Святослав Логинов

Железный век

Маркграф Раймунд Второй может быть более всех коронованных особ приблизился к светлому образу платоновского «Государя». История о двух алхимиках, которая сейчас будет рассказана, как нельзя лучше подтверждает это. Взят сей анекдот из мемуаров достопамятного Николя Пфальца, прозванного за мудрость и нелицемерие Феррариусом, и потому заслуживает полного доверия, чего нельзя сказать о многих иных измышлениях досужих историков.

Великий Раймунд, пишет Феррариус, один день в году посвящал нелишнему занятию выслушивать всякого, кто придёт сообщить ему нечто важное. Строго запрещалось в тот день являться с доносом, жалобой и наветом, ослушникам грозили плети, и, надо сказать, природа человеческая такова, что немалое число просителей бывало изрядно бито.

В такой день явились ко двору двое алхимиков: Якоб Септимус и Пётр Берг. Более непохожих людей трудно было вообразить. Первый из проходимцев был низок ростом и лыс, отвисшие щёки и дряблый подбородок совершенно скрывали шею, опускаясь прямо на плечи, и старая мантия, в которую был облачён алхимик, вечно оказывалась засаленной от этого неприятного соседства. Второй проситель был высок жилист и угрюм. Даже отправившись во дворец, он не снял прожжённого рабочего фартука, может быть, для того лишь, чтобы хоть немного прикрыть то, что было под ним.

И вот эти-то жалкие существа, более напоминающие некрофагов, нежели благородный людской род, объявили, что владеют древним секретом извлекать из земли небесный металл, и в подтверждение сего подали государю некий слиток, в котором графский ювелир тотчас же признал истинное и неподдельное железо.

История старая как мир, и одинаково печально кончавшаяся во все времена! Но когда государь спросил, что желают алхимики получить за свой секрет и почему, раз они теперь самые богатые люди в мире, они не приобрели этого без его помощи, то получил ответ, заставивший некоторых близких власти людей усомниться, действительно ли мошенники стоят перед ними.

– Нам нужно спокойно работать, – сказал Септимус. – Мы ищем покровительства великого Раймунда, дабы бежать тревожных хлопот и скрыться от угроз иных сильных завистников. Обратиться же к тебе, пресветлый государь, нам посоветовала молва, называющая тебя мудрейшим из князей.

– Нам нужно место на берегу реки, разрешение жечь уголь, нужны камни, глина и право брать руды во всех реках и болотах графства, – пробасил Берг.

– А много ли нужно вам изумрудов и бериллов, ведь, как известно, железо можно получить, только перенасытив бронзу самоцветными камнями? – вкрадчиво спросил граф.

– Изумруды нам не нужны вовсе, – отрезал Берг, и тогда плети, уже приготовленные, были убраны, а всё просимое предоставлено.

– Эти двое либо очень опытные мошенники, либо благородные безумцы, – пояснил Раймунд своему сыну, которого уже в те годы обучал государственной мудрости, – и в том и в другом случае будет небезынтересно посмотреть, что они предпримут.

Много недель кряду на берегу речки, протекавшей неподалёку от Маркенбурга, слышался стук и скрежет, поднимались к сияющему небу чёрные столбы дыма. Великан Берг на плечах таскал камни, калил их в костре, бракуя негодные, а из оставшихся складывал печь. Септимус, словно сказочная жаба, шнырял по самым зловонным болотам, черпал грязь из бездонных трясин, сушил её и прокаливал в ювелирном тигле.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Читать легальную копию книги