Майя Бэнкс

Вожделение

Моей семье – за то, что испортила

им отдых своими безумными идеями…

И Ким – за то, что выслушала меня,

когда я рассказала о своей задумке…

И Лили, которая прошла со мной весь путь от терний к звездам…

И наконец, Синди, которая всегда вставала на мою защиту…

Пролог

– Миа! Только что звонил консьерж. Машина ждет! – крикнула из соседней комнаты Кэролайн.

Задохнувшись от волнения, Миа, сидевшая на постели, потянулась за контрактом, который лежал на краю кровати. Тот успел истрепаться, потому что она не раз его перечитывала.

Миа помнила все наизусть и постоянно обдумывала. Воображение рисовало яркие картины. В них она была с Гейбом. Тот управлял и обладал ею. Владел.

Запихнув контракт в сумочку, Миа встала и поспешила к комоду, чтобы в последний раз посмотреться в зеркало. Невыспавшаяся, с тенями вокруг глаз – не скроешь ничем. Вдобавок бледная как смерть. Даже волосы не слушались и продолжали торчать.

Времени переделывать не было. Пора ехать.

Глубоко вздохнув, Миа покинула свою комнату и через гостиную направилась к выходу.

– Миа, подожди!

Миа, успевшая открыть дверь, остановилась. Кэролайн подбежала, крепко ее обняла, отступила и стала заправлять ей волосы за уши.

– Удачи! Ты все выходные была сама не своя. Если так напрягает – брось.

– Спасибо, Каро. Целую, пока, – улыбнулась Миа.

Кэролайн нарочито громко причмокнула губами. Миа повернулась и вышла.

Консьерж услужливо открыл ей дверцу машины. Миа устроилась на удобном кожаном сиденье. Автомобиль тронулся, направляясь из Верхнего Вестсайда, где жила Миа, в Мидтаун, к офису компании «ХКМ»[1 — «ХКМ» – название по первым буквам фамилий трех друзей: Хэмилтон, Крестуэлл, Макинтайр. – Прим. ред.].

Вчера звонил ее брат Джейс. Миа ни о чем ему не сказала, и теперь ее мучила совесть. Брат извинился за то, что не увиделся с ней на церемонии открытия. Знай он, что она придет, постарался бы отметиться.

Они проговорили полчаса. Джейс спросил о новостях и сообщил, что они с Эшем на несколько дней уедут по делам в Калифорнию. Договорились встретиться как-нибудь вечером, когда он вернется. Повесив трубку, Миа ощутила тоску. Они с братом были близки. Миа охотно делилась с ним наболевшим. Пока она росла, Джейс всегда был готов ее выслушать, дать совет и утешить. Миа не представляла лучшего старшего брата, чем Джейс, и вот теперь у нее от него секреты, и немалые.

Миа почти не слышала, как машина тормозила на перекрестках и снова лавировала в потоке движения. Потом автомобиль замер.

– Мисс Крестуэлл, мы приехали, – сказал водитель.

Ее глаза распахнулись и тут же сощурились от яркого осеннего солнца. Машина и в самом деле стояла возле здания, где компания «ХКМ» занимала целый этаж. Водитель вышел и открыл дверь. Миа потерла лицо, приходя в себя, затем вышла из машины, и прохладный ветер взъерошил ей волосы.

Лифт, как и в прошлый раз, поднял ее на сорок второй этаж. Во всем ощущался изрядный эффект дежавю. Все повторялось: сосало под ложечкой, ладони взмокли, нервы натянулись как струна. Но сегодня ей было страшнее, так как она знала, чего он хочет, и понимала, во что ввяжется, если согласится.

В приемной ее встретила улыбающаяся секретарша Элинор:

– Мистер Хэмилтон просил вас сразу пройти к нему.

– Спасибо, Элинор, – пробормотала Миа, минуя ее стол.

Дверь кабинета Гейба была открыта. Миа остановилась в коридоре. Гейб стоял к ней спиной, заложив руки в карманы, и любовался панорамой Манхэттена.

Он был прекрасен. Приятно смотреть. Даже сейчас, когда он позволил себе расслабиться, в нем все равно угадывалась неистовая мужская сила. Ошеломленная Миа вдруг поняла, почему ее так тянет к нему, по крайней мере одну причину из многих. С ним она чувствовала себя в безопасности. Даже его присутствие успокаивало. Более того, рядом с Гейбом она чувствовала себя… защищенной.

По сути, в отношениях, которые он предложил Миа, воплощались ее мечты. Безопасность. Надежность. Покой. Защита. Гейб гарантировал все это. А ей нужно было лишь согласиться передать ему полную власть над собой.

Всякие сомнения отпали, и Миа испытала легкость, почти эйфорию. Не то чтобы она смертельно боялась. Так отношения не завязывают. От нее требовались уверенность и согласие на обещанное Гейбом. Отдав ему всю себя, целиком, она могла не сомневаться, что он бережно отнесется к этому дару.

Гейб повернулся и увидел ее в дверях. Она с удивлением заметила облегчение в его взгляде. Неужели он боялся, что она не придет?

Он шагнул к ней и буквально втащил в кабинет, плотно закрыв дверь. Миа не успела слова сказать, как Гейб порывисто обнял ее и впился в губы.

Миа негромко застонала, когда его руки властно сжали ее плечи, потом устремились выше, к шее, и наконец замерли на лице. Гейб целовал ее, словно изголодавшийся. Словно его держали в плену, не пуская к ней, а теперь он вырвался на свободу. Такие поцелуи существовали лишь в фантазиях Миа. Еще никто и никогда не целовал ее с такой всепоглощающей страстью.

Это не было лишь демонстрацией его доминирования. Это была мольба о капитуляции. Он хотел Миа и показывал ей силу своего желания. Если у нее оставались крупицы сомнений, действительно ли Гейб ее хочет или просто решил от скуки завести новую интрижку, то теперь она полностью убедилась: да, хочет.

Гейб обнял ее за талию, крепко прижав к себе. Рука обхватила спину железным обручем.

Низом живота Миа чувствовала, что член его встал. Эрекция была мощной, дорогая брючная ткань вздулась. Дыхание Гейба опалило Миа, едва он оторвался от ее губ, и оба поспешили сделать вдох.

У Гейба блестели глаза.

– Я думал, ты не придешь.

Глава первая

Четыре дня назад…

Гейб Хэмилтон уготовил себе мучения в аду, но ему было на это наплевать. «Всемирная сеть курортов и отелей» компании «ХКМ» праздновала открытие «Бентли» – своего нового отеля. Едва Миа Крестуэлл появилась в его бальном зале, взгляд Гейба моментально приклеился к ней.

Младшая сестра его лучшего друга, Миа долгие годы была запретным плодом. Но вот она выросла, и Гейб положил на нее глаз. Миа превратилась для него в идефикс. Он пытался бороться с собой, однако понял, что бессилен противостоять мощному притяжению, исходящему от этой девушки.

Потом Гейб прекратил борьбу.

Сегодня Миа была одна, без Джейса, и это лишь утвердило Гейба в мысли, что время выбрано правильно. Пора было сделать решительный шаг.

Он отпил из фужера и начал вежливо внимать группе людей, с которыми остановился поговорить. Точнее, отметиться, так как в подобных беседах он редко шел дальше обычных любезностей.

Гейб не ждал Миа. Джейс ни словом не обмолвился об этом. Да и знал ли он сам? Скорее всего, нет, поскольку пять минут назад он вместе с Эшем и высокой длинноногой брюнеткой улизнул с вечеринки, направившись в роскошный номер на последнем этаже.

Знай Джейс, что его младшая сестра тоже придет, он бы не свалил. Даже ради женщины. Но в данный момент Джейса в зале не было, и это все упрощало.

Гейб видел, как Миа в поисках кого-то шарила взглядом по залу. Возле нее остановился официант с подносом и предложил вина. Миа взяла изящный фужер на длинной ножке, но пить не стала.

На ней было сногсшибательное платье в обтяжку, подчеркивавшее все выпуклости. Под стать ему были и туфли – из тех, что называют «трахни меня». Распущенные волосы буквально взывали к мужской руке, чтобы схватила и дернула. Темные тонкие локоны ниспадали, привлекая взор к точеной шее, истосковавшейся по поцелуям. Гейбу отчаянно хотелось подбежать к Миа и набросить ей на плечи пиджак, дабы никто не видел сокровищ, которые он считал своими. Боже милостивый, будто мало ему безумств! Он не имел на нее никаких прав. Но это тоже изменится.

Ее платье для коктейлей было без бретелек, плечи открыты, груди так и манили. Будь он проклят – ему не хотелось, чтобы другие пялились, но запретить он не мог. И да, они смотрели. Она уже привлекла внимание окружающих. Остальные глазели наравне с Гейбом, и взгляды их были хищны.

Шею Миа украшал бриллиант на тонкой цепочке, в ушах поблескивали бриллиантовые сережки. Все это Гейб подарил ей годом раньше на Рождество. Ему льстило, что Миа все это надела. Еще один шаг к его неизбежному обладанию ею.

Миа пока не знала об этом, но он ждал достаточно долго. Он мучился годами, ощущая себя отпетым преступником. Его снедало неукротимое влечение к младшей сестре лучшего друга, тогда еще девочке. Когда ей исполнилось двадцать, Гейб облегченно вздохнул. Отныне в его интересе не было ничего предосудительного, но ему уже стукнуло тридцать четыре, и он знал: она и сейчас чересчур молода для его намерений. И Гейб продолжал ждать.

Он был одержим ею и признавал это неохотно. Она была его наркотиком, но Гейб ничуть не желал излечиться. Ныне ей исполнилось двадцать четыре, и разница в возрасте уже не казалась непреодолимой. Или это ему только чудилось. Джейс и сейчас пришел бы в ярость. Для него Миа навсегда останется младшей сестренкой. И все-таки Гейб был готов рискнуть и наконец-то отведать запретного плода.

Да, он имел на нее виды. Оставалось осуществить план.

* * *

Миа пригубила вино. Фужер она взяла лишь затем, чтобы не выглядеть белой вороной среди красивых и богатых людей. Она беспокойно оглядывала зал, выискивая Джейса. Брат обещал явиться, и она решила сделать ему сюрприз: приехала на пышную церемонию открытия новейшего отеля.

Тот находился на Юнион-сквер и был рассчитан на вкусы самых состоятельных и привередливых клиентов. Джейс и двое его лучших друзей годами трудились в гостиничном бизнесе, целиком погрузившись в этот мир. Они не жалели сил, мечтая добиться успеха, и их труды были щедро вознаграждены. Они достигли высот, для большинства немыслимых, – и это в свои тридцать с небольшим.

В тридцать восемь они прослыли магнатами гостиничного бизнеса. И не только в стране – в мире. Но Миа по-прежнему видела в Джейсе старшего брата, а в Гейбе и Эше – его лучших друзей. Впрочем, Гейб стал исключением, но ей давно было пора отказаться от необузданных подростковых фантазий на его счет. В шестнадцать они понятны. В двадцать четыре это лишь порождает отчаяние и самообман.

Эш и Гейб родились в богатых семьях. Миа и Джейс – нет. В кругах, где вращался брат, Миа оставалась отчасти скованной и неловкой. Но она очень гордилась взлетом Джейса, который действительно «сам себя сделал». Внезапная смерть отца и матери возложила на его плечи заботу о младшей сестре.

Гейб был близок со своими родителями, во всяком случае, пока те были вместе. Однако отец, прожив с матерью тридцать девять лет, вдруг взял и развелся с нею сразу после этой годовщины. Что касается Эша, то его семейную ситуацию, выражаясь дипломатично, можно было назвать… занятной. Эш не ладил ни с отцом, ни с матерью. Он ушел из родительского дома еще в юности, демонстративно наплевав на семейный бизнес и родительские деньги. Наверное, его успехи потому так и злили родителей, что он всего добивался сам.

Миа знала, что Эш почти не общается с ними. Бульшую часть времени он проводил с Джейсом и Гейбом, но чаще с Джейсом. Однажды брат сказал Миа, что родители Эша, по его выражению, – потрясающие придурки. Она приняла это за данность, хотя ни разу с ними не встречалась. Те делали вид, будто «ХКМ» не существует.

Миа хотела повернуться и убежать, когда к ней с улыбками направились двое мужчин. Вид у них был такой, словно они собирались узнать, сколько она возьмет за ночь. Но она еще не разыскала Джейса. Угробить столько времени, готовясь к этому вечеру, и сразу смыться? Тут она заметила Гейба. Тот был довольно печален, но это дела не меняло.

Миа улыбнулась и взяла себя в руки, не желая позорить брата и выставляться дурой на таком грандиозном празднике.

А затем, к ее великому удивлению, Гейб сам к ней протиснулся сквозь толпу. Его лицо оставалось хмурым. Но он подоспел очень кстати, подал руку и увел Миа буквально из-под носа у искателей приключений.

– Привет, Гейб, – промямлила Миа.

В его обществе она мгновенно почувствовала себя круглой дурой. Она не могла говорить, не могла думать, у нее не осталось ни одной связной мысли. Наверное, Гейбу казалось чудом, что она получила диплом, да еще и с отличием. Даже если они с Джейсом считали ее диплом совершенно бесполезным. Джейс намеревался ввести сестру в «семейный» бизнес. Но Миа сама толком не знала, чего ей хочется, к вящему неудовольствию Джейса.

Именно это делало ее виноватой. Она позволяла себе роскошь обдумывать решения не спеша. Джейс всегда оставался щедрым – его стараниями у нее была квартира и все необходимое, хотя по окончании магистратуры она попыталась жить на собственные средства.

Ее бывшие однокурсники уже работали по специальности, строили карьеру. Миа до сих пор довольствовалась неполным рабочим днем в кондитерской и все тянула, не в силах выбрать, как жить дальше.