Николай Басов

Оковы чести

Глава 1

Трол Возрожденный, прозванный Воином Провидения, смотрел с башни на приближающихся всадников, которые даже издалека казались ему знакомыми. Отряд недавно вступил в долину Лугани, и Ибраил, разумеется, сразу же почувствовал их. Он-то и выволок Трола на главную наблюдательную башню замка Дотимер, откуда можно было разом осмотреть все окрестности.

Отсюда Трол видел и саму деревню, давшую название долине, которая была местом, где он физически родился… Это потом Учитель Султунар выкупил его у родни, увез на Северный континент и превратил в воина, проведя через магическую смерть и воскрешение для того, чтобы Трол мог восстановить в себе качества, необходимые для высокого искусства войны с Империей, по сути, возродил в нем память изумительного, ни с чем не сравнимого мастерства Лотара Желтоголового.

В деревне, лежащей в вечерней зимней долине, засыпанной снегом, все было тихо. Лишь собаки время от времени лаяли друг на друга, как делают все деревенские собаки на свете, да иногда Трол слышал, как в теплых хлевах блеяли овцы. В окнах там и тут светились огоньки, жители готовили ужин, от чего над трубами поднимались причудливые завитки дыма. В некоторых домах огни уже погасли, люди ложились спать, предоставив все заботы завтрашнему дню.

Трол не хотел сюда подниматься. Он целый день тренировался с Роватом и Кроханом, совершенствуя владение мечами, добиваясь усвоения тех приемов, которые получил, уничтожив трех саджей, фей-убийц и впитав согласно заклятию антимагии их энергию, с которой переносилась и информация об их воинском мастерстве. Обычно он работал двумя тренировочными мечами, которые за последнее время откровенно сдали и которые следовало бы уже перековать хотя бы по причине того, что удары Трола они едва выдерживали.

– Кто это? – спросил Трол, при каждом слове выдыхая в стылый воздух облачко пара. Он поежился. Здесь, на башне, зимний ветер с гор казался особенно пронизывающим. Кроме того, Трол еще не ужинал после тренировки и хотел есть.

Это было очень здорово – чувствовать себя усталым и голодным, это говорило, что он не зря прожил день, что его умение работать мечами прирастает.

– Погоди немного, – отозвался Ибраил. – Сам увидишь.

Трол сосредоточился. Особенно напрягаться после целого дня работы, от которой свалился бы и ломовой вол, не хотелось. К тому же он не давал себе пощады все последние недели, с тех пор как восстановился после боя с феями, а потому ничего не понимал. Хотя должен был. Среди магических умений, которые развил у него Учитель, была и способность к дальновидению.

Передернув от холода плечами, Трол пошел вниз, в главный зал замка. Тут весело трещал камин, а за огромным столом уже сидели Роват и Крохан, уписывая за обе щеки ужин. Во главе стола, как в последнее время повелось, сидел Батар Дотимерский, сбоку пристроилась его жена Тир. Девушка, выросшая в Лугани, оказалась совсем неплохой хозяйкой замка и всех окрестных земель и хорошей женой бывшему рыцарю Белого Ордена. Настолько, что Трол все чаще ловил себя на том, что завистливо хмурится, видя, как легко молодые супруги понимают друг друга.

– Ну, что там? – спросил вернувшегося Трола Крохан. Он жевал, поэтому вопрос у него получился не очень внятным.

Трол не ответил и сел за стол. Сейчас же Тир хлопнула в ладоши, и, словно по мановению волшебной палочки, перед Тролом появилась оловянная тарелка с нарезанным мясом, хлеб, луковицы и моченный в соленой воде горох, которые принесли девушки, взятые для ведения хозяйства в замок. Трол посмотрел на Тир.

– Ты бы приготовила что-нибудь посущественнее, на всякий случай. – Он набил рот мясом с лучком. – Похоже, у нас будут гости.

– Гости? – Тир поднялась сразу, словно солдат, услышавший командный зов сигнального рожка.

Она кивнула мужу и унеслась, похоже, в замковую кухню, позвякивая ключами от продуктовой кладовки. Батар отодвинул свою тарелку.

– Наверное, стоит подождать, если спустя пару часов будет настоящий пир. – Он улыбнулся.

Первое время, когда Ибраил только-только сделал ему операцию, Батар вообще не поднимал голову, так и ходил, разглядывая свой костыль. Он лишился правой ноги и левой руки, получив два удара от саджи Эды, и теперь, по сути, перестал быть воином, превратившись в сельского лэрда, мужа Тир, владетеля замка Дотимер и охранителя Лугани, подданного Каслы каМил, владетельной Верхних земель Новолунгмии. По привычке он носил меч, некогда принадлежавший Аргонату Угрюмому, но пользоваться им бывшему рыцарю было, конечно, трудно.

Трол подумал и тоже отодвинул тарелку. После еды его бы разморило, а он почему-то захотел быть свежим, спокойным и разумным. Время тянулось, отряд, который теперь хорошо чувствовал и Трол, приближался медленно, потому что дорогу завалило снегом. В последнее время в Лугань мало кто приезжал.

А сначала, когда они отбились от фиолетовых фламинго, взяли в заложницы Каслу каМил, в результате чего она должна была согласиться со свободным статусом Дотимера и Лугани, истребили саджей и прогнали Черных Псов Империи, в замок, прослышав об огромных богатствах, хранящихся тут, и о трудностях с продовольствием в только что разграбленной деревне, чуть не каждую неделю прибывали купцы на повозках.

Делать было нечего, из-за войны, которую Трол и его товарищи должны были вести, которую им навязали имперцы, деревенские не успели собрать урожай. Кроме того, они лишились практически всего своего скарба, вот Тролу и пришлось, следуя советам Тир и ее отца Михлуса, ставшего управляющим всеми замковыми землями, накупить и посевного зерна для следующей весны, и продуктов для крестьян, чтобы не было голода в эту зиму, и много чего еще. После этого стало спокойнее, хотя Трол знал, спокойствие это обманчивое – Империя никогда не согласится, чтобы он одержал верх. К тому же у него с Империей были и более старые счеты, по которым Трола непременно должны были заставить платить. Вот только когда и как?

Наконец, к замку подъехали всадники, минуя деревню, в которую им, благородным господам, заезжать было, конечно, не с руки. Трол снова попытался разобраться, кто же пожаловал к ним этим холодным декабрьским вечером, но снова никого определить не сумел. Ясно было одно – это не враги, скорее наоборот. Хотя и друзья приносят иногда плохие вести…

Еще четверть часа Трол сидел и просто смотрел в камин, пока путники отправляли своих лошадей на конюшню и с помощью замковых охранников разбирали багаж, впрочем, не очень значительный. Теперь он не торопился, решил, что интереснее будет узнать гостей, когда они войдут в главный зал. И не ошибся.

Потому что в зал, внося с собой вихрь энергии и зимнего холода, влетел… принц Кола Зимногорский, за которым следовал его неизменный Буж, едва успевавший за своим господином. Этих двоих связывала странная, полумагическая связь, согласно которой Буж был живым оберегом принца и начинал волноваться в том случае, если Коле грозила хотя бы незначительная опасность. За ними в зал вплыла сама Касла каМил, сюзерен той страны, в которой располагалась и долина Лугань.

Трол вскочил на ноги, он был рад видеть принца и почти с тем же удовольствием приветствовал Каслу. Хотя, конечно, принца он хлопал по плечу и разглядывал несколько минут, а владетельной лишь отвесил поклон. Она даже немного надула свои хорошенькие губки, чуть более красные от мороза, чем обычно.

– Складывается впечатление, лэрд Трол, что ты незнаком с нашими обычаями, – сказала она. – У нас вежливые подданные касаются платья своей госпожи либо, если она позволяет, протягивают руку ладонью вверх, чтобы мы могли на нее опереться.

Трол не считал себя подданным владетельной Верхних земель, но, с другой стороны, он тут родился… Поэтому он неловко проделал церемонию приветствия, о которой говорила Касла. Она рассмеялась и пошла приветствовать Крохана, Ровата и обязательно Батара, за спину которого пряталась его Тир. А вот потом произошло нечто удивительное. Потому что в зал, чуть озираясь по сторонам, вошел… Нишапр Сакатарм, маг Империи, бывший некогда другом Ибраила, который потом предал их в Архенахе, что произошло всего-то два года назад или того меньше.

Установилось неловкое молчание. Его прервал Ибраил, который тоже вошел в зал, но с другого входа, по лестнице, ведущей в покои всех обитателей замка. Он-то, конечно, уже знал, кто к ним приезжает, и знал о Нишапре, равно как и имперский маг почувствовал своего бывшего друга. Ибраил, разряжая ситуацию, а может быть, наоборот, усложняя ее, ровным тоном заметил:

– Вот уж кого не думал тут увидеть… Впрочем, наверное, Нишапр, у тебя имеется причина для появления в Дотимере?

Имперский маг дважды поклонился всем разом и Ибраилу в отдельности, потом мимолетно улыбнулся, но ничего не ответил. Он чего-то ждал и даже не был особенно напряжен. Это уже само по себе было каким-то подобием объяснения для тех, кто умел читать состояние людей по их поведению.

Тир, поприветствовав Каслу, принца Колу и даже Нишапра, причем гораздо уверенней, чем это получилось у Трола и остальных, пригласила:

– Прошу к столу, господа. Мы не успели приготовить ничего особенного, поскольку я лишь недавно узнала о вашем прибытии, но…

Гости даже не дослушали. Касла с Колой, а за ними Нишапр расселись вокруг стола, каким-то образом прекрасно осознавая, куда обычно садятся обитатели замка, и не заняв ничьих мест. Из кухни стали подавать блюда.

Теперь это был горячий куриный бульон, буженина из дикой вепрятины, приготовленная на можжевеловом дыму, рассыпчатый белый хлеб, только что из печки, масло, копченая и заливная рыба, салаты и вдоволь яблочного сидра, душистого, словно самое удачное вино. Потом Тир обещала подать еще супец из судака, свежую пшенную кашу с какими-то приправами, самих судаков и пудинги. Со вздохом она сказала, что пудинги будут только двух видов, потому что повара и так не справляются… На что Касла довольно рассмеялась и ответила:

– Для обычного ужина и без пудингов хорошо. – Она обглодала какую-то косточку и с удовлетворением облизала пальчики.

Тир вспыхнула и тут же послала кого-то за салфетками. Но ситуация, словно по волшебству, изменилась. Теперь всем хотелось уже не есть, а узнать, что же произошло на свете за то время, пока они не виделись. Начал Кола.

– Трол, тебе, да и всем остальным, наверное, будет интересно узнать, что Сантин женился на Джанин, владетельной Высокого Бора. Так как Высокий Бор одно из самых богатых Зимногорских владений, он хотел отдать мне свою Дабну, которой владел по праву наследования, но… я отказался. – Он подумал, прожевал небольшой кусок, запил бульоном и добавил: – Да и родня Джанин восстала, потому что тогда бы получилось, что она вышла замуж за принца без приданого.

– Есть немало именитых невест, у которых приданого хватит на двоих, – мельком заметила Касла.

Трол чуть ли не с облегчением посмотрел на нее. Было время, когда она, что называется, положила на Трола глаз, и было весьма непросто перенаправить ее внимание на политические задачи, а не на матримониальные. Впрочем, у сильных и активных женщин обе эти проблемы, кажется, частенько составляли единую проблему.

– А что принцесса Лорна? – спросил Крохан, который, кажется, после сегодняшней тренировки мог бы съесть не два, а три ужина. У него от аппетита при виде всех этих разносолов даже усы подрагивали.

– Принцесса? – переспросил Кола и почему-то насмешливо посмотрел на Трола. – Она заказала у какого-то художника довольно внушительный портрет… – он хмыкнул и запил это хмыканье сидром, – Возрожденного. Говорят, художник сделал его по памяти и с подсказками Джанин. Но я думаю, что сестрица сама присутствовала на всех сеансах и добивалась сходства.

– Портрет, – переспросил Трол, – но почему?

– Кто же знает этих женщин? – философски отозвался Кола.

– Она хорошенькая? – Касла чуть смутилась. – Я имею в виду, принц Кола, твою сестру.

– По-моему, не очень. Хотя ее почему-то в последнее время величают первой красавицей всех стран Кермальского моря… – Он посмотрел на Трола, еще неудачнее пробуя остаться серьезным. – А портрет-то получился не очень похожим. К тому же ты здорово вырос, пока мы не виделись.

Принц и сам вытянулся, стал ростом почти на голову выше Ибраила. А ведь у мага был рост выше среднего. После этих слов Трол прикинул и свой рост, оказалось, что он лишь дюйма на три, максимум на четыре ниже Колы. Если он такой высокий, тогда Трол…

– Возрожденный, – проговорила Касла, вдыхая аромат супца из судаков, – мне кажется, это может быть серьезно. – Она поправила локон волос, выбившийся из-под сеточки, расшитой мелким речным жемчугом. – Сам посуди, вы неплохо знакомы, тебя считают героем… Тем более – портрет! – Касла сделала большие глаза. Кокетства владетельной Верхних земель было не занимать.

– Ну а теперь, принц Кола, – прогудел Роват, который прежде не видел принца и на всякий случай решил обращаться к нему официально, – соблаговоли объявить причину, по которой ты совершил это путешествие.

– Да, – поддержал друга Крохан. – И как ты нашел нас?

– Найти вас было проще простого, – начал Кола. – Весть о том, что вы где-то в Новолунгмии победили саджей, разлетелась по всему миру… Рассказывали разное, но я хочу узнать, как-нибудь потом, если ты, Трол, не возражаешь, подробности. Итак, прослышав, как вы тут рубитесь, я сел на корабль и приплыл в Эдбор, столицу Новолунгмии. Король принял меня довольно милостиво и сообщил, что это произошло где-то в Верхних землях. Я отправился в замок владетельной Каслы, – Кола, как настоящий придворный, поклонился высокородной даме, – а она уже привела меня сюда. – Он хмыкнул. – Сначала она собиралась затеять чуть не целое посольство, но я уговорил ее тронуться в путь побыстрее. И она прибыла сюда всего с тремя телохранителями.