Лидия Чайка, Ксения Лестова

Подарок для князя

© Л. Чайка, 2017

© К. Лестова, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Авторы выражают благодарность Власовой Ирине Александровне, Ильиной Лидии Петровне и Смычникову Андрею Сергеевичу за то, что они были суровыми, но справедливыми критиками и всячески поддерживали нас. Отдельно хотим поблагодарить читателей, которые вместе с нашими героями прошли непростой путь по суровому миру Даргон-Эрн. Ваша критика и поддержка были очень важны.

Пролог

– Разойдитесь! – закричал страж, толкая очередного зеваку в спину. – Дайте дорогу! Князь прибыл!

После того как прозвучали последние слова, люди сами расступились, освобождая путь тому, кому обязаны подчиняться. Все как один склонили головы и уставились в пол, показывая свое уважение. На самом же деле им было страшно. Многие старались скрыть нервную дрожь, с силой сжав кулаки. Ястреба боялись все. И тому была причина.

Старший из трех братьев всегда отличался скверным характером и был несдержан не только в своих высказываниях, но и в действиях. Его знали как скорого на расправу правителя, он безжалостно лишал жизни своих противников. В этом ему помогали неизменные лук и стрелы, на кончиках которых крепились перья ястреба – птицы-тотема, призванной защищать клан. Но тотем не уберег приближенных князя Ястребов от насильственной смерти.

– Следы снова ведут к Беркутам, – сказал худощавый мужчина, прятавший лицо от любопытных зевак под глубоким капюшоном. Он подождал, когда князь подойдет к нему вплотную, и заговорил так тихо, чтобы слышал только Миррэй. – Уже третье убийство, и снова характерные только для Беркутов стрелы. Неужели ваш брат решил править миром в одиночку и потому всячески пытается ослабить вас?

– Для того чтобы меня ослабить, пары убийств моих советников недостаточно, – сухо произнес Миррэй.

Князь снял капюшон с головы, подставляя лицо крупным каплям дождя, который этой ночью решил разгуляться не на шутку. Случайные зеваки искоса поглядывали на своего правителя. Они старались расслышать, что говорил главный Ястреб. Но смогли уловить лишь еле слышный шепот.

– Это только начало, – тяжело вздохнул его собеседник. – Первое убийство произошло всего пару недель назад. Если мы в скором времени не поймаем маньяка, вы останетесь совсем без приближенных.

– Советников навязал мне ты, друг мой, – слегка поморщился Миррэй. – Я долгие годы справлялся один.

Они молча посмотрели на висящее в воздухе истерзанное тело, с которого на каменную кладку широкой мостовой капала кровь. У очередной жертвы отсутствовали глаза и был вырван язык. На этот раз неизвестный маньяк не стал отрезать своей жертве уши…

Глава 1

Новый год и новое начало

От звона бокалов и громких криков друзей у меня заболела голова. Ну зачем, спрашивается, так кричать, тем более в непосредственной близости от моих многострадальных ушей?

– Ребят, пойдемте на перекур, – сказала Леля, белокурая красавица и звезда института. – До поздравления президента еще пять минут, мы успеем.

Почти все направились на выход, предвкушая очередное отравление организма. Нас же, не приветствующих подобные пагубные привычки, осталось всего трое. Наша институтская группа и так небольшая, а некоторые решили не отмечать вместе со всеми Новый год, но три некурящих человека на всю компанию – это очень мало.

– Ну что, – сказал Андрей, поправляя очки и глядя на Валю, свою девушку и мою лучшую подругу, – налегаем на салаты, пока оголодавшие гости не пришли?

Мы собрались в его квартире и разорили все запасы. Правда, кое-кто принес еду с собой. Но таких, опять же, оказалось немного: я, Валя и еще пара девчонок, решивших, что некрасиво опустошать холодильник вечно голодного студента всей толпой. Хотя родители Андрея, уезжая на все праздники на дачу, постарались забить его – холодильник, а не Андрея – под завязку.

– Я на диете, – наморщив носик, сказала Валентина и заправила выбившуюся темную прядь волос за ухо.

– А я нет. – Я повторила ее жест, поправив свои волосы золотистого оттенка, и принялась накладывать себе в тарелку всего понемногу.

– Вот и правильно, куда вам худеть? Одна кожа да кости… – уже привычно пробурчал Андрей и сам стал налегать на салаты и нарезку.

Мы так увлеклись поеданием вкусного, что чуть не пропустили момент, когда по телевизору объявили речь президента.

– Ну и где эти ходячие паровозы? – опять пробурчал друг, наполняя наши бокалы.

– Зажигалку дай, – попросила я и положила перед собой небольшой клочок бумаги и ручку.

Валя повторила все то же самое и выжидательно посмотрела на своего кавалера.

– Эй, женщина, ты просишь у меня то, чего в принципе не должно быть у некурящего человека, – притворно вздохнул Андрей, но зажигалку из кармана брюк все же достал и протянул мне.

Речь президента началась, но мы особо не прислушивались к ней. И так ясно, о чем он будет говорить. По сути, каждый год одно и то же. В прихожей кто-то закопошился, пытаясь открыть входную дверь, которую почему-то заело. Я уже собралась пойти и впустить сокурсников, но, услышав бой курантов, вернулась к столу и быстро записала свое желание на клочке бумаги. Еле успела поджечь ее и бросить в бокал с шампанским. И вот он – последний, двенадцатый удар, и я прикладываюсь к бокалу, спеша выпить все до последней капли. Успела ли моя подруга проделать ритуал, не знаю: меня больше волновало, успела ли я сама.

В ушах неприятно зашумело, и я прикрыла глаза, стараясь унять противное жужжание. Но оно только усиливалось. Бокал выпал из ослабевших рук. Однако звона разбитого стекла я не услышала. Сквозь закрытые веки заметила яркую вспышку. На секунду пол ушел из-под ног, и настала гробовая тишина.

– Кх-м, – раздалось над ухом, и я резко распахнула глаза.

Обнаружила себя сидящей на коленях довольно привлекательного мужчины. Это все-таки сон? Ну да, а что же еще. Видимо, я слишком много выпила и отключилась прямо за столом, окунув свое вполне привлекательное личико в тазик с оливье. А иначе как объяснить то, что на мужчине были меховая мантия и золотой обруч, съехавший набок. Жесткие губы сжаты в тонкую линию, между бровей образовалась складка. Он хмурился и внимательно смотрел на меня.

Я же еще внимательнее рассматривала незнакомца, который ворвался в мой сон. По сторонам не оглядывалась, полностью сосредоточившись на одном объекте. Прямой нос, широкий лоб, коротко стриженные черные волосы. Мне даже показалось, что они отливают синевой. Да, действительно показалось, потому что синева скрывалась в его невероятного цвета глазах. Они были темно-синие. Никогда не видела подобной радужки. Или этот эффект давала смуглая кожа и цвет волос?

– Насмотрелась? – недружелюбно спросил незнакомец.

– Нет, – единственное, что смогла я сказать перед тем, как совершила довольно опрометчивый поступок.

Мои руки обвили шею мужчины, из-за чего его брови медленно поползли вверх. Ну и что? Это же мой сон. И если я вдруг захотела поцеловать того, кто сам появился в моем ночном видении, пускай терпит. Я никогда не была ханжой или недотрогой, но всегда держала определенную дистанцию, далеко не каждого ухажера подпускала к себе настолько близко, чтобы оказаться с ним в одной постели. Но с одним в свое время все же оказалась и никогда об этом не жалела. Ради первой любви некоторые готовы пойти на многое. Я пошла. И два долгих года потратила на человека, который решил бросить меня в мой день рождения. Ну да ладно. Это было в прошлом, сейчас же я хотела хотя бы во сне почувствовать твердость мужских губ. Я закрыла глаза и прильнула к губам, которые на поверку оказались довольно мягкими. Какое-то время его губы оставались плотно сжатыми, но потом он немного расслабился.

Если быть честной перед самой собой, то в реальной жизни я бы никогда не решилась на подобное. Но мужчина показался мне настолько привлекательным – хотя многие бы посчитали его обыкновенным, – что я решила хотя бы во сне быть немного раскованнее. Ведь ничего предосудительного я не сделала.

– Князь, – прервал столь волнительный поцелуй противный голос, – прошу простить, но что делать с остальными?

Кто такой князь и кто такие остальные, я узнала совсем скоро.

Мужчина моего сна резко прервал поцелуй и отстранился. Распахнув глаза, я увидела полностью черный взгляд. Радужки затопила тьма. Злится?

Меня бесцеремонно сбросили с таких удобных коленей, и я больно ударилась копчиком о каменный пол. Стоп. Мне стало больно? Во сне? Я медленно повернула голову и заметила своих друзей, лежащих на полу лицами вниз. В их спины упирались с десяток мечей. Причем по десятку в каждую.

Осознание того, что это никакой не сон, пришло так внезапно, что у меня мелко затряслись руки, и я потеряла дар речи.

– В темницу, – последовал грозный приказ того, с кем я всего пару секунд назад целовалась.

– Пустите! – выкрикнул Андрей и попытался пошевелиться, но один из мечей с силой надавил на его спину.

– Что… происходит? – наконец удалось мне произнести. – Где мы?

Но мне никто не ответил. Князь, а мужчина в меховой мантии оказался именно им, поднялся со своего трона и выставил руку вперед. Через пару секунд на изгиб локтя села большая птица. Если бы не ее размеры, я бы предположила, что это ястреб. Хотя крылья покрыты черными перьями… зато грудка с небольшим вкраплением белого. Глаза у животного были ярко-желтыми, огромными и в сочетании с отнюдь не маленьким клювом наводили ужас. Да при желании эта птица могла убить всего парой ударов этим самым клювом по макушке. Правда, это только мои предположения. Кто знает, на что способен необычный ястреб в действительности?

– Увести, – прозвучал холодный приказ, и я почувствовала, как меня за шкирку поднимают с пола.

Я порадовалась, что на празднование Нового года не стала наряжаться в коротенькое красное платье, которое так хотела видеть на мне Валентина. Я отправилась в гости к другу в удобных джинсах и простом ярко-синем джемпере – я считала, что он подчеркивает цвет моих глаз. Если бы я сейчас была облачена в мини, всем мужчинам в зале открылась бы довольно пикантная картина. Низ коротенького платья точно задрался бы до неприличия. А так я чувствовала себя более уверенно. Поэтому, наверное, и решила снова задать волнующий меня вопрос. И даже то, что меня тащили за шкирку из просторного зала с огромными витражными окнами, через которые сочился тусклый предрассветный свет, нисколько меня не смутило.

– Куда мы попали? Кто вы такой? И какое право имеете распоряжаться нашими жизнями?

Все это я выпалила на одном дыхании, стараясь вывернуться из хватки и посмотреть в лицо тому, кто собирался заточить нас неизвестно где и неизвестно зачем. Но смогла лишь краем глаза увидеть мужчину с золотым ободком на голове. Он спустился с возвышения, где стоял вытесанный из цельного камня трон – а в том, что он именно из цельного, я почему-то не сомневалась, – и с кем-то переговаривался у самого подножия, абсолютно не обращая внимания на меня и моих друзей.

Я так загляделась на нечаянного врага, что умудрилась споткнуться и обязательно повалилась бы на каменный пол носом вперед, если бы не удерживающая меня рука. Джемпер страдальчески затрещал, оповещая о том, что если меня так и будут держать за шкирку, то я останусь без любимой вещи совсем. И опять же, я обрадовалась тому, что в отличие от многих в новогоднюю ночь не стала расхаживать по квартире Андрея в одних носках, а могла похвастаться удобными балетками. Зато Вале не повезло. С тихим сопением она шагала босиком по каменному, местами неровному полу.

Я не смотрела по сторонам и не пыталась запомнить интерьер зала в деталях. Зачем? Есть более насущные дела. Необходимо разузнать, где мы находимся, каким образом сюда попали и как нам вернуться обратно без потерь. Я не верила, что нас просто так отпустят. Да и на то, что нам помогут вернуться домой, тоже не рассчитывала.

Нас повели на нижние этажи. Там было сыро, темно и пахло плесенью. Света факелов на неровных каменных стенах еле хватало, чтобы разглядеть дорогу. Я спотыкалась почти на каждом шагу, норовя если и не пропахать пол носом, то ногу или палец сломать точно.

Несколько лестничных узких пролетов, и к запаху плесени примешался запах гнили. Тошнотворное сочетание.

Я попыталась спросить у своего конвоира, что с нами собираются сделать, но тот упорно молчал, игнорируя мои расспросы. Андрей тоже старался хоть что-то разузнать, но не получил никакого ответа.

Нас определили в одну камеру. Видимо, решили не расщедриваться на отдельные апартаменты для каждого и сэкономить место. Я первая влетела в небольшое помещение и, не удержавшись на ногах, упала на сырой жесткий пол, сильно ушибив колено. Зашипела и не смогла сдержать стон. Но не успела я подняться, как в меня врезался Андрей. Он неприлично выругался, когда мы уже вдвоем оказались на полу. Из моей груди вырвался очередной стон, потому что я приземлилась на пострадавшую конечность. Только моей подруге повезло устоять на ногах.

Дверь камеры с противным скрежетом захлопнулась, кто-то пару раз повернул ключ в замке, и мы остались в кромешной тьме.

– Влипли, – констатировал Андрей и на ощупь стал искать свою подругу.

– Скажите мне, что это просто дурной сон и я скоро проснусь, – пробормотала я, поднимаясь на ноги вслед за Андреем.