Борис Акунин

Настоящая принцесса и другие сюжеты

Это вторая книга серии «Любовь к истории», в которую входят публикации из моего блога; первая называлась «Самый страшный злодей». Жанр сюжетных интернет-миниатюр с картинками мне как автору интересен тем, что дает возможность получать немедленную читательскую реакцию. Помимо нескольких десятков тысяч постоянных читателей («подписчиков») блог объединяет четыре с лишним тысячи активных участников, так называемое «Благородное Собрание», члены которого могут откликаться на тексты своими «комментами». Иногда какой-нибудь спорный «пост» собирает больше тысячи отзывов. Самые характерные или самые интересные из них приведены в книге.

Основное пространство в блоге занимают короткие рассказы о ярких событиях и поразительных персонажах прошлого. Эти исторические сюжеты занимают и бульшую часть книги. Но период, когда я вел этот своеобразный дневник (с конца лета 2011 до конца весны 2012 г.), был особенным. Общество скинуло апатию, зашевелилось, в стране начали происходить перемены, современность вдруг стала интереснее истории. Я стал публиковать много политических текстов. Большинство были «на злобу дня» и быстро устарели, но несколько наиболее памятных собраны во второй части – чтобы передать настроение и колорит времени.

Третью часть книги составляют «голосовалки» – блиц-опросы, которые я проводил в интернете на самые разные темы. Лично для меня именно этот раздел блога интереснее всего, поскольку создает коллективный портрет читательской аудитории, ее взглядов на жизнь, политику, искусство, человеческую природу.

В четвертой части даны выдержки из «Почтового ящика», где я отвечаю как умею на вопросы членов «Собрания» обо всем на свете.

Блог живет. Я продолжаю писать «посты», комментаторы откликаются на них, спорят со мной и друг с другом, иногда ругаются, и тогда суровый «городовой» призывает скандалистов к порядку. Там интересно, заходите: borisakunin.livejournal.com.

Эксгумация книги

09.08.2011

Одно время я подумывал написать книгу об истории колониальных захватов. Меня интересовали не исторические подробности, а то, как рождаются, живут и умирают империи. Почему одни из них существуют долго, а другие быстро рассыпаются? И как может выглядеть «правильная империя», которая простоит века?

Когда-то я с интересом прочитал книгу Егора Гайдара «Гибель империи». В этом глубоком, безукоризненно логичном сочинении меня не устроило лишь одно: определение термина «империя». Оно показалось мне в корне неверным, а поскольку именно на этом фундаменте держатся все последующие выводы, согласиться с ними мне было трудно.

По Е.Гайдару, империя – это «мощное полиэтническое государственное образование, в котором властные полномочия сосредоточены в метрополии, а демократические институты (если они существуют) – либо, по меньшей мере, избирательное право – не распространяются на всю подконтрольную ей территорию».

А по-моему, империя нечто совсем иное. Ни полиэтничность, ни наличие/отсутствие демократических институтов прямого касательства к сущности империи, мне кажется, не имеют.

На мой совершенно ненаучный взгляд, империя – это некий энергетический взрыв, это газообразная экспансия во внешнее пространство, которая в идеале стремится занять весь возможный объем, то есть вобрать в себя планету целиком (хоть ни одной из империй выполнить эту миссию до конца еще не удавалось). Характерным признаком государства имперского типа является его «велосипедность», то есть мобильность и неустойчивость: империя либо катится вперед, и чем быстрей, тем уверенней, – либо заваливается. Как только она перестает расти и укрепляться, немедленно начинается ослабление, распад.

При всем либерализме своего мировоззрения я прекрасно понимаю, что в геополитике действуют простые биологические законы: сильные кушают слабых; идет непрекращающийся естественный отбор; жизнестойкость наций и государств постоянно подвергается проверке на выживаемость. Мой либерализм не покушается на эти основы геополитической эволюции. Я лишь хочу, чтоб взаимоотношения больших и малых стран не имитировали встречу рейдера-Волка с Красной Шапочкой из старого анекдота.

(Волк встречает в лесу аппетитнейшую Красную Шапочку и, похотливо облизываясь, говорит вкрадчивым голосом: «Ну, что у нас будет? Дружественное слияние или враждебное поглощение?»)

Книгу под условным названием «Колонизация» я не написал и не напишу. Имеет смысл тратить силы и время на сочинение подобного жанра, только если рассчитываешь в ходе написания отыскать ответ на головоломный вопрос. Я же в какой-то момент проблему «правильного империализма» для себя решил, и необходимость пыхтеть над многостраничным трактатом отпала.

Если коротко изложить суть концепции, выстроившейся у меня в голове, получится примерно следующее.

Завоевание бывает трех видов. Самое ненадежное и кратковременное – военное.

На тупом насилии ничего прочного не построишь. Поэтому «военные империи» разваливаются быстрей всего.

Две недолговечные военные империи в изображении Б. Ефимова

Более эффективно завоевание экономическое: это когда Красная Шапочка заинтересована в «дружественном слиянии» из прагматических соображений – жизнь под покровительством Волка представляется ей более сытной.

Европа радуется «Плану Маршалла»

Однако самый надежный и мощный способ распространить свое влияние на чужеземные края – это «завоевание любовью», то есть культурная экспансия. Когда жители других стран начинают интересоваться твоей культурой больше, чем своей, влюбляются в нее, у них возникает желание жить так же, как ты, – стать частью тебя, слиться с тобой в одно целое, притом по страстной любви. Именно этим способом Запад одержал победу над социалистическим лагерем в «холодной войне» – не при помощи ракет, а благодаря Голливуду, «Битлз», джинсам, гамбургерам и прочим кисс-ми-квикам. (В этом смысле я очень даже империалист, мечтаю о реванше и экспансии российской культуры – разумеется, в лучших ее образцах.)

Практически про меня

Свое не особенно революционное открытие о «правильной колонизации» я вставил в уста какого-то персонажа (кажется, в «Алмазной колеснице»), после чего тему для себя закрыл: и так всё ясно.

Но материал-то остался. И довольно любопытный. Давайте-ка я устрою небольшой эксперимент: раскопаю директорию «Колонизация», извлеку уцелевшие косточки и сделаю из них несколько постов. Клянусь, теоретизирования больше не будет, только мелкие исторические фрагменты и сюжетцы.

Никакого R.I.P.!

Для начала расскажу про двух русских докторов.

Из комментариев к посту:

spivaki

А я не очень понимаю, что значит «западная культура», которая одержала вверх над «российской культурой». По-моему, это было столкновение двух одинаковых культур, вышедших из библейских ценностей и превратившихся в культуры материального потребления. И западная версия оказалась успешнее. Не было же какого-то особого сознательного плана джинсами и Голливудом покорить социалистические страны. Просто Запад жил своей жизнью и строил свое общество, и его версия оказалась значительно более конкурентоспособной.

maite357

Ох, не надо никакой русской культ-экспансии и культ-империи… Жить вообще лучше в маленькой тихой стране и без больших и завиральных идей любого типа. А империи все заканчивают одинаково – погромами и пожарищами вот как в Лондоне нынче. Америка на очереди, и помогут ли ей самой гамбургеры, это ещё бабушка надвое сказала..

575108

Огляделся в доме, чтобы выяснить, жертвой какого культурного империализма я стал. Оказывается, не считая старой Европы, меня приятно угнетают США (технологии) и Китай (чай, чайный столик с деревянными прибамбасами типа палочки для чистки носика чайника, чайная посуда и даже денежная трехпалая лягушка, становящаяся на время «золотой» при поливании кипятком). Все как в геополитике:)))

Россия, которую мы потеряли

12.08.2011

Одна из самых любопытных тем в истории колониальных захватов – это «варварские» (разумеется, с европейской точки зрения) государства, которым по счастливому стечению обстоятельств удалось сохранить – или долгое время сохранять – независимость. Таковы Сиам (Таиланд) или Абиссиния (Эфиопия). На фоне тотального дележа территорий меж великими державами чудом уцелело несколько таких оазисов, и в каждом возникла чрезвычайно любопытная культурная ситуация, отчасти напоминающая раннепетровскую Россию – живописный меланж западного декора и туземных традиций.

Не дожило до двадцатого века, но продержалось почти весь девятнадцатый Гавайское королевство, которое признавали и с которым поддерживали дипломатические отношения все ведущие государства. Единственная причина, по которой «дикарская» страна в те хищнические времена могла сохранить независимость, – умение за себя постоять. У короля Камеамеа Великого (1810–1819) была сильная армия, вооруженная ружьями, и неплохой флот.

Правящая династия островов, где еще совсем недавно слопали капитана Кука, за несколько поколений европеизировалась и облагообразилась до неузнаваемости.

Камеамеа Первый выглядел еще вот так:

А его сын уже вот как:

Гавайской монархией я заинтересовался еще с тех пор, когда изучал биографию адмирала Того, цусимского победителя, и вычитал, что он одно время состоял адъютантом при его высочестве гавайском принце, и это считалось для блестящего морского офицера большой честью.

Но Япония от Гавайев сравнительно недалеко. Гораздо неожиданней (и для нас интересней) след, оставленный на другом конце света нашими соотечественниками. Один из них – прямо персонаж альтернативно-исторического романа.

Антон-Георг Шеффер, немецкий уроженец и российский подданный, был человеком фантазийным, предприимчивым, не мог долго оставаться на одном месте и вечно со всеми скандалил. Бильярдным шаром карамболил он по всему свету. Шеффер успел послужить в русской армии и полиции, в 1812 году представил проект войны с Наполеоном посредством воздушных шаров, потом стал судовым врачом и был высажен на Аляске из-за ссоры с капитаном корабля. Знаменитый Александр Баранов, хозяин русской Америки, обладатель такого же крутого нрава, счел Шеффера родственной душой и взял в помощники.

Памятник Баранову на Аляске, Ситка

В 1815 году «Антон Георгиевич» Шеффер прибыл на Гавайи в качестве полномочного представителя Российско-американской компании для переговоров с великим королем Камеамеа.

Несмотря на пестроту трудовой книжки, врачом Шеффер был превосходным. Сначала вылечил от желтой лихорадки королеву, за что получил от их величеств десять овец и сорок коз. Затем перебрался на остров Кауаи и вылечил от каких-то хворей тамошнего царька. Царек недолюбливал властолюбивого Камеамеа и мечтал выбраться из-под его тяжелой десницы. Недолго думая, Шеффер предложил сепаратисту вступить в российское подданство, что и произошло. Правитель Кауаи принес присягу Александру Первому. На острове поставили православную церковь и три форта: Елизавета, Александр и Барклай. Местную реку Ханапепе переименовали в Дон.

У Шеффера были грандиозные планы. Он хотел создать на Гавайях российскую морскую базу для дальнейшей экспансии по всему Тихому океану.

Через пару лет выяснилось, что славный доктор действовал по собственному почину, не имея на то никаких полномочий. Самоуправца с Гавайев турнули, русский флаг спустили. Реку переименовали обратно.

Обиженный лекарь перестал служить неблагодарной России и перебрался в Бразилию, где впоследствии блистал при дворе императора дона Педро и окончил свои дни обладателем графского титула. Но это уже оффтоп, поэтому passons.

Нет, вы только представьте! Была бы у нас сейчас этакая отдельно плавающая средь тихоокеанских просторов Калининградская область и жили бы там донские казаки.

Тихий гавайский Дон

Портрета Шеффера я не нашел. Будем считать, что он – один из вельмож, приютившихся у ног великолепного дона Педро

Из комментариев к посту:

_o_tets_

Спасибо за интересную историю! Но самое лучшее в этом посте – заголовок:) А что касается портрета Шеффера – вот он:

ukdouble1

Имхо, подобная деятельность (по несанкционированному присоединению территорий) смахивает на преступление против государства. А если бы Япония или Штаты в ответ начали бы выдвигать требования или просто объявили войну? Немного напомнило издевательские подарки в стратегии Мейера «Цивилизация». При достаточно быстром наступлении игрока существует вероятность такого события: вражеский город, находящийся далеко от линии фронта, восстаёт и переходит на сторону игрока. Так как защитить его, естественно, нечем, следующим ходом туда вводятся войска противника, который получает за это бонусы и войсковой морали, и технологические, а игрок только теряет.

karambolika

Всё-таки удивительная история у нашей страны: столько энтузиастов-патриотов, радеющих о благе государства, живущих ради этого, столько открывателей земель, – и русская Америка (помешала бы нам Калифорния?), и Гавайи, да эх сколько всего… А потом является какой-нибудь мелкий чиновник и говорит ни-ни, не надо нам этого, запретить! И некому задать вопрос «Ты почто, сукин сын, казённые земли разбазариваешь?»

То же самое с изобретениями, эххх….

Каука Лукини

16.08.2011

Уж не знаю, что за мистические нити связывают далекий архипелаг с русскими медиками, но второй наш соотечественник, сыгравший существенную роль в истории Гавайев, тоже был врачом.

Это имя я впервые встретил в любопытных мемуарах некогда популярного, но забытого писателя Иеронима Ясинского (1850–1931). Вспоминая юность и членов киевского студенческого кружка, автор роняет фразу, которая сразу заставила меня сделать стойку: «…Судзиловский, впоследствии президент какой-то тихоокеанской республики».

Полез я копать и обнаружил еще одну турбулентную судьбу, тоже вполне пригодную для романа, но не авантюрного, а скорее в духе Чернышевского.

Если доктор Шеффер пытался сделать Гавайи русской колонией, то доктор Судзиловский бился за то, чтоб острова не стали колонией США. Оба русских медика потерпели фиаско, о чем, полагаю, современные гавайцы не скорбят.

Н.Судзиловский в своем «гавайском» возрасте

Николай Константинович Судзиловский (1850–1930) был классическим порождением своего времени. Идеалистичный юноша, как многие его сверстники, пошел в народ. Но просветительством и агитацией не ограничился, для этого у него был слишком бурный темперамент. Вероятнее всего, судьба привела бы его в ряды бомбистов, тем более что он отлично разбирался в химии и взрывчатых веществах. Кончилось бы всё сибирскими рудниками, а то и виселицей, но молодому человеку, можно сказать, повезло. Он устроился фельдшером в Николаевскую тюрьму, чтоб подготовить массовый побег арестантов, но был разоблачен и скрылся за границу. Вероятно, считал, что покидает родину на время, но оказалось – навсегда.

Дальше всё тоже шло по идеалистическим прописям семидесятых годов. Судзиловский посражался за освобождение балканских братьев от турецкого ига, но был выслан с Балкан за социалистическую пропаганду. Жил повсюду, выучил не меньше дюжины языков.

Он взял новое имя – Николас Рассел, стал гражданином США. Живя в Сан-Франциско, обвинил православного архиерея Америки и Аляски в коррупции. Подобная затея и в наши-то времена была бы рискованной – известно, как РПЦ любит выносить сор из избы, ну а уж в девятнадцатом столетии на правдолюбца ополчилась вся русская община. Нечистого на руку епископа сняли, но и Судзиловскому пришлось уехать. В 1892 году он поселился на Гавайях.

Читать легальную копию книги