Василий Маханенко

Путь Шамана

© Маханенко В., 2015

© ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Глава 1

Выход

– Вылазь! – раздался сиплый мужской голос, словно его обладатель очень долго болел ангиной, стараясь лечить ее мороженым. – Долго там лежать будешь?

Несмотря на то что крышка кокона уже давно ушла в сторону, я не находил в себе сил подняться и вернуться в реальный мир. Прямо перед глазами висела лампа дневного света, стандартный аксессуар любого офисного помещения, или, как в моем случае, места вывода бывших заключенных из игровой капсулы, однако я смотрел на нее и видел бесконечность. В голове стоял такой сумбур, что я ухватился за единственную правильную мысль, словно утопающий за соломинку, и старался никуда ее не упускать: я свободен! Я – Дмитрий Махан, навлекший на себя гнев целого города, получил свободу! Мне удалось разменять восемь лет заключения на какие-то одиннадцать месяцев игры!

Но радости эти мысли не приносили.

В голове нет-нет да появлялась ужасная фраза «…ты больше не нужен!», брошенная Анастарией. Я старательно очищал от нее мозг, но события последних тридцати минут моего нахождения в Барлионе старательно лезли на передовую сознания.

– Ты там вообще живой хоть? – В слышавшемся голосе прозвучали нотки тревоги и надо мной нависло бородатое лицо человека, правый глаз которого был скрыт за повязкой, частично скрывающей в том числе шрам, начинающийся на лбу и молнией уходящий к нижней челюсти. – Вроде живой, так чего лежишь? Обычно заключенные пулей выскакивают, целуя пол, а ты все валяешься. Случилось чего?

– Анализ функциональных блоков пациента завершен, – буквально через секунду произнес металлический женский голос. – Организм функционирует в штатном режиме, отклонений не обнаружено, физическое состояние – 88 % от нормы.

– Слушай, мне с тобой возиться не с руки! У меня еще сегодня девять вскрытий, так что давай пошевеливайся. Ты у нас внештатно вышел, так что за тобой приедут минут через тридцать. Посидишь пока в приемной… Да ты слышишь меня, или нет?! Промычи хоть что-нибудь!

– Слышу я, слышу, – пробурчал я, окончательно очистив мозг. Срываться на этом человеке не хотелось – жизнь его и так наказала, поэтому я подождал, когда последняя удерживающая меня перекладина отойдет в сторону, уселся и глубоко вдохнул. Голова тут же закружилась, перед глазами заплясали зайчики, но я продолжил сидеть – хватит быть слабым, пора взрослеть.

– Душ прямо и налево, – добавил мой собеседник, отстраняясь от кокона, – одежда уже там. В общем, я тебе не нянька, сам разберешься, что да как. Кстати, поздравляю с достижением! Выход на волю раньше срока – это прямо как новый уровень в игре. Даже два…

Бросив эти слова, техник развернулся и пошел по своим делам, поэтому мне ничего не оставалось, как перевалить ноги на пол и сделать первый шаг по направлению к указанной двери. На второй меня, к огромному удивлению, не хватило…

Не могу объяснить, что произошло с моим организмом, но едва я сделал второй шаг, как ноги подкосились, по телу прошла волна жуткой ломки, выворачивающая мышцы, а в голове взорвалась сотня маленьких фейерверков, рождая интересные и странные мысли: «Достижение за выход из капсулы! Это же два уровня! Где мое удовольствие?»

За одиннадцать месяцев игры я настолько свыкся с получением удовольствия от новых уровней характеристик или специальностей, что совершенно перестал их замечать. Только особо важные случаи, увеличивающие Ювелирное дело на несколько пунктов, еще заставляли меня опускаться на колени в сладостной истоме, подсознательно готовя руки к созданию следующего шедевра. Следующей дозы наркотика для заключенных.

С глухим стоном я завалился на пол, перестав ощущать собственное тело, – желание получить повышение уровня затмило собой весь остальной мир.

– Что, хреново тебе? – сквозь туман сознания прорвался насмешливый голос техника. – Ничего, потерпи, сейчас должно отпустить. Всех отпускает…

Мышцы выворачивались так, что оставалось только хрипеть и стонать – жажда «дозы» была сумасшедшей. В какой-то момент времени я понял, что старый техник – причина того, почему мне так плохо! Именно он не дает мне новую дозу, именно он вытащил меня из капсулы, именно он…

– О! Вот это тебя штырит! – раздался удивленный голос, когда я начал глухо рычать и ползти в его сторону, чтобы загрызть. – Ладно, загнешься еще невзначай. Будет тебе удовольствие.

В районе плеча пронеслась короткая вспышка боли, после чего по всему телу разлилась теплая и ошеломительно приятная волна счастья. Мышцы расслабились, кости перестали плясать джигу, сознание начало вновь воспринимать этот мир и я перевернулся на спину, совершенно не обращая внимания, что лежу обнаженным на холодном полу. Мой взгляд уперся в белый потолок с пресловутыми лампами дневного света, по которому ходили прекрасные единороги и собирали букеты цветов. Странно, не помню, чтобы у Ишни были руки, этот единорог больше на кентавра похож, только что с рогом…

– Вроде год сидел всего-то, где это ты так подсесть умудрился? – заслоняя кентавра, принявшегося петь песни, перед глазами второй раз предстало одноглазое лицо техника.

– Уровень восприятия реальности – 35 %, пациент находится в черной зоне подверженности, рекомендуемое время адаптационного периода – два месяца пятнадцать дней, – резюмировала мое состояние аппаратура. Жахнуть бы по ней Духом…

– Черная зона? – единственный глаз техника растекся по всему лицу, явив мне страшного циклопа. Вот и верь после этого НПС! Говорили, что всех циклопов уничтожили, а тут один прямо надо мной стоит. – Знаешь, паря, мне даже стало интересно, что с тобой случилось такое.

Циклоп отстранился, вернув мне радостного кентавра. Тот продолжал собирать цветочки и петь песни, как внезапно испуганно поднял голову вверх, поджал хвост и через мгновение упал на землю. По небу плыл Хозяин – черный Дракон.

Величаво вспарывая воздух огромными крыльями, Дракон завораживал и заставлял любоваться своей мощью и красотой. Все его тело было наполнено силой, он был истинным хозяином этого мира, и никто и ничто не могло свергнуть его с трона. Даже Сирены.

Сирены…

Анастария…

Барлиона…

Я – Дмитрий Махан, бывший заключенный…

Дракон в последний раз взмахнул крыльями и исчез, вернув на место белизну потолка.

– Уровень восприятия реальности – 85 %, пациент перешел в желтую зону подверженности, рекомендуемое время адаптационного периода – пятнадцать дней, – мгновенно отреагировала аппаратура.

– Кхех, – кашлянул техник. – Да что ж это такое творится? Черный, желтый. Слушай, через десять минут приедут врачи, пускай они сами тобой занимаются. Душ прямо, одежда там же. Нечего мне голову забивать…

Я резко сел, совершенно не испытывая никакого дискомфорта – ни головокружения, ни слабости, ни желания почувствовать очередную «дозу». Все мое сознание в данный момент было переполнено одним – ненавистью. Никогда не думал, что смогу испытывать это страшное чувство, но именно оно сейчас явилось образующим стержнем для надломленного постоянным удовольствием организма. Ненависть, охватывающая меня, была настолько огромной, что, попадись мне Настя сейчас на глаза, я не задумываясь бы… Хотя нет – второй раз отправляться на рудники я не хочу. Нужно действовать более продуманно. Нужно… нужно отомстить, главное – придумать как. Вот этим я и займусь сразу после того, как закончу адаптацию.

– Уровень восприятия реальности – 100 %, пациент перешел в зеленую зону подверженности, рекомендуемое время адаптационного периода – три дня…

– Так не бывает! – воскликнула доктор, ознакомившись с моими данными. Аккуратно удерживая планшет тонкими пальцами с огромными ногтями, расписанными довольно красивыми замысловатыми узорами, доктор постоянно поднимала удивленные глаза, словно меня не должно существовать. Белый халат не скрывал привлекательных форм постоянного посетителя виртуальных капсул или спортзалов – причем я дал бы 80 к 20, что все же капсул. Спортзалы нынче не в моде. – Дмитрий, как вы себя чувствуете?

– Насколько мне стало понятно, система свой вердикт уже вынесла, – просто пожал я плечами, стараясь не вступать в лишнюю полемику. Объяснять причины того, почему удалось «вернуться» в реальность, мне не хотелось – это дело касается только меня и клана Феникс. Пока я приводил себя в порядок, в голове сформировалась окончательная и бесповоротная мысль – мести быть. Сейчас неважно, как я это сделаю – буду разбираться по ходу пьесы, но ясно точно – оставлять безнаказанным поступок Феникса и моих якобы друзей никак нельзя. Иначе я перестану считать себя человеком…

– Выдала, но… – запнулась доктор, растерянно подняв на меня голубые глаза. – Уйти с черной зоны подверженности самостоятельно невозможно! Такого еще не было! За все двенадцать лет практики!

– Всегда кто-то должен быть первым, – философски заметил я, после чего перевел тему: – Доктор, скажите, а волосы у меня начнут расти? Или я так и останусь лысым на всю оставшуюся?

– Можно просто Светлана, – вздохнула девушка, очевидно осознав, что от меня ей сейчас ничего не добиться. – Начнут, не переживайте. В капсуле был специальный раствор, блокировавший их рост, так что… Дмитрий, хотелось бы сделать еще один небольшой тест, прежде чем мы отправимся в клинику реабилитации. Мне необходимо ваше согласие на чтение показаний мозга в состоянии бодрствования. Вы не против?

– Хорошо, мне скрывать нечего, – добродушно ответил я. Если в начале разговора я непроизвольно ассоциировал Светлану с Настей, стараясь найти подвох в любом слове, то сейчас мне казалось, что я знаю этого доктора очень давно и расстраивать ее отказом очень не хотелось. К тому же она доктор, а кто отказывает доктору? Только очень больные люди…

Как мне рассказали, две сотни километров, отделяющих заведения для содержания преступников от заведения для их реабилитации, мы должны проехать всего за час. По словам доктора, существует семь цветовых зон подверженности удовольствию – от максимального черного до минимального зеленого. При этом чем ниже уровень, тем дальше находится соответствующий реабилитационный центр. Доктор ко мне не лезла с разговорами о смысле жизни и моем будущем месте в этом бренном мире, поэтому я уставился в проносящиеся в окне деревья и начал обдумывать план мести.

Итак!

Первое, что нужно обязательно сделать, – вернуть себе Шамана. Пускай его вытаскивают из тюремных серверов и переводят на общедоступные. Начинать игру с нуля, когда есть такой монстр, очень недальновидно.

Второе – как только войду в игру, нужно лететь в Анхурс и требовать аудиенции с Императором или Верховной Жрицей, не знаю, кто отвечает за браки. Буду требовать развода с Анастарией и возвращения всего моего личного имущества – то, что Анастария вытащила у меня из мешка, принадлежит мне. Обязательно нужно проконсультироваться с игровым юристом по этому поводу – являются ли добычей вещи, вытащенные из открытого мешка? Если нет – привлеку Анастарию к ответственности, если да… Об этом лучше не думать, ибо терять Шахматы очень обидно.

Третье – нужно решить вопрос с кланом. Мне он больше не нужен, ибо я откровенно с ним не справляюсь. Должность главы игровой организации, пускай даже состоящей из десяти человек, накладывает определенные обязанности, которые мне совершенно не нужны. Вернусь в игру – распрощаюсь со всеми, кто остался, и официально закрою клан… Хотя нет – просто останусь в нем один. Терять проекции тоже нехорошо.

Четвертое – два самых моих главных актива – Альтамеда и гигантский кальмародельфин. Эти две сущности обязательно станут булыжниками, которые потянут меня на финансовое дно. Учитывая, что у моего клана больше не будет «Лэйте», тренирующихся и набивающих себе руку на моем бюджете, вопрос с поступлением денег нужно решать самостоятельно. Либо, чего очень не хочется, продавать Альтамеду другому клану. Другого выхода мне пока не видится.

Кстати, сколько у меня осталось денег? В тот момент, когда я подтверждал выход из игры, перед глазами мелькала цифра в 140 миллионов. Полтора года назад я о такой сумме даже и мечтать не мог, а тут… Сотня была потрачена на выход, сколько-то уйдет на зарплату оставшихся игроков, пока я их не выгнал, в любом случае около тридцатки должно остаться. На это рассчитывать и буду. Тридцать миллионов… Может, вывести их, купить себе шикарный дом и жить без всякой Барлионы? Пройду какое-нибудь обучение, найду себе работу и буду спокойно жить без всех этих Анастарий, Эхкиллеров, Фениксов. Чем плоха идея послать всех далеко и надолго?

Тем, что до конца дней мои кости будут обгладывать обедневшие жаба и хомяк. Если с каждым из них поодиночке я мог бы еще справиться, то сразу против двоих мои усилия тщетны. Я хочу вернуть свое и наказать тех, кто это самое мое забрал. При этом уничтожить к чертям собачьим сам клан Феникс. И сразу два вопроса:

Первый: каким образом можно уничтожить игровой клан?

Второй: каким образом я могу обезопасить себя в реальности от разъяренных Анастарий и Хелфаеров? Что-то мне не кажется, что они воспримут мои попытки навредить клану как всеми согласованное мероприятие и, если не удастся договориться со мной в игре, найдут в реальности. А в игре со мной договориться будет очень сложно.

Написать заявление в органы правопорядка? Интересно, что там указать – «я собираюсь уничтожить ведущий игровой клан Малабара, поэтому боюсь за свою жизнь»? С вероятностью 75 % меня отправят на принудительное психологическое лечение как человека, пошедшего против скалы. Так что это не вариант. Нужно будет все тщательно обдумать, поэтому возвращаюсь к первому вопросу – каким образом можно навредить игровому клану?

Читать легальную копию книги