторых, по крайней мере, я бы хоть что-то делала, а не сидела на попе ровно.

Арчер вздохнул.

Но Люк только ослепительно улыбнулся мне.

– Вы что, снова будете об этом спорить? – Он бросил взгляд на Арчера, сидящего с каменным лицом. – Потому что мне нравится, когда вы об этом спорите. Все равно что смотреть, как мама с папой выясняют отношения. Мне даже кажется, что стоило бы спрятаться в спальне или выкинуть что-то в этом роде, чтобы все выглядело более правдоподобным. Может, хлопнуть дверью или…