Наталья Щерба

Полет сквозь камни

© Наталья Щерба, 2017

© Макет, оформление. ООО «РОСМЭН», 2017

Глава 1

Фамагуста

Темнота очаровывала.

Двуликая ночь долины дарила особенную тишину – тяжелую и равнодушную, – она прогоняла сон и навевала тревожные мысли.

Спать не хотелось, и Тим смотрел на небо. В черной бархатной бездне сияли тысячи и тысячи звездных светлячков, хитро подмигивающих с высоты. Где-то там, за скалами, пряталась Луна, на время утратившая силу и влияние на двуликих.

Тим повернулся на бок и вновь застыл, завороженный видом старого, заброшенного города, вздымавшегося над морем: тринадцать каменных зубцов смотрелись особенно четко на фоне яркой, звездной ночи.

Мог ли он подумать еще несколько недель назад, что будет жить здесь, практически один на один с нерушимой красотой нового мира – невероятного, чарующего и все же враждебного. Конечно, рядом Тимур Святов – отец Селестины, разведчик двуликих долин, а теперь еще и наставник Тима в мистике. Но можно ли ему верить? После того, что случилось на развалинах старой обсерватории… Тиму хотелось доверять новым друзьям, быть на их стороне, но он хорошо помнил, что мог погибнуть при переходе. Йозеф просил его рискнуть жизнью, и Тим рискнул – ради Селестины, ради астров, ради двуликого мира, ради самого себя. Рискнул – и остался жив.

В любом случае сейчас у него много времени для размышлений, разберется. Но одно он знает точно: лунатам лучше не доверять…

– Я всегда буду любить звезды, – неожиданно произнес Тим. – Всегда.

– Проснулся?

Тимур Святов поманил его к себе:

– Надеюсь, ты хорошо выспался – сегодня сложная ночь… Идем подкрепимся.

Тиму нравилась эта пещера в скалистом холме, вход в которую находился на небольшом каменном уступе. С одной стороны их прибежище тесно обступали высокие скалы, а с другой открывался вид на море и город на мысу.

На импровизированном столе – почти идеально квадратном камне – дымился чай в двух жестяных кружках. Парень с надеждой поискал глазами что-нибудь съестное и погрустнел, заметив жестяную миску с неизменной порцией рисовой каши.

– С едой туговато. – Тимур развел руками. – Вот выберемся, тогда и наедимся до отвала.

– Да ладно, – как можно безразличнее произнес Тим, подтянул чурбан, служивший табуреткой, уселся за стол и принялся за кашу.

Тимур с улыбкой наблюдал за ним.

– Знал бы ты, Тим, как я скучаю по кофе… – Он сделал глоток травяного чая, поморщился. – Даже от растворимого не отказался бы… Хотя нет, до такого я еще не опустился.

Тим весело фыркнул – его-то кофеманом точно не назовешь. Вот апельсинового сока он бы выпил. Да вообще любого! Впрочем, чай тоже сойдет, только жалко, что без сахара.

Тимур повернулся к стене – она шла отвесно, гладкая и ровная, – вот уже неделю Тим пытался нарисовать на ней углем тринадцать каменных зубцов, похожих на изящную женскую корону.

Эти зубцы странным образом волновали Тима – вот бы увидеть, что за ними, что там за мир… Всем своим нутром парень ощущал, что это очень, очень важно для него. Он сам не мог объяснить, почему так хотел туда попасть. Все, что было раньше – отец, дом на Солнечной, тренировки в спортзале, вражда с Алексом и даже Селестина, – все отступило на второй план перед этим желанием.

– Ты вчера долго просидел за работой – до самого вечера, – заметил Тимур, внимательно разглядывая рисунок на стене.

Тим пожал плечами:

– Так ведь гроза была.

– Отлично получается… – продолжил Тимур. – Потрясающая детализация. Вот на этом зубце, крайнем слева, верхушка чуть сколота… Молодец, заметил. А это что за звери?

Он встал, подошел ближе и провел пальцем по контуру рисунка.

– Из мифологии. – Тим был польщен, но изо всех сил старался это скрыть. – Я люблю рисовать необычных животных: драконов там, пегасов, кентавров, жар-птиц. А еще карты. Раньше я часто их рисовал. Меня даже на курсы дизайна ковки взяли…

Он замолк, вспомнив об отце. Сердце невольно защемило: отец бросил его, испугавшись гнева лунатов. Да и мать сделала то же самое, только раньше…

Заметив, что Тим погрустнел, Тимур Святов прищурился и предложил:

– А не прогуляться ли нам сегодня к Фамагусте?

Фамагуста… Так назывался этот странный город на скале.

Тим с готовностью вскочил – он всегда был рад пробежаться. Тем более что вчерашнее сидение в пещере порядком его утомило.

Вот уже месяц он находится в чужом, потустороннем мире, с этим странным человеком – отцом Селестины, астральным разведчиком новых земель. Пребывание здесь, в двуликой долине, казалось Тиму долгим, затянувшимся сном – удивительным, нереальным, немного абсурдным.

Днем они спали, потому что в долине свет Солнца – ближайшей к Земле звезды – подавлял способность двуликих управлять звездной или лунной энергией. А вечером, после пробуждения, Тимур Святов и его подопечный совершали пробежку вдоль моря. Это было любимое время Тима. Ему нравилось нестись во весь опор навстречу влажному, соленому ветру, когда ноги увязают в мягком, податливом песке. Ветер приятно обдувает лицо, прогоняя тяжелые, грустные мысли, утешая и ободряя, оставляя лишь радость настоящего и предвкушение неизведанного.

Но сегодня у Тимура Святова были другие планы.

– Уверен, что у тебя все в порядке с физической подготовкой. – Будто вопреки собственным словам, разведчик прошелся по Тиму довольно критическим взглядом. – Возможно, придется много прыгать и быстро бегать… Сегодня особый день – лунное затмение. Оно длится недолго, всего несколько минут, но за это время мы попытаемся пройти через зубцы. Не прочь проникнуть в старый город?

– Конечно не прочь, – мигом откликнулся Тим, внутренне замирая от восторга.

Тимур усмехнулся.

– Мы попадем в отражение Фамагусты, потому как настоящий город надежно спрятан от чужих глаз… Но мы попробуем разгадать его тайны.

Тим согласно закивал. Наконец-то настоящее дело!

– Это может быть очень опасно, – продолжал Тимур. – И все же пришла пора вновь испытать тебя… Но сначала давай-ка вспомним, чему я тебя учил. Лови!

Тим на лету поймал меч, пока еще просто рукоять, и мгновенно вызвал лезвие. Он любил уроки с астаром.

Тимур не спеша поднялся.

– Итак, правила обычные: выходишь из пещеры через пять минут. Я создам около двадцати белых карликов. Хоть один тебя заденет – бой окончен, а мы никуда не идем, и ты всю ночь до рассвета простоишь в стойке на кулаках.

Ровно через пять минут Тим выскочил из пещеры и чуть не налетел сразу на два учебных фантома, круживших возле самого входа подобно привидениям. К счастью, парень успел их заметить и на ходу рубанул мечом несколько раз подряд. Уже за поворотом, где начинался спуск к морю, на него напал еще один белый карлик.

Тренировка походила на виртуальную игру. Только Тиму по-настоящему пришлось прыгать с камня на камень, взбираться по отвесной скале, пережидать в расщелинах, выискивать новых и новых «врагов». Все это время Тимур неслышно скользил рядом, но в ход сражения не вмешивался, просто наблюдал. Тим старался изо всех сил: ему давно хотелось попасть в Фамагусту. Но разведчик все отказывал, мотивируя тем, что парень не готов.

Через полчаса напряженной битвы Тим вымотался, но виду не подал – продолжал разить карликов направо и налево. Он не заботился о точности и красоте удара, полностью уйдя в защиту, и эта тактика дала результат: вскоре вокруг не осталось ни одного сияющего белого пятна.

– Неплохо, – сдержанно похвалил Тимур и сразу перешел к критике: – Ты много вертишься без толку. Не спеши, думай о цели. Пусть каждый твой удар будет разящим. Хоть ты и победил все учебные фантомы, но настоящие белые карлики очень опасны – любое их прикосновение смертельно для астра.

Тим приуныл – очевидно, сегодня тоже не судьба прогуляться в старый город.

Но Тимура результат тренировки удовлетворил, и уже через полчаса они шли по направлению к старому городу. Тим все норовил перейти на бег, время от времени даже подпрыгивал от возбуждения – наконец-то он увидит этот загадочный город на скалистом мысе, путь в который лежит сквозь тринадцать каменных зубцов!

Тимур улыбался, видя его нетерпение, но шагал нарочито медленно.

– Послушай, а как ты пришел в спортзал? – вдруг спросил он. – Как попал к своему тренеру? Я имею в виду Виталия Крыля.

– К Валерьичу? Да просто пришел. – Тим беззаботно пожал плечами. – Парни с улицы говорили, что в спортзале появился хороший тренер по акробатике. Я хотел подучиться разным трюкам, чтобы лучше по крышам лазить. А там как-то сразу втянулся, на Квадрат стал ходить – это крыша такая, наше особое место для тренировок.

– И ты не знал, что все твои друзья, с которыми ты лазил по крышам, астры?

Тим покосился на разведчика. Интересно, к чему он клонит?

– Вообще не догадывался. Но вот Валерьич, похоже, знал, что я астр. Во время разговора с Селестиной он проговорился, что видел мой первый астральный прыжок. Правда, удивился, что я вижу охранные знаки. Помните, я вам рассказывал?

– Да-да, я все помню… – рассеянно отозвался Тимур. – Ты увидел нашу Сову, охранный знак, – это значит, что твоему восприятию доступен более тонкий слой реальности, а это уже способность прирожденного астроразведчика. Когда-то мы договорились с Селестиной о системе таких знаков, чтобы общаться между собой без контроля лунатов. И все-таки совпадение удивительное, – вдруг перебил он сам себя. – Что Крыль, что я, давно искали Маяк. Упавшую Звезду. Такого, как ты, Тим. Но я не могу понять, как он нашел тебя раньше. Понимаешь, Тим, твой тренер когда-то был астральным разведчиком, причем довольно успешным. Мы побывали в десятках экспедиций и успели хорошо узнать друг друга. Он умеет распознавать Маяки, но не видит маршрута… Собственно, именно по этой причине мы отдалились – Крыль тяготился положением Меча в нашей Тройке… Он хотел быть Компасом.

– Но вы были друзьями? – небрежно спросил Тим, хотя его распирало от любопытства. Он помнил, что Валерьич холодно отзывался об отце Селестины, да и вообще считал разведку двуликих долин гнусным ремеслом.

– Да-да, когда-то мы были друзьями. Но соперничество, довольно глупое, погубило нашу дружбу. Видишь ли, каждый из нас непременно первым хотел найти Астралис. А потом я вдруг получил небывалое… хм… преимущество. Есть одна старая легенда о лунастрах, о душах будущих учеников, переброшенных через… Впрочем, расскажу тебе как-нибудь потом, мы уже пришли.

Тим даже расстроился, что разведчик оборвал свою речь на самом интересном, но вскоре позабыл об этом, замерев от восхищения.

Вблизи древние башни казались громадными, очень высокими, словно колонны исполинского собора. Судя по идеальной прямоугольной форме и пропадающим в темноте неба изящным, стрельчатым аркам, их построили люди. Больше всего материал походил на мрамор – желтовато-белый, в темных прожилках, но старый и потрескавшийся. В углах, изгибах и выемках барельефов таилась золотисто-бурая тень.

– Ну что, идем дальше? – взбудоражено спросил Тим и, не выдержав, дотронулся до стены – камень оказался неожиданно теплым.

– Не спеши.

Тимур внимательно осмотрел землю возле одного из зубцов, перешел к следующему, снова поискал что-то у подножия – то ли какой-то знак, то ли метку.

Тим задрал голову – каменные зубцы пропадали где-то вверху, среди облаков. Ух, ну и высота! Он бесстрашно глянул в просвет, но между зубцами царила тьма, словно здесь открывался портал, ведущий в глубокий космос.

Наконец Тимур Святов вновь обратил внимание на своего спутника.

– Слушай меня внимательно. – Он положил руку Тиму на плечо. – Мы должны подняться на этот каменный зубец, пятый, а после аккуратно спуститься с другой стороны.

Тим недоверчиво глянул на него:

– А почему нельзя просто пройти между зубцами? Разве так не проще?

– Простое решение далеко не всегда правильное, – покачал головой Святов. – Когда я попал в долину, то первым делом захотел выяснить, что это за строение из тринадцати острых башен, похожее на женскую корону. Представь мое удивление, когда я собственными глазами увидел, что из-под этих арок выходят белые карлики – стражи двуликих долин. Они выплывают из черных глубин, приобретая диковинную форму, порой весьма узнаваемую – птиц, животных, растений и даже людей. И в этот момент все вокруг озаряется ярким, радужным светом… Судя по всему, именно здесь пролегает барьер «северного сияния» – та самая легендарная граница, которая столько раз становилась горьким разочарованием для астральных разведчиков.

– Вы думаете, они что-то охраняют? – с любопытством спросил Тим, вглядываясь в темноту до рези в глазах.

– В первый раз, когда я заметил этих удивительных существ, то не сразу понял, что передо мной белые карлики, – все-таки привык видеть их ослепительно-белыми, невыразительными сущностями без особой формы… А здесь – гигантские цветы, свободно парящие в воздухе, животные, люди, больше всего похожие на призраков… Все это казалось нереальным. Но в какой-то момент они ринулись на меня, и пришлось применить астар.

– А как же вы попали в город? – изумился Тим, внимательно слушавший рассказ разведчика.

– Другим способом. К сожалению, прямой переход под арками может быть смертельно опасен – из-за все тех же белых карликов. Я не знаю наверняка, но предпочел бы не рисковать нашими жизнями понапрасну.

– А если бросить камень, что произойдет? – полюбопытствовал Тим и невольно оглянулся в поисках подходящего метательного снаряда.

Тимур глянул на него с усмешкой:

– Все, что пролетает через зубцы, мгновенно исчезает на той стороне. Конечно, я не раз пробовал. Но не переживай, я нашел действительно надежный способ. Скорее всего, эта стена – портал, через который можно пройти только с одной стороны.