Алексей Фомичев

Меньшее зло

надежда умирает последней…

© А.С. Фомичев, 2006

© ООО Издательство «АСТ МОСКВА», 2009

Пролог

…От борта книпа отлетали целые куски обшивки. Крупнокалиберные пули уже пробили основную защиту и вот-вот могли достать укрытый под броней двигатель. Пилот бросал машину из стороны в сторону, пытаясь соскочить с прицела вражеского пулемета, и порой закладывал такие виражи, что разведчики едва не разбивали головы о защитный купол. Однако вражеский наводчик был тертым калачом. Пулемет лишь ненадолго терял шуструю мишень, но потом вновь находил ее и выгрызал из обшивки новый кусок. Книп спасало лишь то, что у противника не было ничего серьезнее пулемета. А его калибра, даже и крупного, все же не хватало, чтобы гарантированно срубить машину одной очередью.

– Что со связью? – проорал на ухо помощнику лейтенант.

– Глухо, – нехотя буркнул тот. – Они давят все рабочие диапазоны. Даже гиперчастоты. Локальное закрытие.

Еще одна очередь прошла по кормовой части книпа, встопорщив броневую обшивку. Машину вновь качнуло, и пилот опять заложил головокружительный вираж.

Лейтенант с трудом восстановил вертикальное положение и бросил затравленный взгляд назад. За их машиной неотступно следовал бот «болеро» – датлайская модель цуфагера. По габаритам она лишь немного превосходила книп и, кроме крупнокалиберного пулемета, имела на вооружении только ракеты ближнего радиуса действия. К счастью, они уже были израсходованы. Иначе бы книп давно сбили.

Лейтенант перекосился от злости, вспомнив, при каких обстоятельствах противник использовал ракеты. Двумя был сбит второй книп. А третья, хвала богам, угодила в выступ скалы, за который за мгновение до этого успела нырнуть их машина.

Теперь враг преследовал уцелевший книп, и по упорству, с каким датлайцы шли по пятам, лейтенант сообразил – они совершенно случайно вскрыли высадку на планете передовых частей Датлая. И теперь их постараются не упустить, чтобы равитанское руководство не успело принять меры.

– Долго не протянем! – раздался в наушнике голос пилота. – Они скоро собьют обшивку и повредят движок!

– Попробуй уйти к лесу! Там затеряемся…

В ответ пилот выматерился. До леса, точнее, до огромнейшего массива, укрывавшего почти четверть материка, лететь не меньше десяти минут. Датлайцы сшибут их раньше…

Лейтенант в очередной раз повернулся к помощнику. Тот все давил пальцами кнопки радиостанции, ища свободный канал. Но, судя по его унылой физиономии, ничего не выходило.

«Болеро» прибавил скорость, намереваясь догнать книп. Его пулемет не стрелял. То ли боезапас подошел к концу, то ли их стрелок решил подойти вплотную и ударить наверняка.

Собственное вооружение книпа не работало, перед вылетом не успели пополнить боекомплект, а куцый запас расстреляли в первую же минуту боя. Сбив один бот.

Пилот в очередной раз бросил книп в сторону, потом перевел его в пикирование и вдруг резко взмыл вверх. От чудовищной перегрузки у лейтенанта и помощника заложило уши, перед глазами поплыли круги, а из носа потекла кровь. Такой крюк на скорости в семьсот километров в час не проходит бесследно. Как чувствовал себя при этом пилот, лучше не думать. Чтобы не впасть в панику.

Простучала короткая очередь. Правый борт принял в себя очередную порцию закаленной стали, но в этот раз не удержал ее. Пара пуль пробила иссеченную обшивку и впилась в кресло перед лейтенантом.

– Все! – обреченно констатировал помощник, машинально продолжая щелкать по клавишам. – Сейчас снимут.

– Ищи! – прикрикнул лейтенант, давя в себе панику. – Ищи, чтоб тебя!

Он покосился на вражескую машину, бессильно сжимая в руках «талем». Его пули бессильны против брони «болеро». Как и осколочные выстрелы подствольника. Термобарические лейтенант не брал. Кто же знал?..

Погоня продолжалась. Обе машины имели одинаковую скорость, но книп был маневреннее и быстрее набирал высоты. Это пока и спасало. Но надолго ли?..

Расстояние между машинами сократилось до двадцати метров. Можно было без труда различить не только опознавательные знаки на бортах, но и следы от пуль. Только лица врагов не различить – защитные колпаки затянуты маскирующей тонировкой.

«Болеро» вдруг качнулся и едва не ударил книп бортом. Спас пилот, вовремя заметивший маневр врага и уведший машину в сторону.

Судя по рискованному маневру, противник получил приказ остановить разведчиков любой ценой. И командир вражеской машины решил использовать самоубийственный прием из арсенала летчиков прошлого – таран.

– До леса совсем немного! – воскликнул лейтенант, с надеждой глядя на приближающуюся стену массива.

Но его радости никто не разделял. Если даже удастся сесть в лесу, то никакой гарантии, что враг не отыщет их в ближайшие полчаса. Да и что потом? Топать пешком на базу? Это не один месяц пути. А связи со своими нет.

Пилот внимательно наблюдал за действиями вражеской машины, готовый отреагировать на новую попытку тарана. Но враг немного приотстал, словно выжидая удобный момент. А потом вдруг прибавил скорость, подходя к книпу буквально вплотную.

– Командир, есть связь! – вдруг заорал помощник, потрясая радиостанцией. – Есть!

– Передавай сообщение! – рявкнул лейтенант, напряженно следя за врагом. Он разгадал маневр врага. Тот хотел расстрелять книп с минимальной дистанции, повредив двигатель. Две-три очереди в одно место, и броня не выдержит. – Передавай быстрее.

– Делаю!

Короткое сообщение уже было подготовлено. Два нажатия клавиш и сообщение, спрессованное по времени до десятитысячной доли секунды, вылетело в эфир, где в плотной завесе помех на короткое мгновение возникло окно.

Лейтенант подумал, что противник хорошо подготовился к вторжению, раз оснастил машины охранения системами постановки помех. Видимо, у них произошел сбой программы или помощник в поисках окна залез уж в вовсе запредельные частоты.

Не успел экипаж насладиться кратким мигом триумфа от выполненного задания, как книп тряхнуло с такой силой, что машина клюнула носом и пошла вниз. Отсек прорезал дикий крик пилота:

– Нас подбили! Падаем!

Книп действительно шел вниз, и по тому, что он стал крениться на бок, лейтенант и помощник поняли – двигатель поврежден.

А машина противника, дав еще одну очередь, прибавила скорость и легонько ударила носом по колпаку.

Неуправляемый книп перешел в пике и, медленно вращаясь вокруг оси, пошел к земле. Перед самой землей он начал кувыркаться, а потом влетел в деревья, растущие на окраине огромного массива.

«Болеро» сделал круг над местом падения, а затем набрал высоту и взял курс на север…

Полученное от разведчиков сообщение было сразу передано на Логошет с первым же сеансом связи. Через час депеша легла на стол наместника. Прочитав ее, тот немедленно вызвал командира экспедиционного корпуса префекта Дерджера.

– Что предпринято в связи с поступившей информацией?

– Пока ничего. На Миренаде сейчас батальон и подразделение разведки, батарея ПВО, авиазвено и подразделения обеспечения. Ну и группа специалистов. Переправка туда дополнительных сил будет осуществлена в ближайшее время. Хотя, честно говоря…

Префект – высокого роста мужчина с литыми плечами и бритой наголо головой – чуть поморщился. И словно нехотя продолжил:

– Если честно, у нас просто нет возможности серьезно усилить десант. От силы один батальон. Мы не можем оголять оборону колонии, особенно в свете последних событий. И потом, Датлай вполне может начать вторжение здесь, на Логошете.

– Сантон утверждает, что у Датлая пока нет сил для полномасштабного вторжения.

Дерджер пожал плечами. Куратор колонии по линии безопасности, конечно, человек информированный. Но даже он не может точно знать, что намерен предпринять противник.

– Вполне возможно. Но все равно рисковать не стоит. Неизвестно, когда мы сможем наладить связь с Арнией. У нас просто нет сил на две планеты. Возможно, Миренадой придется пожертвовать.

– А вот это недопустимо. Во время последнего сеанса связи пришло четкое указание. Миренаду взять под контроль.

Префект промолчал. О приказе он знал, центральный штаб вооруженных сил Равитана приказал обеспечить безопасность исследовательских работ. Правда, тогда предполагалось, что на Логошет будут дополнительно переброшены еще три бригады. Теперь это невозможно.

– А как обстоит дело с отрядом наемников? – осведомился наместник.

– Недавно провели новый набор. Три сотни всякого отребья с Превы. Половина из них – кондотьеры. Головорезы еще те. Соответственно и дисциплина!.. А из ветеранов в отряде осталось не больше двух сотен. Нам еще повезло, не успели отправить их на Кафти.

– Что, всего пять сотен?

– Да. Еще десятка полтора ветеранов служат в различных подразделениях колонии.

– Возможно, имеет смысл объединить наемников в единый отряд, придать им технику и отправить на Миренаду? Один батальон там уже есть, вместе сумеют отбить удар.

Префект нехотя кивнул. Идея с отправкой сводного отряда наемников была ему не по душе. Никогда еще в равитанской армии наемники с колониальных планет не вели активных боевых действий самостоятельно. И самое большое подразделение, целиком состоявшее из наемников, – рота. На то были свои причины. Но объяснять это сейчас наместнику не имело смысла. Возможно, наступил момент, когда прошлые инструкции и правила следовало пересмотреть…

– Начинайте подготовку, – приказал наместник. – Только не тяните. Кто знает, какие у Датлая планы относительно Миренады. Вдруг захотят захватить ее сразу.

– Есть, – хмуро отозвался префект, коротко кивнул и пошел к выходу.

Наместник несколько секунд смотрел на опустевшее кресло напротив стола, а потом вызвал секретаря. Дал ему указание назначить на вечер расширенное совещание администрации колонии. Следовало принимать решение по всему комплексу проблем, свалившихся в последнее время на колонию. И делать это быстро. Пока не активизировался противник…

Ремонтные работы на станции ПСД-перехода еще продолжались. Бригада строителей в спешном порядке восстанавливала помещение, где раньше стояла установка. Мусор и остатки аппаратуры вывезли, очистили пол и стены, но пристальный взгляд мог разглядеть небольшие буроватые пятна в углах и на потолке. Следы впитавшейся крови.

…Когда произошел мощный взрыв в переходной области, в помещении находились пятнадцать человек. В основном технический персонал и несколько военных, принимавших груз. Огромный, пять на шесть метров, прямоугольник «контура» вдруг превратился в огненный шар. И от этого шара во все стороны полетели осколки аппаратуры и обшивки. Из пятнадцати человек не выжил никто. Половину сотрудников буквально размазало по стенам, а остальных разрезало на части. Когда сюда прибежали экстренно вызванные спасатели, их замутило от кровавого зрелища…

Наместник прошел вдоль стены, осторожно обошел работавших строителей и остановил взгляд на куче мусора, что лежала в дальнем углу. Посмотрел на возвышение, где раньше стояла установка. Из развороченного бетонного прямоугольника торчали переплетенные штыри арматуры. Сверхпрочный бетон был разломан, как фанерный ящик.

– Восстановить установку сможете? – спросил он сопровождавшего его начальника станции.

Тот бросил на наместника виноватый взгляд и отрицательно покачал головой.

– У нас нет комплектующих. И в местных условиях их не сделать.

Наместник поморщился. Неприятная новость! Потеря связи с центром существенно осложнит ситуацию.

– Что с расследованием причин взрыва?

– Ничего. Видеозапись просмотрели раз сто. Покадрово. Угасание энергии «контура» и одновременно с этим взрыв изнутри. Одна из основных версий – детонация боеприпасов. В перечне передаваемых грузов шли снаряды для надводных платформ и ракеты.

– Чушь! – возразил наместник. – Боеприпасы не могут сдетонировать, даже если их расплющит в лепешку. И нагрев не мог произойти, что там их могло нагреть?

Начальник станции пригладил волосы и сказал:

– Тогда остается одно – целенаправленный подрыв.

– Диверсия? – уточнил наместник. – Тоже маловероятно. Закрытый канал доступа нельзя обнаружить. Такие фокусы проходили, когда еще не был создан «б-контур». Вы это знаете лучше меня.

– Других объяснений у нас нет. Сам по себе «контур» взорваться не мог.

– Не мог, – согласился наместник. – Поэтому продолжайте искать. Одновременно с этим попробуйте починить установку. Есть же пересыльный «коридор», работающий на схожих принципах. Неужели нельзя позаимствовать часть узлов и агрегатов оттуда?

– Нет. Практически ничего общего за исключением нескольких узлов. Но они не играют важной роли. «Поедание» расстояния и «поедание» измерения – физически разные процессы.

– Что ж, – подавил вздох наместник, – работайте. Сегодня у нас расширенное совещание. Вы приглашены.

– Знаю, – безучастно кивнул начальник станции. – Ваш секретарь довел.

– Тогда до встречи на совещании.

До недавнего момента в мире науки главенствовала идея, что в каждом пространстве обитаемой может оказаться только одна планета. Как единственная изначально пригодная для жизни человека.

Но вот астрономическая разведка колонии на Логошете обнаружила планету, по своим характеристикам близкую к тем, где существует жизнь. Равитан немедленно выслал разведгруппу, которая и обнаружила на расстоянии двадцати трех световых лет от Логошета планету не только пригодную для жизни, но и со следами цивилизации. Фурор!

Восторженные ученые дали планете название Миренада – «неожиданность» на одном из древних языков.

Немедленно в режиме особой секретности была подготовлена масштабная экспедиция, которой предстояло провести всестороннюю разведку планеты. А так как Равитан был в состоянии войны, то экспедиции придали хорошее прикрытие.

Первые же результаты удивили специалистов. Крупные залежи ископаемых, в том числе редкоземельные металлы и минералы. Богатые недра, практически нетронутая природа и… следы сознательной жизни. Версия масштабной войны отпала. Иначе бы природа не была в таком состоянии. Что уничтожило жизнь на Миренаде?

Пока ученые проводили исследования на одном из шести материков, военные выслали разведку на остальные и начали готовить базу для приема новых сил. Правительство Равитана дало приказ включить Миренаду в сеть обитаемых планет.

Все сведения о новой планете держали в секрете, но разведка Датлая, уже работавшая на Логошете, что-то пронюхала. Результатом стала высадка их десанта на Миренаде и прямое столкновение с равитанскими силами.

Ситуация стала развиваться по самому тяжелому, самому нежелательному сценарию. Образование нового фронта, сложности с доставкой ресурсов на Миренаду, операция по взятию Логошета под полный контроль… И в этот момент внезапно обрывается связь с центром. Как подножка на полном ходу.