Татьяна Тронина

Король колбасных обрезков

Глава I

Это только мечты

– …Вот представь себе, Северцева: захожу я за угол, а там – ветер, снег метет! Такой колючий, прямо лицо царапает… Ой, думаю, погодка – как в Антарктиде какой-нибудь!

– Ну да… – пробормотала в ответ Нина Северцева – высокая, строгая, с тяжелой темной косой и в очках. – Действительно в выходные было холодно, я дома сидела. А дальше-то что?

– А дальше там – спортивная площадка и гаражи. И дома высотные стоят вокруг – плотно так, словно стеной. А ветер все сильнее… Ты, Северцева, слышала когда-нибудь, как образуются тайфуны с ураганами? – строго спросила Лиза Кораблева.

– Слышала. Нам же географичка на прошлой неделе объясняла – вихревые потоки, низкое и высокое атмосферное давление, разность температур и давлений различных атмосферных масс, и все такое… Ты у меня в это время алгебру еще переписывала! Только, Лизавета, в наших широтах тайфунов не бывает.

– А ураганы бывают! Забыла? – с торжеством напомнила Лиза. – Помнишь, как два года назад у нас во дворе тополь повалило? А у моей тети Шуры ветром из рук зонтик вырвало – она потом целую неделю переживала! Говорила, что больше нигде не купить зонтика с такой жизнерадостной расцветкой! Я его тоже до сих пор помню – зеленое вперемешку с красным, на этом фоне ромашки и розы, а по краю орнамент из оранжевых и фиолетовых листиков… Даже глаза начинало щипать, если этот зонтик долго рассматривать!

Нина Северцева вздохнула:

– Я не понимаю, причем тут старый тополь, который у нас во дворе упал, и зонтик твоей тети Шуры?

– Сейчас все объясню… – терпеливо продолжила Лиза. – Так вот, захожу я за угол – а там, посреди спортивной площадки, образуется тайфун. Ураган то есть. Смерч! – с радостью подобрала она нужное слово. – В отдельно взятом месте – погодная аномалия, так сказать… Вот, думаю, незадача – что ж мне теперь, в обход идти? Это минут двадцать лишних! И решила быстренько мимо проскочить…

– Смерч? – подозрительно нахмурилась Нина. – Послушай, Лизавета, в новостях ни про какой смерч не объявляли!

– Так я объясняю – он возник в отдельно взятом месте! – с досадой воскликнула Лиза. – Тысяча разных причин совпали, и вот пожалуйста – уникальное явление! Только я в первый момент не сумела оценить опасность и побежала мимо. А ветер все сильнее, меня прямо от земли отрывает… У машин в гаражах сигнализация заверещала…

– Серьезно? – с еще большим подозрением спросила Нина. – Прямо такой силы ветер?

– Еще какой! – Лиза для убедительности закатила глаза. – Я хотела назад бежать, но поздно – оказалась в самом центре вихревого потока! Меня закрутило и на полметра приподняло от земли. Да, именно так – на полметра, – подумав, прикинула она еще раз.

– Как же ты спаслась, Кораблева? – фыркнула Нина.

– Меня спасли. Один человек… – шепотом произнесла Лиза. – В самый последний момент! Я уже думала, что меня сейчас смерч унесет в небо, а потом сбросит где-нибудь в районе Воробьевых гор, замороженную, словно сосульку… Но он схватил меня за руку и удержал.

– Кто – «он»? – с каменным лицом спросила Нина, которая не верила ни единому слову подруги, но, видимо, из принципа решила выслушать всю историю до конца.

– Он! Глаза синие, а волосы светлые… В черной «аляске», черных джинсах, на ногах – сапоги вроде военных, шнурованные и с железными заклепками! Одного с нами возраста или, может быть, на год старше… – таинственным шепотом сообщила Лиза. – Я даже подумала, что нас унесет вместе на Воробьевы горы, но нет – нас только покружило немного в воздухе, а потом плавно опустило на землю.

– Ага, это вас его сапоги тяжелые спасли, не иначе! – ехидно заметила Нина. – Так бы и сказала – прибежал парень и схватил тебя за руку. Кстати, откуда он там взялся?

– Ну, не знаю… – растерялась Лиза. – Наверное, просто шел мимо.

– И как его зовут, твоего спасителя?

– Я не успела спросить. Он просто улыбнулся мне и ушел. Знаешь, у меня до сих пор стоит перед глазами его улыбка – такая немного смущенная и добрая… – грустно закончила Лиза.

– А смерч куда подевался?

– Улетел. Ты же знаешь, смерчи очень стремительные, на одном месте долго не остаются. Был – и уже нету…

Нина помолчала некоторое время. Потом заявила:

– Не верю.

– Северцева, честное слово! Все именно так и происходило! – возмутилась Лиза.

– Где-то я читала о чем-то подобном в детстве… То ли в «Волшебнике Изумрудного города», то ли в какой-то другой книге! Там одну девочку тоже унесло ураганом – только, к сожалению, ей не встретился неведомый спаситель с синими глазами, она выпутывалась из всей этой истории сама.

– Северцева, ты мне не веришь?

– Нет, – хладнокровно ответила Нина. – Ты опять все придумала, Лизавета… В общем, это не страшно, что придумала. В конце концов, хорошо, когда у человека воображение работает! Гораздо хуже другое – ты сама во все это веришь.

– По-твоему, я вру?!

– Да. Не было ни смерча на спортивной площадке, ни парня. Ничего не было!

Лиза оскорбленно замолчала. Нина тоже не произнесла больше ни слова. Они сидели в холле библиотеки на мягких диванах и смотрели на фонтан с рыбками, который располагался прямо перед ними. Рыбки плавали в прозрачной зеленоватой воде и время от времени лениво разевали рты.

По лестнице, со второго этажа, на котором располагался компьютерный зал, спустился Кирилл Русаков. Был он высокого роста, с темными, довольно длинными волосами и длинным носом (недаром в младших классах у него была кличка – «Буратино»). Впрочем, многие девчонки считали его очень стильным юношей. Кирилл увидел Лизу с Ниной и заулыбался издалека:

– О, какие люди…

– Привет, Кирилл, – сухо поздоровалась Нина. – Ты что, тоже к докладу готовишься?

Дело в том, что Нина с Лизой пришли в библиотеку за материалами для доклада по биологии. Биологичка, Зинаида Викторовна, считала, что ее ученики должны постоянно делать доклады по той или иной теме – готовиться к институтской жизни. Там, в институте, студенты все время устраивают эти самые доклады с семинарами… В этот раз Нине досталась тема парнокопытных, а Зине предстояло рассказать о холоднокровных, хотя она терпеть не могла всех этих ящериц и змей. Тяжело вздыхая, набрала несколько нужных книжек.

Нина тоже не горела особой любовью к парнокопытным, но она добросовестно готовилась к каждому занятию, и это касалось не только биологии. Она очень ответственно относилась к своей будущей жизни, и у нее все было распланировано. Когда в институт поступать, когда докторскую диссертацию защищать, когда профессором становиться… Нина мечтала стать врачом, правда, еще не решила, каким именно – то ли терапевтом, то ли хирургом. «Очень серьезная девочка!» – отзывались о ней все.

– Нет, я в интернете сидел, – ответил Кирилл, глядя на Лизу. – Беседовал с единомышленниками в чате…

– Продвинутый ты у нас, Русаков! – усмехнулась Лиза. – А что, просто так общаться уже не можешь?..

– Лиза, ты забыла – двадцать первый век на дворе! – в ответ усмехнулся Кирилл.

Вообще Кирилл Русаков был неплохим парнем, только у него была мания – обязательно выделиться на общем фоне. Если говорить с друзьями – то только в интернетовских чатах. Фильмы смотреть – только те, которые на первых строчках хит-парадов. Да и выглядеть он старался соответственно: рюкзак – чуть ли не из крокодиловой кожи, часы на руке – вроде тех, с которыми космонавты на орбиту летают, сотовый телефон – тоже какой-нибудь особенный, с набором функций, которые обычному человеку и за всю жизнь не понадобятся. Ручка – и не ручка вовсе, а сложное устройство, которым не только на бумаге пишут, а еще и компас, и бинокль, и микроскоп, и термометр, и часы, и фонарик – все в одном тоненьком корпусе…

Самое интересное, что родители у Русакова были самыми обычными людьми, а вот дядя – бизнесменом. Это он поощрял любимого племянничка, дарил Кириллу всевозможные прибамбасы.

Русаков сел на диван рядом с Лизой и Ниной, достал из кармана рубашки очередное устройство.

– Слайдер. Джава, джиэсэм, джипиэрэс, блютуч, система навигации, беспроводная связь в трех стандартах…

– Чего? – засмеялась Лиза, которой все эти слова показались чем-то вроде заклинаний. В технике с электроникой она разбиралась очень слабо.

– Короче, последняя модель сотового телефона, – солидно пояснил Кирилл. – Дядя Макс подарил, вчера.

– Балует тебя дядя, нечего сказать, – пожала плечами Нина. – Слушай, Русаков, а зачем тебе все это?

– Как?! – поразился Кирилл. – Я ж современный человек, должен жить в ногу со временем. Девчонки, запишите мой новый номер, кстати. Я его сменил – он теперь только из счастливых цифр.

Нина с Лизой переглянулись.

– Да ну, – отмахнулась Лиза. – Мне, например, совершенно незачем тебе звонить.

– Да и мне тоже, – согласилась Нина.

Подруги поднялись с дивана, отошли к окну.

– Господи, как он мне надоел! – с раздражением сказала Лиза. – Пижон несчастный!

– Слушай, Лизавета, по-моему, ты ему нравишься, – подумав, произнесла Нина, глядя в окно.

– Я?

– Ну да!

– Я не могу ему нравиться, – с сомнением произнесла Лиза. – Мне кажется, Русакову могут быть интересны только какие-нибудь особенные девчонки. Особо продвинутые! А я что – самая обыкновенная…

Она покосилась на зеркало, висевшее сбоку. Зеркало отразило девочку среднего роста, с весьма средней внешностью – не красавица, но и не уродка. Каштановые волосы завязаны на затылке в хвост, зеленовато-карие глаза, маленькая родинка над левым углом рта. Джинсы, свитер… У родителей Лизы не было возможности одевать свою дочь в каких-то дорогих бутиках. Впрочем, она и не сходила с ума по всем этим тряпкам.

– Так нельзя говорить, – строго сказала Нина. – Каждый человек – особенный.

– Тебе хорошо – ты умная, – уныло произнесла Лиза. – А я даже не знаю, чего хочу. Вот есть красивые. Есть умные – как ты, которые свое будущее по кирпичику складывают, к выбранной цели идут. Есть какие-нибудь особо талантливые – которые пляшут или там картины рисуют! А я…

– Зато у тебя воображение хорошо развито, – напомнила Нина.

– Ага! Если б оно у меня было развито, я бы что-нибудь более убедительное придумала! Ведь ты же мне сразу не поверила, что меня чуть ураганом не унесло!

– Поверила… Вернее, почти поверила. Слушай, но это все неважно! Тебе-то самой этот Русаков нравится?

Лиза обернулась, оглядела еще раз Русакова, с надменным видом нажимавшего кнопки на своем навороченном телефоне.

– Если честно, то нет.

– Ну, тогда пошли отсюда, – решительно сказала Нина и потащила свою подругу в гардероб. Сама Нина была на редкость неромантичной особой – она думала только о своей будущей карьере.

На улице светило солнце, вовсю капало с сосулек – середина марта как-никак. Подруги пошли вдоль здания библиотеки.

– Тут раньше какой-то купец жил, – вдруг почему-то вспомнила Лиза, глядя на каменную стену с лепными узорами. – В нашей библиотеке то есть…

– Ну, допустим, не в библиотеке, а особняке, построенном в стиле модерн, – поправила Нина подругу. – Это памятник архитектуры, который, между прочим, охраняется государством. Ты хоть раз обращала внимание на то, какая внутри планировка?

– Угу, – ответила Лиза, которая очень смутно представляла, что такое «планировка». – Но я о другом… Это ж надо – один человек жил в огромном доме, где два этажа, куча комнат, длинные коридоры, лестницы всякие…

– Но он же не один жил, а, наверное, с семьей, – возразила Нина. – И прислуги было полно, и всяких других людей.

– Интересно, а у дяди Кирилла Русакова тоже свой дом есть? – снова задумалась Лиза.

– А ты спроси.

– Вот еще!

Подруги прошли улицу, другую, потом свернули за угол. Возле отделения милиции остановились – там царила какая-то суета.

На крыльце стоял внушительного вида мужчина в милицейской форме и бронежилете и командовал:

– Сундуков, Васин – на соседнюю улицу, патрулировать сквер! Следить за тем, чтобы мусор мимо урн не бросали, на скамейках с ногами не сидели, собак без намордников не выводили. Вперед!

Сундуков и Васин немедленно бросились исполнять его приказание.

Лиза попыталась сосчитать звездочки на погонах милицейского начальника.

– Капитан? – прошептала она на ухо Нине.

– Нет, майор, – возразила Нина, которая всегда все знала. – Какой грозный, да?

– Ага! Наверное, преступники от одного его вида теряются! – согласилась Лиза.

Милиционер в бронежилете продолжал распоряжаться:

– Так, а вы, лейтенант Титаренко, идете в соседний дом и проверяете, действительно ли соседи гражданина Хорькова занимаются в домашних условиях изготовлением мыла!

Титаренко уныло поежился:

– Товарищ майор, вы думаете, сто?ит? Этот Хорьков – известный склочник, он все время на своих соседей жалобы строчит: то они у него на скрипке по ночам играют, то батареи отпиливают, то ведут шпионскую деятельность, а вот теперь – мыло варят… Я этих соседей видел – они вполне приличные люди, сами не знают, куда от этого Хорькова деваться!

– Без разговоров! – рыкнул начальник. – Мы обязаны проверить каждую жалобу от населения!

Рация на его поясе неразборчиво зашумела: «бу-бу-бу-бу!»

– Что? – поднес майор ее к уху. – Понял. Опергруппа, на выезд! – обернувшись, заорал он своим подчиненным. – Поступил сигнал, что грабят овощную палатку возле рынка! Быстро, быстро…

Милиционеры вместе со своим начальником погрузились в машину, и через несколько секунд улица перед участком опустела.

– Да уж… Оперативно среагировали! – восхищенно произнес дедушка с палочкой, который вместе с Лизой и Ниной тоже наблюдал за всей этой сценой. – У майора Ватрушкина всегда на территории порядок. – И он зашаркал к продуктовому магазину.

Читать легальную копию книги