Николай Метельский

Клан у пропасти

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

© Николай Метельский, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Пролог

Ни-че-го не понимаю. Последнее, что я помню – это то, что я лег спать. У себя в квартире лег, в центре многомиллионного города. А проснулся здесь, у какой-то пародии на водопад. Посреди дурацкого леса.

– Ничего себе, кто-то пошутил, – произнес я задумчиво.

– Кхм, кхм. Думается мне, что шутка получилась бы дурацкая, – еще на покашливание я резко развернулся, готовый рвать и убивать, и увидел недалеко от себя обычного такого мужчину, с незапоминающейся внешностью и в моей одежде. Черные брюки, черная шелковая сорочка и моя любимая безрукавка. Все было сшито на заказ и очень мной любимо, так что ошибиться я не мог, ЭТО МОЯ ОДЕЖДА… А учитывая, что сам я стоял в одних трусах, выглядело это… вызывающе.

– Но можешь быть спокоен, это не шутка, а вполне себе серьезный разговор.

Ситуация могла бы быть забавной, но я, знаете ли, очень трепетно отношусь к своей гражданской одежде.

– Ботинки где, урод?

– Э-э… Что, прости?

– Где мои ботинки? – повторил я, глядя на его голые ступни.

– Кхм, мдя. Давай сразу проясним ситуацию – это не твоя одежда, – сейчас я его убью, – но сделана она по образу и подобию того, что я видел на тебе.

– Ты думаешь, я свою одежду не узнаю?!

– Так, давай начнем с самого начала, а точнее с того, где ты сейчас находишься.

– Послушай, где бы я не находился, уж дорогу домой я как-нибудь найду. В отличие от своих ботинок, которые ты куда-то дел.

– Ты ведь издеваешься, да?

Ну да, есть чуток. Но это не значит, что я не набью ему морду, как минимум, и не сниму с него свою одежду. Я глянул на свои труселя, на его, тьфу, свою одежду, после чего приподнял бровь.

– Послушай, то, что ты сейчас голый, только твоя вина. Да, по незнанию, но уж я-то в этом виноват постольку-поскольку. И чтобы развеять все твои подозрения по поводу якобы твоей одежды, я сделаю так.

После своих слов мужчина развел руки, а его, теперь-то уж точно его, одежда плавно перетекла, по-другому не скажешь, в мужское кимоно. Черное мужское кимоно. Никакой обуви опять не было, но мне к тому моменту на это было как-то плевать.

Внезапное перемещение непонятно куда. Мужик, меняющий свою одежду, как хочет. Непонятные намеки этого самого мужика.

Похоже, я помер.

Кто бы мог подумать. И главное, как? Эх, мать. А тут еще и этот… босоногий не пойми кто. Все-таки есть загробный мир. Я, конечно, подозревал об этом, с моим-то боевым опытом. Всякое видел, всякое слышал. Однажды Кощей с Маклаудом рассказали мне один случай, произошедший с ними. Ну, чисто мистика. Был бы кто другой, посчитал бы, что они сошли с ума, а так был уверен, что надо мной прикалываются. И теперь вот.… Приехали. Что ж, Стиляга, вдохни, выдохни и прими свою судьбу с достоинством. Даже после смерти надо держать марку.

– Какой интересный прием… Научишь?!

– Эм, кхм. Вряд ли. В реальном мире ты такое не осилишь, а в этом месте я тебе не помощник. Могу лишь сказать, что в своем внутреннем мире человек может что угодно. Но как добиться этого «что угодно», я не знаю.

«Внутренний мир»? Яху! Живем, братцы! Стоп, стоп, последняя проверка.

– А как выйти отсюда, ты знаешь?

– Заснуть.

Да! Да, Господи. Фу-у-ух. Теперь можно и в ситуации разобраться.

– Отлично, – я окинул взглядом окружающий меня пейзаж. – А ниче так, внутренний мир у меня. И прудик прикольный, только вот водопады подкачали.

– Это абстракция, где каждый объект что-то да значит. Вот только, что именно, узнавать тебе придется самому. Я тебе в этом помочь не смогу.

– Кстати, да, давай познакомимся. Волков Сергей Викторович, будем знакомы.

– Шинигами, очень приятно.

– Шинигами? Бог смерти? – Я что, таки умер? Или вот-вот…?

– Ну, технически нет. Но именно так меня чаще всего называли. Имя же мое тебе знать не стоит. Если же тебе так нужно имя, то пусть будет Алексей Границын.

– Типа… защитник границ? Это что-то значит?

– Я страж внешних границ своего мира. Хотя и это не совсем верно. Меня можно считать внешней охраной, которая кого-то пропускает, а кого-то нет.

– По пропускам вроде как?

– Вроде как. Но давай все же вернемся к делу, с которым я к тебе пришел.

И чуть по морде не получил. Хотя тут вопрос спорный. Шинигами, или я в своем внутреннем мире? Эх, скорей всего, первое.

– Давай. Только… тебе горит? Давай я сначала одежду себе создать попробую? И кресло, раз уж на то пошло.

– В реальности ты проспишь еще несколько часов, которые здесь могут растянуться на несколько дней.

– Отлично, – сказал я, демонстративно потерев друг о друга ладони. – Тогда давай попробуем.

К разговору мы вернулись где-то через час. Уж не знаю, то ли у меня с воображением проблемы, то ли утверждение, что я здесь царь и бог, не совсем верно, но создание одежды и двух кресел было не таким уж и простым.

– Что ж, – произнес я, хлопнув пару раз по подлокотникам кожаного кресла, – вот теперь можно и к делам вернуться.

– В таком случае, – начал этот представитель неведомого мира, сидя в точно таком же, как у меня, кресле, – я, пожалуй, начну. Кхм. Я пришел из мира Шинамона.

Ой, блин.

– Не-не, не хочу, – замотал я головой. – Никаких Шинамонов.

Вряд ли в цивилизованном мире есть те, кто ни разу не слышал имя Шинамон, но для тех, кто именно что всего лишь слышал, поясню: Шинамон, это серия полнометражных анимационных фильмов из Японии про паренька Инсатсу Шинамона, которого все презирали-ненавидели, но который доказал, что крут как гора Фудзи. Это если очень вкратце.

По этой истории написана куча книг, несколько японских комиксов, они же манга, пара сериалов и даже мюзикл. Даже я ходил в кинотеатр на пару этих самых фильмов, правда только из-за дочери друга, но как факт. А вот книжки почитывал сам, каюсь.

– Может, ты сначала до конца дослушаешь?

– И что ты такого можешь мне предложить, чтобы я отправился в тот мир? Я ведь правильно тебя понял?

– М-м-м, с фанфиками я, пожалуй, переборщил, – покачал тот головой.

– В смысле «ты»?

– В прямом. Как и канон, многие производные на эту историю навеял именно я.

– Оу, – пожевал я губами. – Ладно. Ну а мне-то ты что можешь предложить?

– Какой меркантильный молодой человек. Ну а предложить я могу вторую жизнь.

«Вторая жизнь» – это слишком неопределенно. То ли жизнь заново, то ли конкретно вторая, то есть после смерти. А еще может быть вторая жизнь после того, как я выполню… что там ему нужно. Ему ведь по-любому что-то от меня нужно.

– Поясни, – произнес я осторожно.

– Ты доживаешь здешнюю жизнь, и вне зависимости от того, как умрешь, я переношу твою душу в свой мир. Вторая жизнь.

– А что насчет того – когда я умру?

– Это не играет роли. После того, как я покинул свой мир… в общем, я в любом случае буду закидывать тебя в прошлое. Тут есть немало ограничений, но ПОКА тебя это не должно касаться.

– К чему это ты слово выделил?

– Потому что пока ты не принял мое предложение.

Вторая жизнь, хм. То есть я ничего не теряю…. Стоп-стоп. Рано еще соглашаться.

– В таком случае извиняюсь, что прервал. Прошу, продолжай.

– Итак. Берем за аксиому, что аниме «Шинамон» тебе известно.

– Ну, еще бы, – прервал я его. Не потому, что я весь из себя такой наглый, просто надо проверить степень моего… уровень его терпения. И что мне позволено. Да и раскачать его неплохо было бы – может, сболтнет чего лишнего. Ну и конечно, лучше сразу поставить себя как этакого задиру-неадеквата. Да и линия поведения эта самая простая. Если что, и сменить недолго. – Иначе ты, наверняка, выбрал бы кого-нибудь другого.

– Так, – постучал он пальцем по подлокотнику кресла. – Давай подождем с основной историей еще немного – хочу сразу тебе прояснить ситуацию с моим выбором. Дело в том, что даже если бы ты не знал это аниме, я бы все равно выбрал тебя. Ты идеальная кандидатура. И не спрашивай параметры, по которым я выбирал. Они банальны, но их много. Не по всем из них ты лучший, но в комплексе это именно так. Твой недавно… м-м-м… умерший друг был бы еще лучшим выбором, но чего нет, того нет.

– Кощей-то? Да… нехорошо получилось.

Против воли я нахмурился. Смерть второго российского «абсолюта» и одного из моих лучших друзей была настолько неожиданной, что очень многие до сих пор в нее не верят. Другие рады до усрачки. А кто-то и вовсе – напуган. Неизвестная сила, которая смогла быстро и незаметно уработать считавшегося сильнейшим ведьмака после того, как этого не смогла сделать половина мира… Но ничего, я найду ту тварь, позову Маклауда, и пусть это будет хоть «абсолют», мы найдем способ сделать его жизнь короткой и мучительной.

– Есть и другие кандидатуры, но после Рудова ты на втором месте.

О, кстати. Судя по всему, личность эта довольно могущественна или, как минимум обладает огромным количеством информации.

– Что с ним хоть случилось, не в курсе?

Вроде и в лоб спросил, а вроде и между делом. Главное, чтобы хоть что-то ответил, а там слово за слово…

– Выкинуло из этого мира… – Не понял. Это что он сейчас имел в виду? – К сожалению, межмировые катаклизмы я предугадывать не способен. Самое плохое, что даже пойди я с ним на контакт и договорись о деле, помочь все равно ничем не смог бы.

– Что значит… выкинуло? – спросил я осторожно.

– То и значит, – вздохнул Шинигами. – Его душу выкинуло из тела и из этого мира. Учитывая, что во всем мире это произошло лишь с двумя людьми, ему просто не повезло, – и, немного помолчав, дополнил: – Вдвойне не повезло, ибо выкинуло только душу. Второй парень попал в разлом… скажем так – во плоти.

Как же так? А как же наша месть? Получается, что мстить некому? Так, спокойно. Держи лицо, Стиляга.

– И что произошло с его душой потом?

– Не знаю, – пожал плечами Шинигами. – Так как он был главным моим кандидатом, я пытался перехватить его душу, но та попала в Закрытый мир, а «закрытым» такой мир, поверь мне, называется не зря. Либо переродился, либо вселился в кого-нибудь, – произнес он под конец задумчиво. – Судя по тому, что, когда он оказался рядом, его туда именно что засосало, думаю, вселился.

– Вселился… – прикрыл я глаза. – Значит, он может помнить свою прошлую жизнь?

– Если его душу не поглотили, то наверняка, – кивнул мужчина.

– Тогда я знаю, что попрошу за выполнение твоего дела, – оскалился я.

– Плата? Но, господин Волков, – удивился Шинигами. – Я подарю вам вторую жизнь, это вы будете оплачивать ее.

– С чего бы это? У вас есть проблема, а вторая жизнь – лишь способ доставки меня туда, где я смогу с этой проблемой разобраться.

– Мне проще найти менее наглого ведьмака, – нахмурился дух.

– Господин Шинигами, – произнес я таким тоном, будто собираюсь объяснять что-то маленькому ребенку. – Вы, похоже, не в курсе, но все мы, ведьмаки, такие.

– Да нет, – поджал он губы. – В курсе. Забыл просто. Но судя по вашим вопросам, я просто не смогу сделать того, что вы хотите.

– То есть вытащить Кощея обратно никак?

– Абсолютно, – сказал он очень серьезным тоном. – Вернуть его душу даже из простого мира было бы крайне сложно, а уж из Закрытого вообще никак.

– Что ж это за мир такой?

В ответ я услышал совершенно пустой голос:

– Запретная тема.

– Понятно… – протянул я. – А хотя бы связаться? – спросил я, хватаясь за соломинку. Кто-то может сказать, что это бездарно потраченная плата, но такие люди просто не знают, что такое дружба.

– Ну… – замялся Шинигами, а я приготовился давить. Главное, не переусердствовать. – Э-э-э… – скривился он. Неужто, соврать не может? – Такое возможно, – выдавил из себя мужчина. – Теоретически.

– На нет и суда нет, – пожал я плечами, улыбаясь. – Не получится – придумаю другую плату. Но ты уж постарайся.

Интересно, прокатит? Я фактически поставил его перед фактом, переведя разговор в такую плоскость, будто он уже согласился, и дело это решенное.

– Ну… ладно, – выдавил он морщась. – Я попытаюсь. Но гарантий никаких.

– Вот и отлично, – хлопнул я ладонями по подлокотникам кресла. – Вернемся к главному вопросу?

Либо развели меня, либо этот Шинигами имеет очень маленький опыт в общении с людьми. И по логике вещей верен первый вариант, но если это и меня устраивает, то почему нет?

– Да, пожалуй, – произнес дух, все еще хмурясь. – Итак. Тебе подробно или покороче?

– Сначала общие тезисы, пожалуйста.

– Что ж. Эта история началась около четырехсот лет назад. Именно тогда клан Инсатсу умудрился заинтересовать меня и выклянчить договор, по которому я обязан в течение тысячи лет заботиться о том, чтобы этот клан не исчез. Не помогать им, не давать силу, а просто позаботиться, чтобы в особо опасные моменты клан не был уничтожен. К чести Инсатсу мне лишь однажды пришлось вмешаться.