Алексей Фомичев

Сам без оружия

От автора

В основу сюжета этой книги положен одноименный сценарий Сергея Кузьминых, по которому был снят телевизионный сериал «Курьерский особой важности», с успехом прошедший на экранах в октябре 2013 года.

И я хотел бы выразить огромную признательность Сергею за предоставленную возможность воплотить его интересный и увлекательный замысел на бумаге!

Желаю всем приятного чтения!

Пролог

Первый летний день принес в Киото настоящую жару. Вопреки прогнозам небо было безоблачным, а солнце, яркое, каким оно может быть только на Востоке, изрядно припекало и заставляло все живое искать укрытие от своих лучей.

Как же хорошо было находиться в просторной комнате, куда солнце не проникало, а приятную прохладу дарил легкий сквознячок, гулявший под потолком и между стен.

– А по срокам начало сезона дождей. Видимо, в этом году на пару дней запоздает…

Хозяин кабинета настоятель русской духовной миссии отец Николай отошел от окна и посмотрел на гостя, расположившегося в углу на диване.

– Привык я к здешнему климату, а все мечтаю опять снег увидеть, под дождичком смоленским босиком пройтись… – он мягко улыбнулся, развел руками. – Извините старика, на воспоминания потянуло.

Гость – выше среднего роста статный молодой человек в легком летнем костюме – понятливо кивнул.

– Я здесь неделю, и то по дому скучаю, а вы уже столько лет!

– Верно, скоро сорок лет как здесь. И хорошо знаю страну, людей. Можно сказать, ояпонился окончательно. Поэтому, Виктор Сергеевич, ваших сомнений разделить не могу.

– Это не мои сомнения, отец Николай. В Петербурге так считают. Да и во Владивостоке кое-кто. В военном ведомстве числят Японию среди врагов империи. Пусть не настоящих, а будущих.

– Эка вы хватили! Будущих!.. Позвольте усомниться в выводах ваших генералов. Япония изо всех сил стремится встать на ноги. Развивает промышленность, производство. Столько инженеров пригласили сюда! И своих умников растят, грамоте и наукам учат.

– Именно. За последние тридцать лет Япония сделала такой прыжок вперед, что обставила многих. Россию в том числе.

– И в этом угроза?

– Не только.

Гость достал платок и промокнул вспотевший лоб. Расстегнул ворот белой рубашки.

– Чаю, Виктор Сергеевич? – предложил настоятель.

– Да куда уж чаи гонять по такой жаре. Кваску бы!..

– А вот в самый раз. Да и не кипятком поить буду, холодненьким, с лимоном. Жажду утоляет лучше кваса.

Настоятель подошел к двери, громко позвал своего помощника и отдал тому распоряжение. Тот с поклоном исчез и вскоре вернулся с подносом, на котором стоял фарфоровый чайник и пиалы.

Настоятель сам налил гостю чай и протянул ему пиалу. Тот кивком поблагодарил, сделал глоток, прислушался к ощущениям и довольно улыбнулся.

– И впрямь хорошо. Благодарствую.

– Пейте, Виктор Сергеевич, пейте. Японцы чай очень как уважают, целые церемонии проводят.

– Это как?

– Чайные сады, домики, специально подобранная посуда, ритуалы. Обязательно беседы.

– Ну, у нас тоже любят поговорить, – усмехнулся гость. – И самовары ставят, и угощенье. Чем не церемония?!

Настоятель сам попробовал чай, довольно причмокнул губами.

– Вы долго здесь пробудете?

– Нет… еще пару дней. Сами понимаете, в моем ведомстве ждут вестей.

– Жаль. А то бы я вас пригласил к моим друзьям. Вы бы увидели, в чем разница между нашими посиделками и настоящей японской церемонией. Японцы очень большое значение придают ритуалам, деталям, порядку. И это касается всего.

– Это точно. Это мы уже заметили. И на Сахалине, и даже во Владивостоке. Японская разведка действует, причем все активнее. Простите, отче, я перебил вас.

– Пустое, – настоятель опять отошел к окну. – Я не знаю о японской разведке у нас. Но раз вы, офицер русской армии, прибыли сюда, значит, есть повод для беспокойства.

– Есть, отче, есть. Наступает новый век, двадцатый. Полгода осталось всего-то. Какими будут отношения Российской империи и Японии? Чего нам ждать от соседей? Чего они хотят? Ведь японцы не скрывают своих планов по Сахалину и по Китаю. Они готовят новую армию, где место самурайских дружин занимают регулярные части, вооруженные новым оружием. Они стремительно растут.

– И этот рост беспокоит Петербург?

– Да. Правда… – Гость развел руками, – у нас больше полагаются на былые победы, на славу дедов и отцов, на суворовского богатыря-солдата. И конечно, на авось. Но есть и те, кто думает иначе. Кто пытается заглянуть вперед на десять, двадцать лет. И кто видит, что одними штыками и суворовским натиском победы не одержать. Нужна разведка. Нужны свои обученные кадры, умеющие работать и в тылу врага.

– Вот опять вы о врагах! – мягко укорил настоятель.

– Простите. Однако мы не можем и дальше просто смотреть, как Япония наращивает силы. Нам нужны свои глаза и уши здесь. Нужны хорошо подготовленные люди, знающие язык страны, ее обычаи, традиции. Конечно, они должны быть хорошо образованны.

– И у вас такие есть?

– Нет, – честно признался гость. – Их надо растить, готовить. Годами, а то и десятилетиями. И начинать с детского возраста.

– Дети?.. – настоятель выглянул в окно. – Значит, вы пришли по души этих детишек? Затем прислали сюда этих мальчишек-сирот?

Гость тоже подошел к окну, выглянул.

В саду миссии, что был разбит неподалеку от семинарии, в тени толпились десятка полтора русских ребятишек восьми – двенадцати лет. Одетые в новую, еще не обмявшуюся форму, коротко стриженные, они сидели на траве. Их внимание было приковано к группе японских детей, что занималась на полянке под руководством пожилого учителя.

Те были одеты в старые заштопанные кимоно и выполняли приемы какой-то местной борьбы. Учитель изредка давал указания и поправлял учеников, а те азартно толкали друг друга, ставили подножки или ловко бросали на землю.

– Что это? Здешняя борьба? – спросил гость.

– Они называют это… если поточнее перевести – дзюу-дзюцу или дзюу-до…

– Дзюдо?

– Да. Ее не так давно создал один мастер, и теперь дзюдо в обязательном порядке преподают во всех школах и семинариях для физического развития.

– Вот как?! Они заботятся даже об этом! – гость покачал головой. – Воспитание здорового поколения начинается с раннего возраста. А у нас, кроме дворовых игр, ничего нет. Хотя этого хватает. Наши-то ребятишки покрупнее, посильнее.

– Не все решает сила, – покачал головой настоятель. – Я знаю учителя Сато, он рассказывал мне, что дзюу-до – это целый путь, наука, как побеждать более сильного, как использовать силу врага себе на благо.

– Не знаю, выстоят ли эти японцы против английских и французских боксеров, – усмехнулся гость. – Но швыряют друг друга ловко. А принцип интересный – использовать силу врага себе на благо. Это многое говорит о японцах. – Гость посмотрел на настоятеля. Несколько смущенно продолжил: – Да, отче. Дети, которых мы привезли, и будут постигать сложные науки, станут первыми кадровыми разведчиками. Мы решили попробовать… И если получится, можно ожидать высочайшего одобрения Его Императорского Величества! Верно, они сироты, их отцы сложили головы за Россию. Поэтому Россия и должна им помочь вырасти верным сынами, умело служить ей…

Настоятель бросил на гостя внимательный взгляд.

– Дело сие достойное. Не знаю, что уж из этого выйдет, но… я одобряю ваше решение. Хотя не перестаю считать, что Япония никогда не будет врагом России.

– Благодарствую, отче!

Вдруг поднявшийся шум за окном привлек внимание настоятеля, и он вместе с гостем обратил свое внимание на сад.

…А виноват был Сенька Картуз, самый старший среди мальчишек. Еще когда японские детишки выполняли упражнения, Сенька то и дело выкрикивал:

– Гляди, штаны у них короткие, а платья как у баб! Да еще перепоясались!

– Да они все так ходят! – возражал ему кто-то из мальчишек. – У нас на Сахалине их полно, тоже в таких платьях!

– Бедные все, да?

– У них даже император так ходит.

– Брешешь, сопливый, брешешь! Амператор в платье не ходит! – потешался Сенька.

– Ходит, ходит! Зуб даю.

– Вот я его тебе и выбью, сопливый!

Потом, когда японцы бросали друг друга на землю и били руками друг друга (правда, не в полную силу), Сенька презрительно сплевывал:

– Молотят, как мельница! А по носу вдарить не могут. Слабаки! Только пихаются!

– Это дзю-дзюзу… борьба ихняя.

– Это ты тоже на Сахалине видел?

– Ага. Один узкоглазый как вдарил рукой по доске, она пополам!

– Рука?

– Доска!

Сенька недоверчиво хмыкнул, покосился на японских детей.

– Доска!.. Ох брехун ты сопливый.

– Я не сопливый! Вась, скажи!

Взгляды мальчишек перешли на сидящего с краю паренька. Ростом он уступал Сеньке, но был плечистым, крепким. Вася единственный не был сыном солдата или унтера, однако как-то попал в группу и сперва мало с кем разговаривал. Ребята к нему не лезли, и даже Сенька обходил стороной.

На вопрос Вася не ответил, пожал плечами. Ломают доски японцы или нет, он не знал.

– Вот и выходит, что ты врешь, сопливый! – торжествующе проговорил Сенька. – На тебе щелбан за это!

Он ловко стукнул соседа по лбу, потом отпрыгнул в сторону и стал изображать движения японских учеников, строя дурашливые рожицы и взвизгивая.

Учитель закончил занятие и ушел из сада, а японские детишки все еще ходили по полянке, взмахивая руками. Сенька вдруг выскочил на поляну, оттянул пальцами кожу в уголках глаз, став похожим на японца, и задрыгал ногами.

Русские мальчишки покатились со смеху. Вася тоже улыбнулся и вдруг заметил на балконе японскую девочку лет десяти. Она смотрела вниз и чему-то улыбалась. Потом перехватила взгляд Васи и показал ему язык.

Сенька продолжал махать ногами, а потом прыгнул к одному из японских детей и стал кривляться перед ним.

– Сай-со-тай-то-касы-масы! – дурачился он. – Я тоже дзю-бзю могу!

Японские ученики неодобрительно смотрели на Сенькины выкрутасы, а потом один из них подошел к Сеньке и что-то сказал.

– Сопливый, что этот узкоглазый лопочет?

– Я не сопливый! – обидчиво воскликнул мальчик. – Он недоволен.

– Ща будет доволен. На, япоша!

И Сенька с силой толкнул японского ученика ногой в бедро. Тот отступил на шаг, что-то прошипел и вдруг неуловимо ударил ногой в живот Сеньке. Тот свалился на землю, зажал живот руками и заорал.

– Япошки наших бьют! – враз закричали несколько русских пацанов. – Меси их!

По такой жаре драться особо никому не хотелось. Да и Сенька, чудило, сам виноват, зачем полез? Но клич брошен, и сидеть на месте, когда все дерутся, нельзя.

Русские мальчишки бросились на японских. Завязалась куча-мала. Русские азартно размахивали руками и сопели. Японцы дрались молча. Они ловко ускользали от захватов, метко били и только шипели, когда получали удар.

Несмотря на численное превосходство русских, японские мальчишки постепенно одерживали верх. Вскоре на ногах остались только трое японцев и один Вася.

Он полез в драку самым последним, без всякого желания, и только когда заметил взгляд той девчонки с балкона. Она смотрела на него с жалостью, а Вася жалости не терпел.

Он бил расчетливо и нескольких японцев свалил, но и сам получил по лицу и по животу. Потом кто-то ловко перебросил его через бедро, но Вася вскочил, дал обидчику хорошего леща и только сейчас заметил, что стоит один против троих противников.

Утерев кровь с лица, Вася сжал кулаки. Победить сил не хватит, но отступать он не собирался, просто не умел.

В этот момент в сад забежал учитель. Он что-то громко выкрикнул. Японские детишки мигом повскакивали, правда, кое-кто стоять прямо не мог, кривился набок.

– А-атставить! – раздался рык Виктора Сергеевича. Тот тоже выскочил в сад и подал команду. – Назад! Прекратить драку!

Русские мальчишки вставали неохотно, а кто-то остался сидеть, зажимая разбитый нос или губу. Сенька так и вовсе лежал и стонал.

– Вы что, орлы, воевать с ними собрались аль как? – не снижал голос Виктор Сергеевич. – Так мир у нас. С чего начали-то? А?

Взгляд офицера остановился на Васе, но тот пожал плечами и посмотрел на балкон, где стояла девочка. Та покачала головой, показала ему язык, а потом убежала.

– Не по-нашему это, толпой на нескольких. Не стыдно?

Следом за Виктором Сергеевичем в сад вышел и настоятель. При виде его даже Сенька вскочил на ноги и виновато повесил голову.

– Сила вам, отроки, дадена, чтобы добрые дела творить. А разум, чтобы думать, что творите, – укорил мальчишек отец Николай. – Ишь что вздумали, забижать других! Ан не вышло, а? Не вышло?

– Не вышло, отче, – прогундосил Сенька.

– То-то. Их меньше было, а вас победили! Потому как ученые они даже драке.

Настоятель подошел к японскому учителю, тот склонил перед отцом Николаем голову и что-то сказал. Николай ответил.

Виктор Сергеевич опять посмотрел на Васю.

– Ну что, и впрямь вас победили японцы.

– Меня не победили! – упрямо проговорил Вася.

– Но дрались они здорово?

– Здорово, – согласился мальчик.

– А хочешь так научиться?

Вася бросил взгляд на японских мальчишек, что стояли в ряд перед своим учителем, и кивнул.

– Хочу.

– Ну-ну… тут одной силы мало, тут умение нужно. И терпение.