Настя Любимка

Страж огня. Академия сиятельных

Роман

© Н. Любимка, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Глава первая

Райан Валруа

Я ждал ее выхода и волновался как мальчишка. Если вспомнить собственную встречу со своим стражем, то во мне было меньше переживаний и страха, чем я испытываю сейчас за Хейли. Честно говоря, я чувствовал себя виноватым за то, что не стал рассказывать ей до конца обо всей процедуре выбора. Но зная о ее боязни животных, представляю, какую бы истерику она устроила, узнав, что будет окружена всеми магическими существами, которые откликнутся на ее присутствие. Стоять во тьме и ждать, когда первый зверь коснется тебя, что может быть страшнее?

Только неизвестность. Правда, в ее случае, она намного лучше, чем знание.

А может, ей повезет, и чудовищные твари не отреагируют на ее силу. Никто не мог даже предположить, что одного из сильнейших студентов первого курса выберет пегас. Скорее, это можно было ожидать с Хейли. Но… восхищение всей женской половины магис, выбрало Виктора Данта. Зрелище, несомненно, было впечатляющим. К чести студента, он довольно быстро оправился от потрясения и не стал сильно вредить животному. Сутки сна для пегаса намного лучше, чем беспамятство от силового удара.

Я чувствовал, как открываются ставни, как по проходу спешат звери. Вздрогнул. Она привлекла хищников. Только хищников. Я медленно вставал на ноги, но услышав ее визг, с размаху опустился на скамью и вновь вскочил. Вспыхнул свет, и моя девочка всем телом прижалась к каменному дракону. Я замер. Тошнота подступала к горлу. Так остро и всепоглощающе я еще никогда не боялся.

Звери, поджав хвосты, возвращались в свои клетки, и только мантикора надвигалась на Хейли. Кошка изрядно трусила, но сдаваться не желала. Это понял и дракон, секунда – и он раскрыл пасть, выпуская мощный поток воздуха.

– Хейли! – мой крик взорвал тишину арены.

Я будто очнулся ото сна и понесся вниз. Хейли обратила свой взгляд на меня, а я бежал вперед, отчетливо слыша стук собственного сердца. Лишь бы не опоздал, и мантикора не успела скрыться в вольере! Два зверя, выбравшие одного хозяина, обязательно будут драться друг с другом. Пока не уйдет с поля боя мантикора, дракон не сделает попытки причинить вред Хейли.

Мгновение и девушка отпрянула от чудовища. Ни от кого не скрылся ее ужас. Она оцепенела, завороженно глядя на дракона.

– Хейли! – голос обезумевшего от страха лорда Сизери слился с моим воплем, – беги к белому выходу!

Я достиг защитного купола, когда был остановлен ректором.

– Стой! – удерживая меня за руку, потребовал он. – Мы не можем вмешиваться.

– Пусти, – попытался вырваться я, но безуспешно.

– Успокойся, Рай, – прижав меня к защитному барьеру, по слогам выдохнул старый наставник. – Я тоже боюсь за нее, но ритуал нарушать нельзя. Она должна выбрать сама.

– Он убьет ее! – яростно выдохнул я в его лицо, а в следующую секунду был развернут лицом к арене.

– Ты не имеешь права выбирать за нее.

Архимаг даже без применения магии, всегда был силен, что сейчас мне и продемонстрировал. Призывать свою стихию я не мог, иначе навредил бы всем собравшимся на трибунах людям. Использовать магию можно лишь на арене, но туда меня не пускает ректор!

– Смотри, Рай! Разве ты видишь, что он хочет убить ее? – указывая на все так же застывшую на месте фигурку Хейли, спросил наставник.

– Мантикора еще не ушла, поэтому…

– Глупец, их связь установилась раньше, Рай, – намекая на ее работу в секторе «А», прошипел в мою макушку ректор.

– Яблоки? Только от того, что она накормила его яблоками?

– И это тоже, но не главное. Он пришел на ее дар. Она пробудила его силой своего огня.

– Хейли! Беги! – Лорд Сизери тоже сбежал вниз и отчаянно размахивал руками, желая привлечь внимание дочери и вывести ее из оцепенения.

У него получилось, девушка качнулась, а затем сделала первый шаг в сторону белой двери. Вместе с этим арену огласил рев мантикоры, которая не собиралась сдаваться. Оправившись от удара дракона, она неслась на него, бешено вращая хвостом.

Мгновение – и каменный дракон пустил в ход свой хвост, подрезая мантикору, от чего та пропахала носом песок и несколько раз перекувыркнулась.

Все затаили дыхание, кроме лорда Сизери, он продолжал кричать дочери, чтоб та бежала. Но даже я понял, что Хейли не уйдет. Стремительно, будто это она получила удар, девушка, раскинув руки в стороны, встала лицом к морде дракона.

– Нет! – крикнула студентка звенящим от страха голосом.

В этом вся Хейли, она может до ужаса бояться, но не даст причинить вред другому существу. Я почувствовал, как хватка учителя ослабла. Он больше не держал меня, но и теперь, когда Хейли сделала свой выбор, я не мог вмешаться. Арена не пропустит меня. Захоти девушка сбежать, и древние чары позволили бы мне помочь ей в этом, но не сейчас, когда она с дрожью в коленках стоит напротив зверя и защищает другое существо.

– Сумасшедшая! – в сердцах выкрикнул лорд Сизери и кулаком ударил о прозрачный барьер.

К нему уже спешила леди Меган, главная целительница лазарета. Она без труда определила, что лорду требуется ее помощь.

– Нет! – вновь выкрикнула Хейли, и в следующую секунду ее снесло мягкой волной воздуха.

– Поддержи ее, Рай, – прошептал ректор, – ей нужна помощь.

– Каким образом? – яростно прошипел я, проследив взглядом за падением любимой.

В одном ректор был прав, дракон не собирался ее убивать. Когда убивают, пользуются совершенно иной силой и мощью. Да что говорить! Дракон, который вместо пламени изрыгает воздух! Он играет с ней и мантикорой!

А может, он просто понимает, что девушка слабее его? Ведь стражи – это в первую очередь опора мага, его защита и поддержка. Он выбрал ее из всех претендентов не за одну сотню лет. Как сказал Альгар, его пробудила ее сила? Значит, именно ее дар нужен дракону. Но не станет девушки, исчезнет и дар.

Хейли довольно быстро оправилась после удара. Всего мгновение – и она уже на ногах. Впрочем, как и мантикора, которая решила обогнуть дракона, видимо, желая напасть со спины.

Но осуществить свой план не успела. Хейли создала два фаербола.

– Прочь! – крикнула она, кидая их в метре от мантикоры. – В вольер!

Ее голос все еще дрожал, выдавая не только напряжение, но и страх. Кошка жалобно мяукнула и затормозила. Огромные желтые глаза смотрели укоризненно и обиженно.

– В вольер! – продолжая создавать и кидать сгустки пламени, тем самым оттесняя мантикору к решеткам, повторила Хейли. – Глупая кошка!

Девушка сложила руки лодочкой, готовясь к серии пульсаров, которая последовала незамедлительно. Толпа восхищенно присвистнула. Кто-то начал аплодировать, остальные подхватили волну, еще и затопав, создавая неимоверный шум.

Студентка медленно надвигалась на мантикору, выпуская все новые огненные шары, заставляя кошку отступать.

Минута – и мантикора с обиженным ревом разворачивается и стремительно исчезает в нише под ареной. Лязгнув так, что перекрыла шум толпы, решетка захлопнулась.

Хейли осталась наедине с драконом.

Улыбка, появившаяся на моем лице от действий любимой и ее решительности спасти мантикору, пропала. Страх вновь подступил к горлу. Что же будет дальше? Все время, пока Хейли заставляла мантикору ретироваться, дракон спокойно наблюдал за ними, не делая попытки атаковать.

Зрители словно объединились в один слаженный организм – разом притихли.

Хейли стояла лицом к дракону. Со своего места я мог видеть только ее спину, но все равно знал, что она изучает магическое существо.

– Десятый вольер? – негромко спросила девушка, да только усиленный магией голос раздался на трибунах подобно грому. – Тот, кто съел все яблоки?

Не знаю, что она ожидала увидеть или услышать в ответ. Но дракон немного опустил голову и… Ехидно прищурил красные глаза! Нет, совершенно точно эта ящерица издевается!

– А крылья покажешь? – садясь на песок, вдруг спросила Хейли.

Чем ввела в ступор не только меня, но, кажется, и дракона.

Студентка не пыталась напасть или сбежать. Она вела с ним диалог, ненормальная!

Дракон чуть выгнул шею, переступил с лапы на лапу.

– Это значит нет? – вопрос Хейли утонул в разочарованном гуле зрителей.

– Что происходит? – раздался выкрик с трибун.

– Так не должно быть! – подхватил его другой. – Они не дерутся!

Дракон заинтересованно повернул голову на голоса. Я в точности повторил его движение, чтобы выяснить недовольного ситуацией зрителя.

– Это провал! – возвестил седовласый мужчина, тот, что желал драки. – Значит, студентка не справилась!

Кто-то эхом подхватил его слова, кто-то наоборот, пытался заступиться. Я сорвался с места, чтобы заткнуть рот отцу Брана, но опять был остановлен ректором.

– Рай! Не вмешивайся.

– Но…

– Все впереди, смотри, – указывая на поле, потребовал он.

Я молниеносно обернулся. Дракон продолжал смотреть на седовласого мужчину. Секунда и тонкая струйка огня полетела в Хейли. Девушка едва успела сгруппироваться и перекатиться в сторону. Там, где она только что сидела, вспыхнуло.

Отец Брана поперхнулся очередным воплем и замолк.

Дракон удовлетворенно прикрыл глаза и повернул шею, чтобы вновь выпустить струю огня.

Она петляла от пламени, как заяц от лисы. Казалось, что Хейли поменялась местами с мантикорой, которая так же убегала от пущенных в нее фаерболов.

В какой-то момент девушке это надоело, и она резко остановилась, окутав себя щитом.

Дракон свесил голову набок и прекратил обстрел.

Хейли сжимала кулаки и пыталась отдышаться. Толпа восторженно замерла, ожидая продолжения. Я и сам мог только гадать, что последует дальше.

Дракон раскрыл пасть, мгновение – и в девушку летят три огромных огненных шара. От них не то чтобы не уклониться, даже пригнуться было проблематично.

– Хейли, увеличь радиус щита! – ору я, надеясь, что она услышит.

Если у нее получится, то шары не причинят вреда. В противном случае, лицо прикроет щит, а вот спине может достаться. Энергия огня, выпущенная драконом, обойдет щит и сомкнется сзади, там, где его нет.

Секунда и Хейли вскидывает руки, пытаясь увеличить радиус защиты, и у нее получается.

– Вовремя, – шепчу я.

Как я и предполагал, шар не взорвался, а распался на чистую энергию, обхватив девушку со всех сторон, точнее, ее щит. Но я никак не мог ожидать, что вместо того чтобы исчезнуть, огненные шары подпитают стихию Хейли. Радиус ее щита значительно вырос, и она точно не сделала ничего для этого.

Второй шар увеличил действие щита примерно в два раза от уже имеющегося объема, став примерно в четверть арены. А вот третий шар дал столько энергии, что щит укрыл и ее, и дракона, заняв весь центр арены.

Я видел, что Хейли что-то кричала, но не услышал ни слова. Ее огненный щит не пропускал звуки.

Студентка попыталась убрать свою защиту, но у нее не получилось. Минута – и щит сам стал сужаться, заставляя девушку отскакивать от его краев, тем самым неизбежно приближаясь к дракону.

Она была в шаге от него, когда дракон опустил голову вниз и начал втягивать воздух. Раздался слаженный стон зрителей, и на наших глазах дракон поглотил всю энергию, что являл собой щит. Выпустив из ноздрей дымок, он довольно переступил с лапы на лапу, а затем неожиданно для девушки выпустил огненную струю. И она не успевала отклониться!

Я орал вместе с отцом Хейли. От шока, от страха, от удивления. Мне сложно описать, что происходило со мной в эти секунды. Сердце ухнуло куда-то вниз, а в ушах стоял звон от крика любимой.

На арене творилось нечто невообразимое. Огромный огненный столп, прорвав защитный купол, взмыл в небо, выпуская магическую энергию наружу.

Не было видно ни Хейли, ни дракона. Только чистая стихия, которая бушевала, выпуская вверх все новые языки пламени.

Наконец, огненный столп трижды мигнул с интервалом в несколько секунд и стал затухать. Особо боязливые поспешили на выход.

– Она сгорела, – крикнул кто-то.

– Угомоните дракона, – вторил второй, – студентка мертва.

– Ей не выжить, – кричал третий, а я в бессилии сжимал кулаки.

– Нет! – рявкнул так, что от меня отпрянул ректор.

Я мчался к белой двери и выскочил через нее на арену. Мой страж приготовился к битве, затребовав порцию энергии. Я выпустил поток, на секунду застыв на месте. Для этого мне пришлось прикрыть глаза. А когда я их распахнул, решил, что сошел с ума.

Иначе как объяснить то, что я увидел?!

Дракон лежал на песке, а на его боку сидела Хейли. От нее и дракона шел дым. Практически вся одежда девушки сгорела. Местами висели лоскутки обожженной ткани, но в целом она сидела практически голая. Не раздумывая ни секунды, я снял с себя рубашку и подбежал к Хейли, накинув на ее плечи свою одежду. Бегло осмотрев любимую, понял, что ожогов нет.

Я покосился на морду дракона и поперхнулся. Чешуйчатая зараза наблюдала за происходящим из-под прикрытых век. Он был в сознании, но позволил девушке оседлать его?! Я едва сумел подавить дикое желание схватить студентку и бежать с ней с арены без оглядки.

– Это все? – тихо спросила Хейли, глядя на меня мутными от слез глазами.

Но ответить я не успел, за меня это сделали зрители.

– Хейли! – взревела толпа. – Да здравствует Хейли, победительница дракона!

«Победительница?! – мысленно воскликнул я. – Неужели они ничего не понимают? Дракон их провел? Или они просто видят то, что хотят видеть?»