Туи Сазерленд

Скрытое королевство

Tui T. Sutherland

WINGS OF FIRE, Book 3:

THE HIDDEN KINGDOM

This edition is published by arrangement with Writers House LLC and Synopsis Literary Agency

Text copyright © 2013 by Tui T. Sutherland All rights reserved. Published by Scholastic Press, an imprint of Scholastic Inc., Publishers since 1920. Scholastic, Scholastic Press, and associated logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

© А. Круглов, перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Эллиоту,

рождённому, как и эти книги, в чудесный Год дракона

Пророчество о драконятах

Двадцать лет, двадцать зим будет смертным на страх
Мир войною объят,
И земля, утопая в крови и слезах,
Призовёт драконят.

В сини бездонной яйцо – морские крыла.
Звёздные крылья подарит ночная мгла.
Яйцо, что больше других, с горных высот
Крыльев небесных жар тебе принесёт.
За земляными в болотную топь нырни,
В яйце цвета крови драконьей скрыты они.
И в месте укромном вдали от дворцовых смут
Песчаные крылья в яйце незримые ждут.

Три королевы пылают, жгут и палят,
Две из них сгинут, нет третьей пути назад –
Лишь покорившись чужой великой судьбе,
Мощь светлоогненных крыл ощутит в себе.

Пять пробуждений в трёхлунной ночи без звёзд.
Пятеро смелых взлетят из драконьих гнёзд –
Сгинут раздоры, тьма воссияет, и, светом объят,
Примет мир драконят.

Пролог

Все пятеро дрались. Как всегда. Зелёная, красная и золотистая чешуя сверкала между скал в рассветных лучах, мелькали когти и зубы. Из пяти пастей с раздвоенными языками вырывалось яростное шипение. Дальше, за краем утёса, волны разбивались о песчаный берег с приглушённым шумом, словно остерегаясь соперничать с драконьими криками.

Стыд, да и только. Наутилус смущённо покосился на огромного чёрного дракона, стоявшего рядом. Драконята так увлечённо гонялись друг за другом, рычали и шипели, что даже не заметили гостя. Жаль, что нельзя прочесть его мысли, хотя сам-то наверняка умеет. От него ничего не скроешь.

Будь здесь ещё кто-нибудь из Когтей мира, было бы легче, но едва пронёсся слух о визите Провидца, у каждого тут же нашлось неотложное дело где-нибудь подальше. Тайное убежище Когтей на морских утёсах в это утро выглядело заброшенным. Изредка в отверстии той или иной пещеры сверкали чьи-то любопытные глаза, но при виде ночного дракона тут же скрывались во тьме.

На скалах не осталось никого, кроме пятерых драконят. Молодняка тут хватало, но всех прочих поспешили убрать с глаз долой. Их, похоже, никто даже не предупредил о грядущей проверке.

– Ну что ж, – хмыкнул Провидец, – они хотя бы… м-м… энергичны.

– Запасной вариант, что с них взять, – развёл крыльями Наутилус. – Никто всерьёз не думал, что пригодятся, тем более, все. Ну, разве что один-два, если что-то случится с первыми. С этими мы особо и не занимались.

– Вижу. – Прищурив чёрные глаза, ночной наблюдал за дракой.

Песчаная по имени Эфа сорвалась в расщелину, а земляной дракончик Брюх споткнулся и всей тушей грохнулся сверху. Эфа с шипением извернулась и цапнула его зубами за хвост, заставив издать жалобный вопль.

– Прошу прощения, – проговорил Наутилус.

Поспешив к драконятам, он отвесил Эфе подзатыльник и едва успел оттащить крошку Кальмара, пока остальные не подпалили ему хвост.

– Прекратить немедленно! – прошипел Наутилус. – На вас смотрят!

Ярко-красный небесный дракончик Жар захлопнул огнедышащую пасть и обернулся, с любопытством вглядываясь в острые зубцы скал. Провидец шагнул вперёд, и восходящее солнце осветило его величественную фигуру.

– Я знала! Я знала! – заверещала Вещунья, гордо развернув чёрно-пурпурные крылья и спорхнув с высокого камня. – Так и знала, что ночные явятся посмотреть на нас! Я говорила, предсказала! Помните? Помните?

– Что, правда? – Брюх задумчиво почесал массивную бурую голову.

– Нет! – фыркнула Эфа.

– И я не припоминаю, – пискнул зелёный Кальмар из-за спины Наутилуса.

– Ты много чего предсказывала, – усмехнулся Жар, – и землетрясение, и новых Когтей, и разные вкусности вместо чаек на завтрак… Враньё за враньём, вот и перестали слушать.

– Но я же знала! – горячо возразила Вещунья. – Даже видела, у меня дар! А теперь я чувствую, что он принёс на завтрак что-то особенное. – Она с надеждой уставилась на Провидца. – Ведь правда? Правда?

– Хм… – Огромный дракон недовольно моргнул. – Наутилус, отойдём на пару слов.

– А мне можно с вами? – подскочила чёрная малышка. – Первый раз вижу своего сородича… Хотя, конечно, всё время ощущаю внутреннюю связь со всем племенем!

– Стой, где стоишь! – грозно рыкнул Провидец, отпихивая её лапой к остальным. Вещунья обиженно фыркнула и уселась, обвившись хвостом.

Гость снова двинулся в тень высоких скал, где никто не мог подслушать разговор. Однако, обернувшись к Наутилусу, он обнаружил, что на хвосте у того повис крошка Кальмар.

– Не могу оставить его без присмотра, – потупился Наутилус, встретив свирепый взгляд ночного. – Только отвернусь, кто-нибудь кусает.

– Или все сразу, – мрачно добавил зелёный малыш.

Провидец задумчиво поиграл длинным языком.

– Теперь мне ясно, – произнёс он наконец, – что было ошибкой доверить Когтям мира драконят судьбы – и настоящих, и подставных.

– Каких? – удивлённо переспросил дракончик.

– Тихо! – шикнул Наутилус, лапой зажимая ему пасть. Поймал взгляд Провидца и торопливо спросил: – Кальмар, ты помнишь, что тебе рассказывали о пророчестве? Про войну драконьих племён?

– Мы хотим её остановить! – просиял дракончик. – Потому что мы хорошие! Нам нужен мир!

– Да, в целом правильно. В пророчестве говорится, что шесть лет назад вылупились пятеро драконят – морской, небесный, земляной, песчаный и ночной, которые и остановят войну. Они должны выбрать, кто из сестёр станет новой Песчаной королевой: Огонь, Пламень или Ожог.

– Правда? – оживился Кальмар. – А мне как раз шесть лет!

– Да ну? – хмыкнул Провидец. – Больше трёх никак не дашь.

– Зато у меня крупные задатки, – небрежно отмахнулся Кальмар, словно говорил это уже сотню раз.

– И твоим друзьям тоже всем по шесть, – поспешил вставить Наутилус.

– Да какие они друзья! – насупился Кальмар. – Только и делают, что дерутся. Кроме разве что Вещуньи, так та на голову больная.

Провидец оглянулся. Ночная вновь сидела на высоком камне, так далеко вытянув шею по направлению к собеседникам, что едва не падала.

– Кальмар, – продолжал Наутилус, – а вдруг бы оказалось, что ты сам – один из драконят судьбы? Что скажешь?

Зелёный малыш хитро глянул на Провидца.

– А сокровища мне дадут?

– У тебя будет слава и власть, – произнёс ночной дракон, – если, конечно, ты сделаешь то, что скажут.

– И сокровища? – не унимался Кальмар.

Провидец недоверчиво взглянул на Наутилуса.

– Мне кажется, или эта малявка со мной торгуется?

– Я люблю сокровища, – ухмыльнулся морской дракончик. – Когти мира потому такие и слабые, что у них ничего нет.

– Мы отказались от земных благ ради высшей цели! – нахмурился Наутилус. – Мир важнее золота и драгоценностей.

– Да ладно, – скривился Кальмар, – золото тоже не помешает.

– Так ты согласен выбрать ту королеву, которую тебе укажут? – спросил ночной. – Тогда и о золоте можно поговорить.

Кальмар прищурился.

– Идёт… Только к Жару это не относится! Пускай остаётся здесь.

– Почему? – Чёрный дракон повернулся к Наутилусу. – Что не так с небесным?

– Ничего, – пожал крыльями тот, – подрались сегодня, вот и всё.

– Не только сегодня, а каждый день, – буркнул Кальмар. – Потому что Жар плохой!

– Небесный необходим, – нахмурился ночной.

– Сам ты непроходим…

– Кальмар, повежливей! – одёрнул его Наутилус.

Провидец хмуро оглядел собеседников, большого и маленького.

– Предвижу, что ещё пожалею об этом, – произнёс он неторопливо, – но придётся мне взять подготовку драконят судьбы на себя. Слишком долго они оставались без должного присмотра, надо ими заняться.

– В каком смысле? – забеспокоился Наутилус.

Он взглянул на Кальмара, по чешуе пробежали мурашки. Надо было выбрать другого, мало ли морских кругом. Если Провидец «займётся» с ним по-своему… если с Кальмарчиком что-нибудь случится… от его матери спасения не будет – убьёт!

Ночной раздражённо щёлкнул хвостом.

– В том смысле, что я их забираю.

– Куда это? – С подозрением спросил зелёный малыш.

– Прилетим, узнаешь… и поменьше задавай вопросы, это полезно для здоровья. Просто делай, что скажут.

– Я-то пожалуйста, а вот с Жаром и Эфой точно наплачетесь… да и с Вещуньей, пожалуй.

– Стоп! – нахмурился Наутилус, стараясь запутать свои мысли, чтобы ночной их не прочитал. – Ты не можешь их забрать… разве что Вещунью, она ваша. Все остальные – драконята Когтей, так было проще достать яйца. Их никто не отпустит.

– Брюха отпустят, – вставил Кальмар, – его мамаше наплевать. Эти земляные…

– Тихо! – бросил Провидец. Его узкие чёрные глаза в упор уставились на Наутилуса.

Тот испуганно потупился. Не думать, не думать, не думать!

Пасть ночного растянулась в презрительной ухмылке.

– Во имя трёх лун! Этот дракончик – твой сын!

Наутилус сжался, уставившись на свои лапы. Когда решили подготовить запасных драконят, Кальмарчик вылупился так кстати! Ну, не совсем в трёхлунную ночь, но почти, и теперь все Когти берегли его как зеницу ока – не меньше, чем сам Наутилус.

– Ну конечно! – Крошка морской надулся, выпятив грудь. – Я вам не кто-нибудь там. Сын предводителя Когтей мира – в то же время дракончик судьбы! Ну и совпадение!

Он важно зашагал туда, где ждали остальные, совсем позабыв, чем обычно кончается его важничанье перед ними. Хорошо, если только опалённой мордой.

Наутилус проводил сына печальным взглядом. Кто мог знать, что всё так сложится? И зачем только Когти согласились на союз с Провидцем! Это пророчество… а самое главное, как могло случиться, что настоящие драконята сбежали? Просто уму непостижимо!

Кречет, Бархан, Ласт – целых трое воспитателей не сумели удержать пятерых сосунков, и притом в надёжных запертых пещерах! Все пятеро улизнули, а потом… Устроили смуту у небесных, а может, и убили саму королеву Пурпур! А королева Коралл? Не из-за них ли морская владычица решила порвать с союзниками? Кто помог разрушить её подводный дворец? И в каких уголках Пиррии теперь искать эту зловредную пятёрку?

Что ещё хуже, наказывать-то и некого. Кречет и Бархан погибли, а Ласт вырвался и исчез неведомо куда. Кто знает, где снова появятся настоящие драконята судьбы со своим необычайным талантом устраивать хаос и беспорядки?

– И впрямь, что за удивительное совпадение! – ядовито усмехнулся Провидец.

Наутилус пожал крыльями.

– Ну, я подумал… – вздохнул он виновато. – А почему бы и нет? В конце концов, ни один из этих пяти не вылупился точно в трёхлунную ночь, иначе настоящими драконятами судьбы были бы они. А так… возраст примерно совпадает, какое кому дело до остального? Правды никто не знает.

– Кроме тех, кто был рядом, когда они вылупились, – задумчиво проговорил ночной. – Свидетели нам могут повредить.

Наутилус побледнел. Главные свидетели – родители! Мысль пронеслась так быстро, что он не успел её подавить.

Провидец поиграл чёрным раздвоенным языком.

– Ну, об этом мы подумаем, когда придёт время… Пока неизвестно, кто из драконят нам нужен, а кто лишний. – Он хмуро взглянул в сторону Вещуньи, которая накинулась на Кальмара с вопросами.

Лишний? – переспросил Наутилус, едва не падая в обморок.

Ночной дракон презрительно фыркнул.

– Ладно, так и быть, постараюсь вернуть твоего целым, – чуть заметно усмехнулся он. – Выходит, мир для тебя не самое важное, морской? А жертвы, великая цель – пустые слова?

– Нет, но…

– Ты сам придумал использовать фальшивых драконят. Идея неплохая, раз уж настоящие оказались непригодны. – Провидец раздражённо зашипел. – От самых опасных мы избавимся, а замену для них я подготовлю сам. – Его зловещая улыбка заставила Наутилуса передёрнуться. – И тогда пророчество исполнится – так, как требуется нам.

Часть первая

Дождевые леса

Глава 1

Дождь лил пятые сутки.

Ореола терпеть его не могла.

А ещё терпеть не могла шуточек о том, что ей, как радужной, такая погода должна нравиться.

Ещё чего! В пещерах под горой никакой воды сверху не лилось, никогда! Что за издевательство – и капает, и капает, и капает… Мокро, отвратительно, ужасно!

Дождь заливал глаза, просачивался под чешую, пропитывал тяжело обвисшие крылья. Мало ли что положено любить радужным! Да они просто ненормальные, если и впрямь этим наслаждаются! Ни один нормальный дракон не одобрит погоду, которая мешает летать.

Ладно, пускай, лишь бы в остальном они не оказались такими, как про них рассказывают – ленивыми и никчёмными. Радужные прячутся в своих лесах, никто их не видит, так что слухи могут быть и ложными. Будем надеяться.

Ореола встряхнулась, разбрасывая брызги, и вгляделась сквозь туман в нависшие тучи. Хоть бы немного солнца! Она всю жизнь мечтала о его жарких лучах, но не ощущала их на своей чешуе до тех пор, пока не выбралась из пещер вместе с остальными драконятами. Как хорошо, когда светит солнце – и вот, как назло, сплошной дождь. Дождь и грязь, которую приходится месить, шагая вперёд.

А в нагрузку ещё и вечно охающий раненый – этот неповоротливый морской.

– Может, сделаем привал? – снова простонал Ласт. – Мне надо отдохнуть. – С трудом вытаскивая лапы из болота, он свернул к дереву, под которым было чуть посуше.

С раздражением прищурившись, Ореола смотрела, как сине-зелёный дракон без сил ложится на землю. Драконята переглянулись и тоже остановились. Из-за Ласта они сегодня не летели, а шли пешком, так ему было легче, и тем не менее отдыхать приходилось чуть ли не каждые десять шагов. Ореола уже подозревала, что морскому не очень-то хочется, чтобы они попали в дождевые леса.

Но почему? Что-то скрывает? Может, это связано с её родителями? Ведь он как раз и украл у радужных яйцо, из которого вылупилась Ореола. Ласт лучше всех должен знать, откуда она родом, из какой семьи. Однако на все вопросы о радужных лишь бормочет что-то невразумительное, мол, ничего не помнит.