Эльхан Аскеров

Война морей

Маленькая бухта у подножия древней обители напоминала растревоженный муравейник. Огромное количество молодых ребят быстро сновали по сходням двух кораблей морских мутов, выгружая из трюмов различные товары.

Кряжистый, широкий в плечах капитан внимательно наблюдал за разгрузкой судна, тщательно следя, чтобы ни один ящик не был небрежно брошен или случайно разбит. Ведь он лично обещал привезти хранителю этой бухты всё, что тот заказывал. И до тех пор пока ящики не оказались в торговом доме обители, он отвечал за товар.

Вот уже три года подряд он приводил свой корабль в эту бухту гружённым самыми разными товарами. По договорённости с хранителем, всё привезённое моряками продавалось на территории обители, после чего моряки получали нужные им товары. Такой способ торговли они придумали сами. Находиться долгое время на суше морские муты не могли, а торговля – дело не особо быстрое.

Смирившись с неизбежными потерями, моряки то и дело вынуждены были отдавать товары по бросовой цене, лишь бы побыстрее вернуться в море. И поэтому, когда хранитель после недолгих размышлений предложил оставить товары в торговом доме для дальнейшей продажи, капитан, недолго думая, согласился.

Зная хранителя как человека, верного своему слову, он решил рискнуть и не прогадал. И вот уже в который раз он привёл в бухту свой корабль, где его быстро разгружали, чтобы снова загрузить нужными морякам вещами. Сам капитан отлично знал, что все товары, которые он оставлял в прошлый раз, тщательно учтены и распроданы. Теперь ему предстояло выслушать долгий и нудный отчёт главной торговки обители, после чего его корабли будут загружены едой и запчастями.

Неожиданно ленивое течение мыслей капитана было прервано треском длинной пулемётной очереди. Следом за ней раздалась беспорядочная пальба из самых разных видов оружия. Потом взрыв ручной гранаты, и всё стихло.

Вздрогнув, капитан схватил бинокль и, прижав его к глазам, принялся осматривать скальную гряду, окольцовывавшую всю долину обители. Это приспособление он выменял у хранителя, когда увидел, как тот легко определяет на большом расстоянии, что именно движется по пустыне. От ближнего прохода в долину отделился длинный шлейф пыли и начал быстро приближаться к бухте. Это мог быть только кто-то из местных. Чужаки с оружием в долину не допускались.

Это правило было придумано хранителем после очередной попытки диких захватить долину. Долгий и кровавый бой закончился решительной победой местных жителей. Но это была тяжёлая победа. Больше семидесяти подростков погибли, защищая свой дом и свою свободу. С тех пор в долину допускали только пастухов и торговцев. Но и те и другие должны были сдать всё оружие, перед тем как пройти в Чистый город. В противном случае несогласных оставляли за воротами долины.

Много раз банды диких пытались захватить город, но умение обездоленных подростков владеть оружием и их дикая звериная ненависть к работорговцам отбрасывала стаи бандитов обратно в пустыню. Этим детям милосердие было неведомо. Выпавшие на их долю издевательства и рабство быстро отучили их жалеть тех, кто приходит к их домам с оружием.

Эти мысли промелькнули в голове капитана, и он, внимательно присмотревшись, с облегчением перевёл дух. К обители нёсся сам хранитель. Ещё ночью ему пришло известие, что в пустыне, поблизости от ворот ошивается банда диких. И вот сегодня была предпринята попытка прорыва.

То, что хранитель возвращается, могло означать только одно, банда либо бежала, либо уничтожена. Подлетевший к подножию скалы вездеход резко затормозил, и из него одним гибким движением выскочил рослый, широкоплечий мужчина двадцати шести – тридцати лет.

Кожаные штаны, такая же безрукавка, едва сходившаяся на широкой груди с толстыми пластами грудных мышц. Широкий пояс с ножом и кобурой автоматического пистолета. Жилистые кулаки с набитыми костяшками ударных пальцев и перевитые мощными канатами мышц руки, покрытые загаром и шрамами.

Длинные чёрные, как смоль, волосы мужчины были собраны в конский хвост, обнажая по звериному удлинённые, плотно прижатые к черепу уши. Высокие скулы и раскосые черные глаза, прямой нос и плотно сжатые, твёрдые губы.

Его можно было бы назвать красивым, если бы не шрамы и аура опасности, которая просто исходила от этого человека. Любой, приблизившийся к нему на расстояние вытянутой руки, понимал, что он с одинаковой лёгкостью может одарить или убить.

Подойдя к капитану, мужчина протянул руку и, пожав протянутую ладонь, негромко спросил:

– Разгрузили?

– Заканчиваем, – кивнул в ответ капитан. – Ещё немного, и можно будет отправляться за товаром.

– Хорошо, – кивнул в ответ мужчина. – Похоже, ты нашёл место, где наши железки в большой цене.

– Да, – улыбнулся капитан, – там, в трёх месяцах пути, есть земля, где ваши машины сразу оценили и готовы хорошо за них заплатить.

– Там много людей? – задумчиво спросил мужчина.

– Не знаю, – покачал головой капитан. – Я не бываю дальше побережья.

– Я забыл, – извиняющимся тоном ответил хранитель.

Их разговор был прерван громким детским криком, прозвеневшим над гомоном бухты радостным диссонансом.

– Папа! Смотри, что я умею!

Моментально развернувшись, мужчина вскинул голову и, тихо охнув, бросился к скале. От самого верха, по спущенному канату летел мальчишка лет пяти. Сорванец обмотал канат куском сыромятной кожи и теперь со свистом мчался отвесно вниз.

Мужчина успел подхватить мальчишку у самой земли. Прижав его к себе, он крепко сжал руки и срывающимся от волнения голосом прошипел:

– Ещё раз так сделаешь, так выдеру, что неделю сидеть не сможешь.

– За что? Это же так весело, – удивлённо спросил сорванец, ничуть не испугавшись отцовской угрозы.

– Весело?! – растерянно переспросил мужчина, – а если бы ты сорвался? Ты не думал, что будет с мамой и со мной, если ты разобьёшься?

– Но почему я должен сорваться? – возмущённо завопил сорванец. – Я же видел, как ты, мама и другие так спускаетесь, когда начинают стрелять.

– Но мы взрослые, – в очередной раз попытался образумить сына отец.

– Я тоже не маленький, – упрямо тряхнул такой же, как у отца, чёрной гривой сорванец.

– Ты сам в этом виноват, Ли, – прозвучал лукавый женский голос, и к стоящему у скалы мужчине подошла молодая женщина.

– Знаешь, Юста, иногда мне хочется выдрать вас обоих, – не остался в долгу Ли.

– А меня-то за что? – развела руками девушка.

– Для профилактики, – усмехнулся он в ответ, целуя подругу.

Весело поздоровавшись с капитаном, девушка взяла сына и, ласково потрепав его за ухо, с притворной угрозой сказала:

– Не смей больше так пугать отца. Он же сдуру может и вправду за ремень взяться. Тогда нам обоим попадёт.

– Не, не попадёт, – уверенно заявил сорванец, – папа добрый, он только рычит страшно.

– Вот ведь паршивец, – смущённо проворчал Ли, бросая на капитана растерянный взгляд.

– Дети знают нас лучше нас самих, – усмехнулся капитан и, вежливо кивнув Юсте, медленно направился к кораблю.

Повернувшись к подруге, Ли быстро поцеловал её в щёку и, потрепав сына по лохматой голове, сказал:

– Займитесь чем-нибудь. Мне нужно кое-что обговорить с капитаном. И заодно попробуй причесать этого нахалёнка. А то он больше похож на кактус, чем на человеческого детёныша.

– Как-нибудь попробуй сделать это сам, – рассмеялась в ответ Юста. – Он умудряется стать таким уже через пять минут после того, как я вытаскиваю его из ванны.

Растерянно покрутив головой, Ли широким шагом двинулся следом за уходящим капитаном. Догнав его у самых сходней, Ли задумчиво спросил:

– Капитан, а почему вы никогда не пользуетесь моторами, чтобы двигаться по воде?

– Моторы мы используем только в скутерах, чтобы добраться до берега там, где не может пристать корабль.

– Это я знаю. Я говорю про сами корабли.

– Они большие. Нужен очень мощный двигатель, чтобы он мог тащить такой вес. А тебе лучше меня известно, чем больше двигатель, тем больше топлива ему требуется. Раньше, до войны, у людей были такие двигатели. Были и железные корабли, и большие двигатели. Но это знание утрачено.

– Не думаю, – покачал головой Ли. – Выпустим вас в море, и я отправлюсь в библиотеку. Там должно быть описание таких двигателей.

– Если ты сможешь сделать железный корабль, станешь самым богатым человеком в пустыне, – усмехнулся в ответ капитан. – Это давняя мечта всех морских мутов. Большой железный корабль, которому не нужны паруса и ветер. Хотя, если вспомнить, как ты придумал метатель, то я не удивлюсь, если тебе это удастся.

– Я давно хочу попробовать, – задумчиво отозвался Ли.

– Из-за неё? – тихо спросил капитан, кивком головы указывая на бегущую по пляжу Юсту.

Они с малышом затеяли играть в догонялки по воде. И теперь неслись по мелководью, вздымая тучи брызг и весело хохоча во всё горло. С улыбкой посмотрев на них, Ли молча кивнул и тихо ответил:

– Из-за них. Мой сын наполовину моряк.

– А наполовину механик, – с усмешкой добавил капитан. – Это не лесть. Наши мальчишки додумываются до таких штук с ремнями только после того, как пару раз обдерут ладони. А твой сразу сообразил.

– Он видел, как мы это делаем, – пожал плечами Ли.

– Наши тоже видят, – упрямо стоял на своём капитан, – но всё равно обдирают руки. А твой сумел использовать чужой опыт.

– Она мечтает снова побывать в море, – вздохнул Ли.

– Я могу взять её с собой, – неожиданно ответил капитан. – Но я не уверен, что это будет безопасно. У этих берегов появилось очень много пиратов. В последнем переходе нас спас только твой метатель, да и то только потому, что мы начали заряжать в него гранаты.

– Поэтому ты заказал их аж три ящика? – мрачно спросил Ли.

– Поэтому, – тяжело вздохнул капитан.

– Прости, капитан. Я доверяю тебе, но не могу отпустить их. Я не могу потерять сына.

– Понимаю и не обижаюсь, – кивнул в ответ капитан. – Больше того, дам тебе один совет. Если тебе кто-то пообещает, что вернёт их обратно без всяких проблем, не верь. За одну неделю я видел восемь пиратских кораблей.

– Ты уверен, что это пираты? – тут же насторожился Ли.

– Так же, как в том, что вижу тебя, – тяжело вздохнул капитан.

– И чем их корабли отличаются от обычных? – продолжил допрос Ли.

– Ничем. Все корабли похожи. Да и дело тут совсем не в кораблях. Дело в тех, кто находится на этих кораблях. Они нападали на нас.

– Понятно, – мрачно кивнул Ли.

– И вот ещё что, – продолжил капитан. – Поставь охрану на маяке и вооружи их пулемётами. Пираты стали нападать на прибрежные поселения, а слава о твоём городе разнеслась уже по всему морю. Будь осторожен.

– Спасибо, старый друг. Я буду осторожен, – ответил Ли, крепко пожимая руку капитану.

Попрощавшись, он вышел на пляж и не спеша направился к своей семье. Остановившись неподалёку от резвящихся в воде родных, он принялся с улыбкой наблюдать за ними, одновременно отслеживая всё водное пространство вокруг. Несмотря на шум и суету, морские хищники не упускали случая напасть. То и дело огромные бульшарки выбирались из воды на пляж, нагло атакуя купающихся.

Несмотря на громкие призывы сына и подруги, Ли продолжал стоять на берегу, внимательно всматриваясь в воду. Что-то беспокоило его. Какая-то заноза, засев где-то на краю сознания, не давала ему покоя. Неожиданно он сделал несколько шагов в полосе прибоя и, выхватив пистолет, громко приказал:

– Юста, Рей, быстро из воды!

Резкий голос Ли прозвучал в воздухе, как щелчок кнута. Вздрогнув, Юста подхватила на руки сына и стремительно выскочила на песок. В ту же минуту там, где они только что резвились, на мелководье вылез бульшарк. Сообразив, что добыча ускользает, огромный зверь взревел и неуклюжими прыжками выскочил на пляж.

Зная, насколько быстрым и опасным может быть этот зверь, Ли вскинул пистолет и принялся всаживать в огромную акулью башку пулю за пулей. С близкого расстояния тупые одиннадцатимиллиметровые пули пробивали железный лист, толщиной полсантиметра. Но против толстых костей черепа этой зверюги они оказались бессильны. Единственное, чего Ли смог добиться этой стрельбой, так это отбросить зверя обратно в воду.

– Бегите, – скомандовал Ли, быстро перезаряжая пистолет.

Ответом ему послужили быстрые шаги Юсты. Девушка давно уже знала, что самым мудрым в подобной ситуации было сделать так, как он говорит. Убедившись, что его близкие в безопасности, Ли снова вскинул пистолет и, тщательно прицелившись, всадил пулю прямо в глаз чудовища.

В ответ прозвучал дикий, леденящий вой, и окривевший монстр попёр в атаку как бульдозер. Легко разбежавшись, Ли запрыгнул на камень и, развернувшись, приготовился к стрельбе. Разогнавшийся бульшарк не успел вовремя остановиться и с ходу врезался в камень, на который вскочил Ли. Неожиданно в воздухе раздалась длинная пулемётная очередь, и шкура бульшарка расцвела огромными рваными дырами.

Взвыв в очередной раз, зверь ткнулся мордой в песок и, конвульсивно дёрнувшись, медленно завалился на бок. Быстро оглянувшись, Ли увидел замершего с пулемётом в руках капитана. Убрав пистолет в кобуру, Ли спрыгнул на песок и, жестом поблагодарив моряка, повернулся к подбегающим подросткам.

– Снимите шкуру и отнесите капитану, – коротко приказал он и, развернувшись, направился в обитель.

Из-за скалы к Ли подбежала Юста с сыном на руках и, прижавшись к мужу, прошептала, зябко передёргивая плечами:

– Как ты узнал, что он там?

– Увидел, – так же тихо ответил Ли. – Вода почти прозрачная, и его тень мелькнула на песке до того, как он подобрался к вам вплотную. Отправляйтесь домой. А мне ещё нужно съездить в город.

Читать легальную копию книги