Карл Ричардс

Давай поговорим о твоих доходах и расходах

Carl Richards

THE ONE-PAGE FINANCIAL PLAN:

A Simple Way to Be Smart About Your Money

© Перевод. Н. Бокарева, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Тайному обществу настоящих финансовых консультантов:

Спасибо за ваш вклад, меняющий мир

Введение

Некоторое время назад я переписывался по электронной почте с Дэном Хизом. Он писатель, причем успешный. На его счету – в соавторстве с братом Чипом – несколько бестселлеров, отмеченных газетой New York Times. Он поинтересовался, над чем я работаю. Я поделился с ним парой идей, которые в то время разрабатывал для своих книг, а потом вдогонку упомянул еще кое-что, о чем подумывал уже лет десять, – книге, которую я собирался когда-нибудь написать: «Страничный финансовый план».

«Я бы такую купил», – ответил он.

Меня его ответ удивил, и я решил уточнить. Мне стало интересно: я ведь сообщил ему лишь заглавие. Что, по его мнению, он собрался купить? Почему вдруг это его заинтересовало?

«Мне кажется, написать финансовый план так сложно, – сказал он. – Придется идти к юристу и консультанту по финансовому планированию, решать, каковы мои цели на всю оставшуюся жизнь, чтобы в конце концов выяснить, чего стоит достойная старость (судя по всему, к 65 нужно накопить 7,8 млн долларов, иначе – готовься перебиваться собачьими консервами). А потом выбирать из тысячи паевых фондов… А есть ведь еще частный пенсионный план 401 (k)[1 — Пенсионный план 401 (k) – наиболее популярный накопительный пенсионный счет частной пенсионной системы США. Свое название план получил по номеру статьи Налогового кодекса США 401 (k).] со всеми латиноамериканскими гособлигациями и тому подобным, так что единственный разумный ход – не составлять никакого финансового плана».

Неудивительная реакция, если учесть, как часто нам приходится делать выбор. Даже после похода в магазин иногда чувствуешь себя опустошенным и сбитым с толку. У меня в Нью-Йорке есть приятельница, которая живет недалеко от магазина, где продают только майонез. Казалось бы, сколько сортов майонеза нам на самом деле необходимо? (Она мне призналась, что пробовала несколько видов, и все очень вкусные.)

И конечно, особенно неуютно чувствуешь себя, когда речь идет о вопросах более серьезных, чем, например, выбор начинки для сэндвича. Недавно у меня была такая история с моим псом Зиком. У него было что-то с желудком (позвольте мне избавить вас от подробностей, как именно я это понял), и стало ясно, что придется обратиться в ветеринарную клинику. Я, как, наверное, и вы, все время занят. Когда Зик заболел, мы с семьей собирались в отпуск, и накопилось много работы, да к тому же детей с их секциями и кружками нужно было то куда-то отвозить, то откуда-то забирать.

К счастью, ветклиника была буквально в двухстах метрах от моего офиса. Я привез Зика и сказал ветврачу, что мне нужно съездить по делам. «Можно я вернусь за ним через несколько часов, а у вас, таким образом, будет время, чтобы сделать полный осмотр?»

Когда я приехал через несколько часов, ветеринар сказала, что собаку полностью обследовали и сделали все необходимые анализы.

«Могу предложить три варианта», – сказала она.

В этот момент у меня все замельтешило перед глазами.

Как только она произнесла «три варианта», меня охватила паника. Мне казалось, что мозг сейчас взорвется.

Не успел я опомниться, как она стала рассказывать мне о первом. Примерно на середине объяснения я понял, что больше не могу слушать.

Я жестом остановил ее: «Подождите. Просто скажите, если бы Зик был вашей собакой, что бы вы сделали?»

Она снова принялась перечислять мне варианты. Я снова ее перебил. Она снова за свое – еще альтернативы.

Наконец я поднес палец к губам: «Шшш». Потом сказал, очень медленно: «Пожалуйста. Не надо перечислять мне варианты, которые я не в состоянии квалифицированно оценить. Очень вас прошу. Просто скажите мне, как поступить».

С большинством книг, журналов и интернет-ресурсов на тему финансов дело обстоит так же, как в истории с ветврачом: все они предлагают вам список альтернатив, которые только больше сбивают вас с толку. Неудивительно, что мой приятель отказался от идеи составлять финансовый план: он даже не понимал, с чего начать.

И не только он. Во время дружеских обедов или когда я рассказываю кому-то, чем я занимаюсь, разговор неизбежно сводится к тому, как все это безнадежно – пытаться спланировать свою пенсию или продумать инвестиционные планы. Не раз ко мне обращались с той же просьбой, которую я озвучил в ветклинике: «Просто скажи мне, как поступить».

Отмечу, что все мои собеседники – умные люди. Они отличные специалисты в своей сфере. Многие – абсолютные звезды: эксперты в области бизнеса, науки, искусства, но, когда речь заходит о личных финансах, они не знают, что сказать. Они боятся принять неверное решение.

Меня не удивляет, что самые успешные из моих друзей теряются, когда дело касается сбережений и пенсии. Если они что-то задумали, то стараются сделать все правильно. Они ждут не просто хорошего совета, им нужен лучший вариант. Часто у них полно книг об инвестировании и финансах, но нет времени действительно вникнуть в тему, поэтому, чтобы не ошибиться с выбором, они предпочитают ничего не предпринимать.

Разумеется, от решительных действий нас удерживает не только страх совершить ошибку, но и те ошибки, которые мы уже допустили и которые нам не хочется признавать. Часто сама мысль о том, чтобы взглянуть на свои банковские выписки, вызывает стресс, поэтому мы позволяем им скапливаться, надеясь, что что-то произойдет и ситуация поменяется самостоятельно. Но что на самом деле должно обязательно измениться, так это наше поведение. Правда, проще сказать, чем сделать.

* * *

Сегодня известно множество случаев, когда люди лишились средств из-за бума и последовавшего за ним кризиса на рынке недвижимости. Но история о том, как я потерял свое жилье в 2010 году, немного другое дело.

Я финансовый консультант. Мне платят за то, что я помогаю делать разумный финансовый выбор. Я должен был понимать, что мы не можем позволить себе дом, стоящий почти вдвое больше той суммы, на которую мы изначально рассчитывали. Я должен был понимать, что что-то не так, если можно взять кредит в размере 100 % от стоимости приобретаемого объекта. Я должен был прислушаться к шестому чувству, которое подсказывало мне: «Здесь что-то не так».

Я финансовый консультант, но я не удосужился подумать, что за этим стоит, почему это работает. Я просто хотел верить нашему агенту, несмотря на то что он на этой сделке зарабатывал деньги. И было так просто верить, что он прав, – во всяком случае, поначалу. Нам очень понравился наш новый дом. Дети пошли в отличную государственную школу, у нас появились прекрасные друзья. Я мог кататься на велосипеде в Ред-Рокс и наслаждаться красотой природы. И на время рынок недвижимости смахнул все мои сомнения, которые у меня, возможно, возникали.

Все шло в гору, пока… вы сами понимаете.

Да, я финансовый консультант. Но в горячке того времени, когда мои доходы стремительно росли, когда цены на недвижимость неугомонно росли, я не рассуждал как финансовый консультант.

Кто-то может сказать, что я вообще не думал. Я просто шел за толпой.

Когда я увидел, что мое жилье выросло в стоимости почти в три раза, я использовал часть этого капитала, чтобы открыть свое дело, рынок недвижимости обвалился так стремительно, что никто из нас не успел ничего понять. Всего через несколько коротких месяцев мы столкнулись с тем, что нужно возвращаться в Юту и что остались должны мы больше, чем стоит наше жилье. После долгих переговоров с банком в течение почти целого года мы пришли к общему мнению: лучше всего будет продать жилье по цене, не покрывающей сумму долга.

Из этого, пусть разрушительного, опыта я вынес ценный урок: лучший финансовый план не имеет никакого отношения к динамике рынков, ни к тому, что говорит вам агент по недвижимости, ни к перспективным бумагам, на которые вам советует обратить внимание ваш шурин.

Самое важное для финансового плана – то, что наиболее важно для вас.

* * *

За последние двадцать лет я тысячу раз обсуждал эти вопросы. Я работал с сотнями клиентов над разработкой индивидуальных финансовых планов и с сотнями консультантов обсуждал их лучшие идеи и методики. И, как я еще не раз буду отмечать на страницах этой книги, я извлек уроки из своего опыта: я допускал ошибки, которые ни один рационально мыслящий финансовый консультант допускать не должен, – но, разумеется, я не только финансовый консультант, я человек, а человеку свойственно в значительной степени быть иррациональным.

Иррациональные решения и неверные импульсы в денежных вопросах – это не «неудачи»; они возникают тогда, когда человеку, субъекту эмоциональному, приходится принимать решения, которые повлияют на его будущее, в условиях ограниченной информации. Не нужно их [ошибок] избегать, их нужно признавать, на них можно учиться, и, да, их можно планировать. Отдавая себе в этом отчет, мы не будем гнаться за идеалом и вместо этого сосредоточимся на том, чтобы делать оценки и вносить коррективы, когда происходит сбой с намеченного пути. Конечно, мы будем стремиться предугадывать настолько точно, насколько это возможно, но не будем исступленно стараться сделать все правильно.

Насколько важен первый шаг? «В среднем среди работающего населения накоплений на старость практически нет» – таков один из выводов, сделанных в отчете Национального пенсионного института за 2013 год. «Если брать в расчет все домохозяйства, а не только те, у которых есть пенсионные накопления, медианный показатель суммы пенсионного счета составляет 3000 долларов среди работающего населения и 12 000 долларов для домохозяйств семей предпенсионного возраста. Две трети «работающих» домохозяйств в группе от 55 до 64 лет с по меньшей мере одним работающим имеют накопления менее суммы их годового дохода, что намного ниже необходимого минимума для поддержания уровня жизни на пенсии»[2 — http://www.nirsonline.org/index.php?option=com_content&task=view&id=768&Itemid=48 (http://www.nirsonline.org/index.php?option=com_content&task=view&id=768&Itemid=48).].

Прочитав эту книгу и сделав выбор из ряда альтернатив, вы уже окажетесь в лучшем положении по сравнению с большинством окружающих.

* * *

Единственное, чего вы не найдете в этой книге, это единственно верной инвестиционной стратегии. Есть целая отрасль, построенная вокруг идеи, что для успешного финансового планирования необходимо найти оптимальный объект инвестиций: при усердном поиске или при наличии хороших связей можно напасть на очередную золотую жилу среди акций, отраслей или паевых фондов. Но данные исследований четко показывают, что такая стратегия всегда ведет лишь к разочарованию. Нам не дано предугадать следующий Google.

Здесь вы найдете рекомендации на первый взгляд, возможно, неуместные в книге по финансовому планированию. Первые три главы помогут продумать и найти ответы на те вопросы, которые обычно обсуждаются с клиентом при совместной выработке индивидуального финансового плана. Некоторые из них, возможно, будут напоминать советы из самоучителя, но уверяю вас, что это не сборник пустых обещаний и растиражированных мантр. Суть этой книги – поиск ответов.

И главное: ваши ответы будут совсем не такими, как у меня или у вашего соседа. Поэтому для начала мы поговорим не о том, как сберегать и инвестировать средства, а о том, зачем вы изначально это делаете.

Я знаю, чего вам бы хотелось: пролистать книгу сразу до той главы, где я отвечаю на вопрос «Куда вложить деньги и в каком количестве?». Едва ли не каждый мой клиент, с которым мне приходилось работать, приходил ко мне с таким подходом: «Ну-ка, что ты можешь мне предложить?» – и честно говоря, мне бы хотелось написать книгу именно об этом. Я мог бы написать, как выбрать лучшие акции; мог бы издать труд на тему «Одна акция, которая изменит вашу жизнь». Меня приглашали бы во все телепередачи, но так я вам не помог бы. Я лишь добавил бы суматохи. Эту книгу я писал не для этого. Я задался целью помочь моему другу, моей маме или приятелям, с которыми мы разговаривали за ланчем.

Должен ли я в самом деле уместить финансовый план на одной странице? Некоторое время назад нам с женой нужно было решить ряд важных финансовых вопросов. Мы потратили немало времени на проработку деталей, открыли сберегательные счета, купили страховку и разработали инвестиционный процесс. Но когда дело доходило до принятия решения, мы застревали на мелочах. Наконец, от усталости, я задумался: «А что, если бы мне было нужно уместить все это на одной странице? Что из этого действительно имеет значение?»

Мне попался на глаза маркер и блок бумаги на принтере, я взял их и просто записал три-четыре пункта, действительно важных для нас. Первый отвечал на вопрос «Зачем?» – «Зачем нам нужны деньги, почему это важно?» Получилась своего рода формулировка наших ценностей как напоминание о том, зачем мы усердно работаем и копим деньги.

В следующих трех пунктах было прописано, что необходимо для достижения наших основных финансовых целей:

1. Мы хотели обязательно каждый год отчислять полную сумму взноса на пенсионные накопительные счета.

2. Мы хотели каждый год откладывать определенную сумму на образование детям.

3. Все остальное сверх этого будет откладываться на специальный счет на покупку дома.

И все.

И мы отложили этот список в сторону.