Джозеф Дилейни

Ошибка Ведьмака

Посвящается Мэри

Самый высокий холм в Графстве окутан тайной. Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершина снова покрылась льдом, а когда он сошел, изменились названия всех городов, долин и даже очертания холмов.

Сейчас на этой самой высокой вершине не осталось ничего, что напоминало бы о тех событиях.

Но имя осталось.

Ее называют

Каменный Страж,

или

Камень Уорда-защитника

Глава 1. Королевский шиллинг

Надвигались сумерки, но у меня еще было достаточно времени, чтобы спуститься в поселок и забрать провизию на предстоящую неделю. Из продуктов в доме оставались лишь несколько яиц и кусок сыра. Я прошел на кухню, держа в руке посох, и взял пустой мешок.

Минуло уже два дня с тех пор, как Ведьмак отправился на юг, чтобы заняться злобным домовым, но во мне все еще сидела досада: учитель уже во второй раз за месяц ушел по делам, не взяв меня с собой. Оба раза он говорил, что работа ожидается пустяковая, не представляющая никакого интереса, и будет гораздо полезнее, если я останусь дома и подтяну латынь и другие предметы. Я не спорил, но и радоваться было нечему. Дело в том, что я догадывался об истинной причине такого поведения Ведьмака: он боялся за меня и, как мог, пытался защитить.

В конце лета ведьмы Пендла вызвали из тьмы Врага рода человеческого. Сам дьявол во плоти явился в наш мир. Два дня он находился под властью ведьм, и они приказали ему найти и погубить меня. Я спасся, укрывшись в комнате на чердаке, оборудованной для меня мамой. Сейчас Враг творил собственные темные дела, но в любой момент мог вновь открыть на меня охоту. Конечно, я старался отгонять от себя такие пугающие мысли. Но одно было ясно: теперь дьявол вновь явился в наш мир, и жизнь в Графстве стала гораздо опаснее, особенно для тех, кто борется с силами тьмы. Однако это не означало, что мне предстоит прятаться вечно. Просто сейчас я всего лишь ученик, но в один прекрасный день стану настоящим ведьмаком, и тогда мне придется каждый день рисковать жизнью, как это делает мой учитель Джон Грегори.

Я заглянул в соседнюю комнату, где Алиса усердно переписывала книги из библиотеки Ведьмака. Алиса была родом из Пендла. Там она два года обучалась черной магии у своей тетки, Костлявой Лиззи, злобной ведьмы, которая теперь заточена в специальной яме в саду учителя.

В прошлом Алиса доставила нам немало хлопот и проблем, но в итоге стала мне другом. Теперь она, как и я, жила в доме Ведьмака и платила за свое содержание тем, что копировала его книги.

Учитель боялся, что Алиса может прочесть то, что ей не положено, поэтому никогда не разрешал ей входить в библиотеку и давал для работы по одной книге за раз. При этом, надо сказать, он очень ценил ее как переписчицу. Ведьмак весьма дорожил своими книгами, ведь в них хранились знания, накопленные многими поколениями его предшественников. И искренне радовался каждому переписанному тому, потому что это укрепляло его уверенность в сохранении собранных знаний.

Алиса сидела за столом, перед ней лежала открытая книга, содержание которой она тщательно и аккуратно переносила в толстую тетрадь. Алиса подняла голову, посмотрела на меня и улыбнулась – горящая свеча освещала ее густые темные волосы и высокие скулы: такой красивой я ее еще не видел. Но, заметив на мне плащ, она тут же престала улыбаться и отложила ручку.

– Спущусь в поселок, заберу продукты, – объяснил я.

– Тебе незачем идти туда самому, Том. – Голос и выражение лица выдавали ее беспокойство. – Могу сбегать я, а ты продолжишь свои занятия.

Разумеется, я понимал, что Алиса желает мне только добра, но эти слова так меня разозлили, что пришлось прикусить губу, чтобы не сказать в ответ что-нибудь обидное. Алиса, как и Ведьмак, была слишком озабочена моей безопасностью.

– Нет, не стоит, – ответил я твердо. – Я торчу здесь безвылазно уже несколько недель, и мне просто необходимо проветрить мозги. Вернусь засветло.

– Тогда давай сходим вместе, Том! Мне тоже не повредит перерыв, верно? Я так устала. Мне дурно уже от одного вида этих пыльных книг. Ведь я целыми днями только и делаю, что их переписываю.

Я нахмурился. Алиса лукавила, и меня это раздражало.

– Признайся, ведь на самом деле тебе не хочется идти в деревню? На улице холодно, сыро и скоро стемнеет. Просто ты, как и Ведьмак, считаешь, что мне опасно ходить одному и что сам я не смогу…

– Дело не в этом, – перебила Алиса. – В мире снова появился дьявол, и ты прекрасно об этом знаешь.

– Да пойми же, – настаивал я, – если Враг явится за мной, то ничто его не остановит. Не важно, один я буду или с вами. Даже Ведьмак не сможет меня защитить.

– Дело не только во Враге, Том. В Графстве стало намного опаснее. Мало того что на стороне темных сил теперь сам дьявол, так еще повсюду полно разбойников и дезертиров. Кругом столько голодных! Некоторые из них просто бандиты с большой дороги. Они, не задумываясь, прикончат тебя и за половину продуктов из твоего мешка.

Да, страна вела войну, и особенно тяжелая ситуация сложилась на юге; сообщалось, что там идут жестокие бои и мы терпим одно поражение за другим. Сейчас фермеры вынуждены были отдавать половину оставшегося после уплаты церковной десятины урожая для нужд армии. Это вызвало дефицит продуктов, и цены на них подскочили; самые бедные оказались на грани голодной смерти. И хотя в словах Алисы было много правды, я не собирался из-за этого менять решение:

– Нет, Алиса, я пойду один. И ничего со мной не случится. Скоро вернусь!

Прежде чем она успела возразить, я повернулся и быстро вышел из дома. Вскоре сад Ведьмака остался позади, и я уже спускался по узкой дорожке, ведущей в поселок. Осенние ночи стали длиннее, а погода – холодной и влажной, но все равно было приятно хоть ненадолго вырваться из дома. Вот уже показались знакомые, крытые серыми каменными плитками крыши Чипендена, и вскоре я спускался по его главной улице, мощенной булыжником.

В этот осенний день в поселке стало намного тише и безлюднее, чем летом. Исчезла шумная толпа, не видно было женщин, несших тяжелые корзины с покупками. Сейчас, когда ситуация изменилась не в лучшую сторону, улицы казались почти пустыми.

В первую очередь я направился в мясную лавку, где оказался единственным покупателем.

– Я за заказом мистера Грегори, – сказал я мяснику, крупному краснолицему мужчине с рыжеватой бородой. Когда-то он был не просто продавцом, а настоящей душой своей лавки, вечно шутил и веселил покупателей. Но теперь выражение его лица стало мрачным. Казалось, торговец растерял всю свою энергию.

– К сожалению, юноша, мне не удалось собрать весь заказ мистера Грегори. Могу предложить лишь пару куриц и несколько кусков бекона – вот все, что я смог достать. И даже это мне пришлось прятать под прилавком. Может, заглянешь ко мне завтра утром?

Я кивнул, сложил провизию в мешок, поблагодарил мясника, попросил записать все на наш счет и отправился к зеленщику. Тут мне повезло больше – я запасся картофелем и морковью, правда не на всю неделю, а всего лишь на пару дней. А из фруктов мне достались только три яблока. Торговец фруктами, как и мясник, посоветовал прийти на следующий день, пообещав раздобыть для нас что-нибудь еще.

В булочной мне удалось купить пару буханок хлеба. Выйдя оттуда с мешком через плечо, я краем глаза заметил: кто-то следит за мной с противоположной стороны улицы. Я обернулся и увидел тощего мальчика лет четырех, с худеньким тельцем и большими голодными глазами. Мне стало жаль его, я подошел, сунул руку в мешок и протянул мальчику яблоко. Он жадно выхватил его у меня из рук и, даже не поблагодарив, убежал в дом. Я пожал плечами и улыбнулся: мальчику это яблоко было явно нужнее, чем мне.

Отправившись в обратный путь, я с нетерпением предвкушал тепло и уют дома Ведьмака. Но едва я добрался до края деревни и на смену мостовой пришла раскисшая грязь, настроение мое начало падать. Что-то было не так. Нет, я не чувствовал холода, который обычно предупреждал меня о приближении темных сил; что-то другое не давало мне покоя. Врожденное чутье предупреждало о неведомой опасности.

Я начал то и дело оглядываться, ощущая, что кто-то идет следом за мной. Может, это дьявол? Неужели Алиса и Ведьмак с самого начала были правы, волнуясь за меня? Я ускорил шаг, потом почти побежал. Темные облака мчались над головой, до захода солнца оставалось меньше получаса.

«Прекрати! – убеждал я сам себя. – У тебя просто разыгралось воображение!»

Мне оставалось совсем немного пройти вверх по холму, чтобы добраться до сада, а там минут через пять я уже окажусь в доме Ведьмака и буду в безопасности.

Но тут пришлось притормозить – в конце дорожки в тени деревьев кто-то стоял. По инерции я сделал еще несколько неуверенных шагов и увидел, что там прячется не один, а аж четыре здоровенных мужика и парень помоложе – и все смотрят в мою сторону. Я испугался. Чего хотят эти люди? Зачем скрываются у дома Ведьмака? Может, это разбойники?

Но когда я приблизился к ним, то немного успокоился: они по-прежнему стояли в тени голых деревьев и не пытались преградить мне дорогу. Я даже подумал, не кивнуть ли незнакомцам в знак приветствия, но потом решил, что лучше не обращать на них внимания.

Я почти миновал эту странную компанию и уже вздохнул с облегчением, когда вдруг услышал позади тихий звук, напоминающий звон упавшей на камень монеты.

Возможно, мой карман порвался и я потерял деньги? Но едва я повернулся, чтобы посмотреть под ноги, как один из мужчин шагнул вперед, опустился на колени и поднял что-то с земли. Он взглянул на меня, не вставая; на его лице появилась дружеская улыбка.

– Эй, парень, это твое? – спросил он, протягивая мне какую-то монету.

По правде говоря, я не знал, что ответить, но вопрос прозвучал так, будто я действительно что-то уронил. Я снял с плеча мешок, положил его на землю рядом с посохом и полез левой рукой в карман штанов, чтобы вытащить и сосчитать мелочь. Но тут неожиданно почувствовал, как кто-то решительно сунул мне в правую руку монету. Я взглянул на свою ладонь – и с удивлением обнаружил на ней серебряный шиллинг. Такого у меня точно не было. Я улыбнулся и покачал головой:

– Нет-нет, не мое.

– Ну нет, парень, теперь монета твоя. Ты только что сам взял ее у меня. Так ведь, ребята?

Его спутники решительно вышли из-под деревьев, и в груди у меня похолодело. Они были в военной форме и с заплечными мешками! Трое держали в руках крепкие дубинки, а один, с лычкой капрала, размахивал ножом.

В испуге я оглянулся на того, кто сунул мне монету. Теперь он выпрямился в полный рост, и я мог хорошо его разглядеть. У него было обветренное лицо, узкие жестокие глаза и два шрама – на лбу и правой щеке. Этот человек явно повидал в жизни много неприятностей. На его левом рукаве красовались нашивки сержанта, а на поясе висел короткий кривой нож. Я понял, что передо мной группа армейских вербовщиков. Война шла с большими потерями, и чтобы заменить тех, кто погиб в бою, вербовщики рыскали по всему Графству и силой принуждали мужчин и юношей идти в армию. Такие группы простые люди называли «пресс-бандами».

– Ты только что принял от меня королевский шиллинг![1 — Королевский шиллинг – монета, которую выплачивали рекрутам при приеме на военную службу. Взявший шиллинг юноша считался зачисленным в армию. Эта практика была распространена в Англии влоть до XIX века. (Прим. ред.)] Значит, ты согласился служить в армии, – сказал мужчина, смеясь неприятным, издевательским смехом.

– Но я не брал монету, – возразил я. – Вы сами сказали, что она моя, а я просто хотел проверить свою мелочь.

– Не надо оправдываться, парень! Мы все видели, что тут произошло, так ведь, ребята?

– Так точно, – согласился капрал, и они окружили меня, отрезая все пути к бегству.

– А почему он одет как священник? – спросил паренек, который на вид был моим ровесником или чуть старше.

Сержант снова засмеялся и поднял мой посох:

– Никакой он не священник! Разве ты не видишь, Тодди, – это же ученик Ведьмака. Ты трудишься с утра до вечера, еле-еле зарабатывая на хлеб, а такие, как он, приходят и забирают у тебя последние деньги за защиту от каких-то там ведьм. Вот кто он такой. И на свете полно дураков, которые им верят и готовы платить! – Он бросил мой посох парню: – Лови, салага! Ему эта палка больше ни к чему, а нам для костра сгодится.

Заглянув в мой мешок, вербовщик довольно улыбнулся:

– О-го-го! Радуйтесь, ребята, нам повезло – сегодня у нас будет ужин! Я же говорил: доверьтесь своему сержанту. Хорошо, что мы не стали брать его по пути в деревню, а взяли сейчас. Видите, не зря ждали!