Евгений Гаглоев

Присягнувшие тьме

Глава первая

Череп и тьма

Громко стуча колесами, поезд-экспресс «Прага – Санкт-Эринбург» стремительной серебряной стрелой несся через поля и равнины, быстро приближаясь к месту назначения. Солнце почти скрылось за линией горизонта, небо становилось все темнее. До прибытия экспресса в конечную точку маршрута, на крупнейший вокзал Санкт-Эринбурга, оставался всего один час.

Поезд мчался на впечатляющей скорости, но пассажиры этого совсем не замечали. В комфортабельных вагонах не ощущалось тряски, о скорости передвижения можно было судить лишь по размытым черным силуэтам деревьев, быстро мелькающих за большими окнами. Стояла ранняя весна. Снег в лесу и на равнинах уже почти растаял, оставшись лишь в оврагах редкими просевшими сугробами грязно-серого цвета. Но трава еще не начала пробиваться, и землю покрывал ковер темных прошлогодних листьев. В вечерних сумерках картина медленно пробуждающейся от зимней спячки природы казалась донельзя унылой и мрачной.

Локомотив тянул за собой четыре длинных вагона из зеркальной стали. Первые три предназначались для пассажиров. Вместительные салоны были оборудованы удобными мягкими сиденьями, обитыми черной кожей. Под потолком ровными рядами сияли изящные светильники, внутренние стены вагонов покрывали панели из темного дерева. Между сиденьями стояли небольшие аккуратные столики из черного пластика, на окнах висели красивые занавески из плотной бордовой ткани. В передней и задней части вагонов располагались большие видеоэкраны, чтобы пассажиры не скучали во время путешествия.

Четвертый, последний, вагон состава был запломбирован. Полностью сваренный из толстого бронированного железа, без окон и всего с одной дверью, он предназначался для перевозки ценностей. Вагон заполняли многочисленные деревянные ящики и контейнеры самых разных размеров, в которых находились экспонаты одного известного пражского музея.

Предметы мебели, утварь, картины и статуэтки – все эти вещи в скором будущем должны были выставить в крупнейшем историческом музее Санкт-Эринбурга по культурному обмену между двумя странами. По этой же причине основную массу пассажиров экспресса составляли работники музеев, искусствоведы, специалисты по антиквариату и старинной живописи. Одни уже спали, утомленные дорогой, другие оживленно общались, обсуждая предстоящую выставку, некоторые коротали время за игрой в карты или шахматы. В вагонах мчащегося экспресса царили спокойствие и безмятежность.

Лишь трое пассажиров не разделяли всеобщего умиротворения. Более того, они просто с ума сходили от беспокойства.

Подростки, пробравшиеся в поезд на предыдущей станции, прятались от всех в тамбуре между третьим и четвертым вагоном. Им было отчего беспокоиться. Все трое проникли в поезд тайком, спрятавшись в багажном отделении. Им во что бы то ни стало нужно было пробраться в закрытый грузовой вагон, но, несмотря на все усилия, ничего не получалось, и это их сильно удручало.

Работодатель юных взломщиков терпеть не мог провалов и за каждую неудавшуюся операцию имел обыкновение строго наказывать провинившихся. В ход шли ремни, палки, а пару дней назад одному из членов банды пришлось провести несколько часов прикованным наручниками к батарее парового отопления. Так что лучше было не выводить шефа из себя.

Мальчишки состояли в группировке, носящей название «Пентакль». Банда существовала не так давно, но уже успела приобрести дурную славу. Все газеты и интернет-ресурсы города только и писали об их дерзких выходках. Репортеры с каким-то странным восторгом смаковали подробности каждого преступления. «Пентакль» громко заявил о себе вскоре после исчезновения печально известной «Черной четверки» – для начала был дерзко ограблен крупнейший банк Санкт-Эринбурга. Юные грабители быстро переплюнули своих неудачливых предшественников. Банки, хранилища, богатые особняки, – казалось, для бандитов просто нет невыполнимых задач. Они проникали куда угодно, обходили любые системы сигнализации, а затем исчезали, не оставляя следов.

Сегодня на дело отправили троих. Старшим был назначен Тимофей Зверев по кличке Ликой. Высокий, стройный, подвижный парень шестнадцати лет, он состоял в группировке дольше двух других своих подельников. Для Форкиса это ограбление стало третьим по счету. Васька Быков, он же Ампер, на крупное дело вышел в первый раз, поэтому волновался больше остальных. До этого Васька промышлял небольшими кражами, забирался в чужие дома либо воровал в магазинах. Ничего более сложного ему не поручали, так как Ампер был трусоват и мог работать только в команде.

Поначалу шеф «Пентакля» нанимал обычных людей, но в последнее время стал подбирать членов банды только по определенным признакам. Каждый из новичков был молод, шустр, энергичен, а главное – обладал уникальными способностями, не свойственными обычному человеку. Клички своим подчиненным шеф давал сам, придумывая замысловатые кодовые имена, на которые они должны были откликаться. Некоторых членов банды Тимофей только по кличкам и знал, как, например, этого Форкиса. И каждое прозвище соответствовало сверхъестественным способностям носителя.

Умения самого Тимофея не особо впечатляли. Иногда, при желании, парень мог не отражаться в зеркалах и беспрепятственно проходить сквозь лазерные лучи охранных устройств. Лазеры на него просто не реагировали. Шеф придумал ему кличку Ликой. Тимофей не знал, что она означает, но не возражал. Прозвище ему даже нравилось.

Форкиса прозвали в честь какого-то морского божества из старинных легенд. Угрюмый, молчаливый тип, он мог долгое время находиться под водой и просто потрясающе плавал, развивая огромную скорость. Тимофею несколько раз приходилось наблюдать, как тот обгонял катера и водные мотоциклы. Форкис постоянно ходил в больших черных очках, закрывающих половину лица. Его рабочей одеждой был плотно облегающий тело комбинезон с широким капюшоном, сшитый из тонкой прорезиненной ткани, Форкис носил его под обычными штанами и курткой, чтобы в любой момент применить по назначению. Тимофей ничего не знал о его повседневной жизни. Кем он был вне банды? И эти его очки, они немного пугали и настораживали. Шеф говорил, что Форкису приходится закрывать глаза темными стеклами, поскольку они слишком чувствительны к свету. Но Тимофей подозревал, что тот просто прячет свое истинное лицо.

Васька Быков (Ампер) мог одним прикосновением устраивать короткие замыкания в любых, даже самых сложных электроприборах. Он взламывал системы сигнализации, выжигал электронные замки, портил компьютеры и сотовые телефоны. Для банды он был незаменимым специалистом. При этом Ампер был хитрым, скользким, трусливым мальчишкой и никогда не отправлялся на дело в одиночку. Ему постоянно требовалась чья-то поддержка. Или спина, за которую можно спрятаться.

Ампер и сейчас с ума сходил от волнения.

Бесчувственный охранник грузового вагона лежал в стороне. После того как Тимофей усыпил его газом из баллончика, парни пристегнули секьюрити наручниками к латунной дверной рукоятке. Снотворное могло свалить с ног и быка, охранник до сих пор не пришел в себя. Краской из другого баллончика Васька вывел на стене черную пятиконечную звезду – символ «Пентакля», их визитную карточку. Только руки у него тряслись от волнения, поэтому звезда получилась немного кривоватой.

Доступ в грузовой вагон закрывала толстая стальная дверь с электронным кодовым замком. Ликой и Форкис стояли перед ней и задумчиво чесали затылки. Ампер давно выжег всю электронику запорного устройства, в тамбуре стоял резкий запах горелых проводов и изоляции, но дверь не открывалась.

– Что же это творится-то?! – взволнованно воскликнул Васька. – Такого у меня еще не случалось!

– Может, шеф в чем-то ошибся? – глухо предположил Форкис. – Может, здесь есть еще какая-то система защиты?

– Шеф никогда не ошибается, – тихо произнес Тимофей.

В этом он был уверен. Ликой еще не встречал более хитрого и коварного человека, который до такой степени всегда все просчитывал наперед.

День своего знакомства с Эрастом Григорьевичем Бажиным Тимофей запомнил на всю жизнь.

Это случилось три года назад. Тимофей, в ту пору тощий, нескладный мальчишка по кличке Мыш, как раз попался на краже. Они с Васькой Быковым состояли в одной уличной банде, промышлявшей угоном машин. Однажды мальчишки забрались в очередной автомобиль – роскошный серебристый «бентли», оставленный без присмотра.

Тимофей сел за руль, Васька караулил снаружи. Но все закончилось провалом. Когда сработала сигнализация, Васька успел удрать, а Тимофей замешкался и остался в машине. Внезапно заблокировавшиеся двери не дали ему выбраться наружу. Парня арестовали. Неизвестно, чем бы все закончилось, все-таки это был уже четвертый его арест, но в дело вмешался Бажин. Известный адвокат, владелец собственной юридической фирмы, он совершенно случайно оказался в полицейском участке и вытащил Тимофея на свободу.

Бажин был невысокого роста, грузный, но очень проворный для своей комплекции. На круглом одутловатом лице с толстыми щеками выделялся здоровый мясистый нос. Верхняя губа адвоката, выдаваясь вперед, практически нависала над тройным подбородком. На переносице адвоката сидели темные очки в толстой роговой оправе с небольшими круглыми стеклами, причем казалось, что стекла вдавлены прямо в глазницы. Абсолютно лысая голова смахивала на горку расплывшегося по плечам теста.

Когда адвокат в первый раз вошел в камеру, где сидел Тимофей, мальчишка основательно струхнул. Он впервые видел такого урода. Сопровождающие Бажина были ему под стать. Позже Тимофей узнал, что их зовут Рашпиль, Берет и Щегол, они служат телохранителями и выполняют самые разные поручения Бажина. Рашпиль был здоровым, мускулистым, бритым наголо мужчиной лет сорока. Берет имел тонкие черты лица, редкие рыжие усы и такую же бородку и напоминал крысеныша. Щегол, боксер в отставке, – круглая голова, перебитый нос, сломанные уши, – предпочитал одеваться в дорогие костюмы, но даже в них больше смахивал на уголовника, чем на делового человека.

Эраст Григорьевич остановился в дверях камеры и окинул Тимофея долгим оценивающим взглядом. Берет, Рашпиль и Щегол возвышались за его спиной, словно три мрачных грифа. Вместо приветствия адвокат протянул арестованному сигарету. Тимофей вежливо отказался.

– Не куришь? – хрипло спросил адвокат.

– Нет, – покачал головой парень.

– О здоровье заботишься? – Бажин хрипло расхохотался и закурил сам. Его толстые как сардельки пальцы с трудом удерживали тонкую сигаретку. – В тюрьме оно тебе пригодится. А именно туда ты и отправишься, если откажешься сейчас от моего предложения.

Тимофей напрягся. Его мать, Ангелина Зверева, хоть и уделяла ему очень мало времени, дураков не воспитывала. Так что он всегда с подозрением относился к предложениям разных уродливых стариканов.

– Я вытащу тебя из кутузки, – пообещал адвокат. – Но взамен ты будешь на меня работать.

Тимофей ожидал чего угодно, но только не предложения работы.

– Работать? – ошарашенно переспросил он.

– Выполнять некоторые мои поручения, – уклончиво ответил Бажин. – Узнав, что в этой камере сидит маленький рецидивист, по которому давно плачет колония для несовершеннолетних преступников, я тщательно ознакомился с твоим личным делом. Признаться, давно не читал такого занимательного повествования!

С этим Тимофей не мог не согласиться. К своим годам он успел натворить немало преступных дел. В основном специализировался на небольших магазинных кражах. Не то чтобы Тимофей был таким уж дрянным мальчишкой. Просто с друзьями ему не повезло. Они то и дело втягивали его в разные авантюры, а он постоянно попадался.

– На тебя не реагирует сигнализация, – сказал Бажин. – Самые современные охранные системы. И, думаю, дело тут не только в твоей ловкости. Не так ли?

Тимофей никогда об этом не задумывался. Он считал, что ему просто везет. На него действительно не реагировали детекторы движения, даже когда он забирался в самые элитные и хорошо охраняемые магазины.

– У меня уже работают несколько твоих ровесников, – продолжил Бажин. – Так что они быстро введут тебя в курс дела. – Адвокат понизил голос. – Не скрою, тебе придется заниматься не всегда законными делами. Иногда – просто опасными. Но зато ты будешь свободен. А если и попадешься на каком-нибудь дельце, то я сумею защитить тебя от закона. У меня есть связи и нужные знакомства в Департаменте безопасности, так что мои работники могут не опасаться угодить за решетку. Так как, ты согласен?

У Тимофея имелось не так много вариантов.

– Конечно! – кивнул он. В тот момент главным для него было выбраться отсюда. А уж от этого старикашки он сумеет удрать.

– Но учти, – адвокат Бажин словно прочел его мысли, – от меня ты так просто не уйдешь. Это пожизненный контракт! Только я могу отпустить тебя. И скрыться ты не сможешь, уж поверь мне. Мои мальчики тебя из-под земли достанут!

Что-то в его голосе напугало Тимофея. А то, как на него посмотрели Рашпиль, Берет и Щегол, напугало еще больше. Но он тогда не думал ни о чем, кроме вожделенной свободы. Тимофей согласился, и старик сжал его худенькую, но крепкую ладонь своей огромной рукой, унизанной золотыми перстнями. Так Тимофей Зверев стал членом «Пентакля», настоящей воровской группировки.

Как оказалось, адвокат Эраст Григорьевич Бажин действительно водил знакомство со многими богатыми и влиятельными людьми. Он оказывал им юридическую помощь, консультировал по разным деликатным вопросам, а попутно выяснял, где они держат свои деньги и драгоценности. Потом банда грабила богачей и приносила украденное в дом Бажина. Старик неплохо платил своим подопечным и всячески их опекал. Васька Быков попался пару недель спустя после Зверева, его арестовали во время ограбления небольшого магазина. Как и Тимофей, он принял предложение Бажина, и они снова оказались в одной команде.

Поначалу «Пентакль» состоял из пятерых мальчишек, но сейчас вопреки названию их осталось четверо: Тимофей, Васька, Форкис и еще один парень. Рашпиль, Берет и Щегол в операциях не участвовали, ну разве только в самых крайних случаях.

Как и Тимофей, остальные мальчишки были из трудных подростков и попали к Бажину прямиком из-за решетки. Все были обязаны толстяку своей свободой, никуда не могли от него деться и беспрекословно подчинялись его приказам. А старик постоянно отправлял их на очень опасные задания. Парням приходилось грабить богатые особняки, врываться в офисы компаний, обворовывать музеи и различные галереи.