Саймон Мессингем

Доктор Кто. Ловушка Доктора

Simon Messingham

DOCTOR WHO: THE DOCTOR TRAP

© Simon Messingham, 2008.

Doctor Who is a BBC Wales production for BBC One.

Executive Producers: Steven Moff at and Brian Minchin.

‘Doctor Who’, ‘TARDIS’ and the Doctor Who logo are trademarks of the British Broadcasting Corporation and are used under licence.

BBC Wordmark and Logo are trade marks of the British Broadcasting Corporation and are used under licence.

BBC Logo © BBC 1996.

© Д. Вернер, перевод на русский язык, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Эта книга со всей любовью посвящается Ральфу Скотту и Оскару Даниэлу, а также их грандиозной матушке.

Вам скажут, что Планета 1 – настоящая.

Такая же настоящая, как и все другие планеты, – реальный мир, вращающийся вокруг реальной звезды во вполне добропорядочной Солнечной системе.

Планета 1.

Планета, где технологии продвинулись вперед настолько, что ее правитель стал всемогущим буквально на всех материальных уровнях. Планета, где каждую молекулу воздуха можно превратить во все, что пожелаете. Да, эта планета настоящая, все верно. Так вам и скажут.

Но если вы попробуете спросить, где она находится, если попытаетесь узнать точные координаты, вам ответят: ну, она прячется где-то на бескрайних космических просторах… за периферийным кольцом… на самом краю Вселенной… посмотрите-ка, прямо там!

Вот и все, чего вы добьетесь.

Строго говоря, Планету 1 найти так трудно, что многие цивилизации решили считать ее легендой: жизнь в нашей галактике непростая, и подобные мифы появляются сами собой. Планета 1 слишком хороша, чтобы быть правдой. Все хотят, чтобы она была настоящей, и все верят, что она настоящая, – но это, к сожалению, не делает ее настоящей.

Словом, вам скажут, что Планета 1 – не настоящая.

И Себастьян полностью этим доволен.

Себастьян – коллекционер.

А еще чародей, вор, разбойник двадцатого уровня, игрок и ваш лучший друг. Самое прекрасное существо, которое вы когда-либо видели, человек, за которого вы бы отдали жизнь, – и, наконец, убийца.

Себастьян управляет Планетой 1 на протяжении многих веков, во что верится с трудом – так молодо он выглядит. В его коллекции есть любое разумное существо, которое только можно пожелать, но он хочет большего. Нет, не золота, не сокровищ и не денег. Деньги ему не нужны. Зачем они ему?

Видите ли, Планета 1 – по слухам, обладающая наиболее развитыми технологиями из возможных, – становится привлекательной для определенного типа людей. Для людей, которые предпочли бы отправить Себастьяна в отставку, чтобы расчистить себе путь к вершине.

Теперь понятно, что нужно Себастьяну вместо денег.

Себастьян хочет, чтобы вы его нашли.

Если вы жаждете тех богатств, что ему принадлежат, и если сможете его найти – Планета 1 совсем рядом. Все, что вам нужно сделать, – это забрать ее.

Если слухи верны, существуют люди, которым удалось найти Планету 1. К сожалению, слухи также утверждают, что из сотен человек, заявивших о своей удаче, не вернулся ни один. Может, они сгинули в глубоком космосе, а может, и нет.

Может, они все-таки нашли Себастьяна.

А еще, по слухам, некоторым приходит приглашение.

Глава первая

– Хорошая новость: это Земля, – сказал Доктор.

Сирена взвыла вновь, отчего Донна буквально подскочила на месте. ТАРДИС заходилась в оглушительном, пронзительном до зубной боли звуке. Этому вою хватило бы десяти секунд, чтобы гарантированно свести вас с ума. Донна вцепилась в консоль, пытаясь понять, как его выключить.

– И что? – прорычала она.

Доктор расплылся в сияющей улыбке.

– Это сигнал бедствия! Требуется наша помощь. – Он уже надевал свое громоздкое пальто. – Удивительно! Они не могли послать такой сигнал. Не в этом временном промежутке. Не такой тип сигнала бедствия.

– Какой еще тип сигнала бедствия?

– Громкий и раздражающий. – Доктор принялся изучать экран, насвистывая, будто вообще не слышал никакого шума.

– Выключи эту штуку!

– Что ты сказала? – недоуменно нахмурился Доктор.

– Выключи. Эту. Штуку!

– А?

Донна оскалилась.

– Я сказала: выключи…

– Погоди-ка, я эту штуку выключу. – Доктор ткнул в какую-то кнопку, и звук затих. – Так что ты сказала?

Консольная комната поразила Донну внезапной тишиной – что, впрочем, ничуть не помешало ей продолжить орать.

– Доктор! Я тебя убью!

– За что? Что я сделал? – Он всем видом воплощал оскорбленную невинность.

Вместо ответа Донна рывком распахнула дверь ТАРДИС и вылетела наружу. Доктор прислушался. Повисла полная ожидания пауза.

Через секунду снаружи раздался вопль Донны.

– Ага, – крикнул он ей из-за двери, честно пытаясь спрятать улыбку. – Плохая новость: это Антарктика.

– Снег! – воскликнула Донна. – Мы уже проходили это на планете Ууд. Мы же завязали со снегом. Что ты имеешь против жаркого климата? У меня нос покраснел!

Доктор невозмутимо пробирался через сугробы.

– Донна, у тебя постоянно краснеет нос. Я бы сказал, что краснеть – это его величайший талант.

– Другие на твоем месте уже устали бы от хамства, выдохлись и заскучали. Но только не ты, да? Ты никогда не сдаешься.

Доктор казался совершенно очарованным миром вокруг.

– Говорят, у эскимосов есть пятьдесят слов для обозначения снега!

– У меня тоже парочка найдется, – пробурчала Донна.

А потом она вскарабкалась на здоровенный сугроб и увидела их.

Внизу простирался снежный склон примерно в милю длиной: бескрайний ледяной покров тянулся до самого горизонта, словно гигантский каток. Неподалеку от особенно темного пятна льда были припаркованы две машины на гусеничном ходу. На таком расстоянии Донна лишь смутно различала выстроившихся кольцом мужчин: они устанавливали флаги, которые отмечали границы этого самого пятна.

– Что это? – спросила Донна. – Какой-то затонувший космический корабль?

– Они что-то нашли, – взволнованно ответил Доктор. – Подо льдом.

И он указал куда-то рукой, другой прикрывая рот.

– Смотри, вездеходы! Какие блестящие! Я их обожаю.

– Ты все обожаешь. Значит, у них миссия по выкапыванию рухнувшей летающей тарелки.

– Обожаю миссии по выкапыванию рухнувших летающих тарелок!

– Не сомневаюсь.

От нетерпения Доктор подпрыгивал на месте.

– Так пойдем поможем!

ТАРДИС ждала, как и всегда. Она что-то тихо мурлыкала себе под нос, пока антарктический снег заносил синий корпус. ТАРДИС великолепно умела ждать.

Впрочем, сейчас это заняло куда меньше времени, чем обычно. Хлопья снега в десяти метрах от двери вдруг разлетелись в стороны, образовав в воздухе дыру размером с человека. Эту дыру мгновенно заполнила фигура, которую ТАРДИС узнала бы из миллиона: симпатичное угловатое лицо, темные дружелюбные глаза, прямые волосы.

Одетый в поношенный костюм мужчина дрожал. Он пританцовывал на месте, пытаясь согреть замерзшие в легких кедах ноги.

Некоторое время он наблюдал, как Доктор и Донна пробираются сквозь сугробы к обреченной экспедиции, – и улыбался, думая о том, что их здесь ждет. Нечто ужасающее, честно говоря.

Затем он вытащил металлический ключ и поцеловал его. Мужчина был ужасно взбудоражен.

– ТАРДИС! Поверить не могу!

Он победно вскинул руку, а потом быстро прикрыл рот ладонью, чтобы приглушить смешок. Еще какое-то время он сверлил спины Доктора и Донны пристальным взглядом – просто чтобы убедиться, что они не оглянутся. Затем он снова поднял руку с зажатым в ней ключом. «Момент истины» – так он любил говорить. Мужчина подошел к ТАРДИС, отпер дверь и ступил внутрь.

Дверь захлопнулась.

Несмотря на завывание полярного ветра, его голос все еще можно было различить снаружи, и это был голос самого счастливого человека на планете.

– Господи. Боже. Мой. Я стою в консольной комнате. Да!

Через шесть секунд ТАРДИС исчезла.

Глава вторая

Несмотря на всю свою скромность, Себастьян давно смирился с фактом, что он – самый красивый человек во Вселенной. Его лицо могло считаться своего рода произведением искусства: совершенный орлиный нос и полные губы; что же касается остального, то глаза Себастьяна были самыми синими, волосы – самыми золотистыми, и белее его острых зубов было не найти. Постоянные упражнения с мечом поддерживали тело в прекрасной физической форме. Себастьян даже добавил себе небольшой шрам на правую щеку – просто так, для красоты. Он взглянул в зеркало еще раз – убедиться, что все в порядке, и отрепетировать подходящее для приема гостей выражение лица.

– Черт возьми, я выгляжу потрясающе, – сообщил Себастьян отражению. Затем он щелкнул пальцами, и двери спальни распахнулись. Внутрь ворвалась вся его разодетая свита: шестеро напудренных и обряженных в парики роботов, спроектированных специально, чтобы сочетаться с разнообразными специфическими элементами гардероба Себастьяна. Его личный робот Дворецкий следовал чуть позади.

Дворецкий был здоровенным парнем в три метра ростом. Себастьян спроектировал всех роботов высокого ранга большими – дань ироничной метафоре о жизни и власти.

В данный момент Себастьян испытывал пристрастие к моде благородных европейских домов XVIII века. Ему нравилась стильная военная форма с облегающими мундирами, болтающимися на поясе мечами и начищенными шпорами. Особенно ему импонировали длинные черные усы – так что он заставил всех слуг отрастить себе такие же. Себастьян даже перестроил свой дом, чтобы он походил на типичный замок эпохи романтизма в какой-нибудь симпатичной европейской стране. Правда, с таким размахом и масштабом, которого на Земле не могло быть и в помине. Впрочем, в представлении Себастьяна больше всегда значило лучше.

Себастьян внимательно осмотрел свой костюм: алый мундир, плотные кавалерийские брюки, высокие блестящие сапоги и инкрустированная золотом портупея.

– Наряд великолепен, – объявил он Дворецкому. – Отлично подходит к такому особенному дню. Мои комплименты портному.

– Спасибо, сэр, – ответил тот.

– А теперь давай взглянем на мое королевство.

Себастьян запрыгнул на огромную кровать с балдахином и прильнул к окну. Внизу простирался необъятный, мощенный булыжником двор. Его слуги – то есть роботы в разноцветных шелковых ливреях, где каждый цвет что-то означал, – готовили карету к охоте.

Что до Себастьяна, он давно был готов.

Внезапно молекулярный экран замерцал и в воздухе появилась картинка. На связь вышел Надзиратель. Сейчас он находился в центре управления, запрятанном в самом сердце замка Шато.

Надзиратель поклонился.

Этот робот был таким же крупным, как и Дворецкий, но одевался значительно скромнее. Себастьян нарядил членов командного штаба в синие мундиры с золочеными пуговицами и огромные треуголки – словом, дал волю своей любви к военной тематике.

– Докладывай, – велел Себастьян.

– Господин, космические корабли выведены с орбиты и запрашивают разрешение на посадку. Кроме комиссара Веймарка, который разрешение на посадку требует.

– Открыть силовое поле, – приказал Себастьян. – Пусть охотники спускаются.

Раздалось шипение перестраивающихся молекул, и экран схлопнулся.

Замок Шато – дом Себастьяна на Планете 1 – отличался поразительной чрезмерностью. Может, его архитектура и была вдохновлена европейскими замками XVIII века, но вот размерами он превосходил владения богатейших королей.

Дворец раскинулся от горизонта до горизонта – слишком необъятный, чтобы человеческий разум вообще мог вместить такую махину. Украшенные замысловатыми барельефами стены, прекрасные разноцветные витражи, ажурная резьба на потолочных балках – по отдельности все это вызывало восхищение. А вот вместе почему-то заставляло чувствовать тошноту. Впрочем, Себастьяна это не волновало. Нельзя быть слишком модным, верно?

Однако весь масштаб удавалось прочувствовать, только взглянув на замок с высоты птичьего полета. Если вы решите добраться до него на шаттле, гигантское, многократно увеличенное лицо Себастьяна будет следить за вами, пока вы пикируете прямиком в его рот.

Шато был построен по образу и подобию своего хозяина. Как и Себастьян, замок был великолепным, до крайности внушительным и совершенно безумным. Все в нем предназначалось для того, чтобы вызывать благоговейный трепет. Себастьяна можно было назвать мастером внушения этого самого трепета, и разочарованным он никогда не оставался.

Стоило двенадцати шаттлам приземлиться в саду напротив больших каменных ворот, как их владельцев тут же рассадили по каретам и препроводили ко двору. Помимо всего прочего, в каретах были установлены разнообразные сенсорные устройства. Электрокинетическую ауру тщательнейшим образом сканировали, ДНК и биохимический состав тела – считывали и распознавали, причем все это происходило абсолютно незаметно для самих гостей.

Себастьян проследил, чтобы утро выдалось туманным, – ему казалось, что это выгодно оттеняет пейзаж. Укутанные обычной дымкой ели, видневшиеся на далеких горах, и впрямь смотрелись неплохо.

Лошади остановились напротив мраморных ступенек, которые вели к гигантским дубовым дверям, отделанным драгоценными камнями. Охотники осторожно выбрались из экипажей, пытаясь привыкнуть к размерам дворца.

Себастьян ощущал их напряжение – он почти что мог обонять его. Все его чувства обострились, и волоски на шее встали дыбом.

Себастьян жил ради этого чувства.

Что ж, время поприветствовать гостей. Он не собирался сверяться со списком – Себастьян и так был весьма близко со всеми знаком. Размышляя, окажется ли кто-то из них достаточно глуп, чтобы попытаться его убить, Себастьян величественной походкой направился в парадный зал.

Чтобы создать именно такой стол переговоров, который ему хотелось, Себастьяну пришлось вырастить и отправить на лесопилку целый тропический лес махагони. Текстура древесины должна была быть совершенной – а для этого на каждый сантиметр столешницы уходило ровно сорок три древесных ствола. Это нанесло колоссальный удар по экологии, что было не так уж важно, поскольку результат превзошел все ожидания. Стол буквально сиял в солнечном свете, который проходил через отделанные драгоценностями окна под четко выверенным углом в сорок градусов.

Охотники разместились за столом. Вся дюжина чувствовала себя не в своей тарелке и пребывала в скверном настроении, которое Себастьян ощутил сразу же, как только вошел.

– Друзья мои! – воскликнул он, взмахнув шелковым платком. – Добро пожаловать на Планету 1!