Туи Т. Сазерленд

Потерянная принцесса

Tui T. Sutherland

WINGS OF FIRE, Book 2: THE LOST HEIR

This edition is published by arrangement with Writers House LLC and Synopsis Literary Agency

Text copyright © 2012 by Tui T. Sutherland All rights reserved. Published by Scholastic Press, an imprint of Scholastic Inc., Publishers since 1920. Scholastic, Scholastic Press, and associated logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

© А. Круглов, перевод на русский язык, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Джонатану и его великолепному костюму Морского дракона

Пролог

Здесь не слышно хрипа умирающих драконов.

Битва далека отсюда, как три луны. Драконье пламя не опалит, когти не достанут. Прохладная вода струится по чешуе, смывает кровь с лап.

Здесь, под водой, он в безопасности.

Трус, зато живой. Лучше, чем верный и храбрый, но мёртвый.

Ласт вздрогнул и проснулся.

Перед глазами маячила слепая морда пещерного сома, длинные усы колыхались в быстром потоке. Толстая рыбина будто удивлялась: «Кто это разлёгся на моих камнях?»

Проглотив сома, морской дракон немного взбодрился. У Когтей мира есть шпионы в Небесном дворце, узнают и сами, что случилось с драконятами. Вовсе незачем являться и докладывать о провале.

Вот только куда податься? Столько лет он скрывался от своего морского племени, а теперь и от Когтей мира придётся прятаться – сколько ещё, до конца жизни?

Загребая широкими лапами, он выплыл на поверхность и опасливо высунул голову. Пики Облачных гор вздымались в ночном мраке гигантскими клыками, заслоняя лунное сияние. По реке дракон спускался уже не первый день, и Небесное королевство осталось далеко позади.

Как и пятеро драконят, которых он клялся защищать.

Кряхтя от боли, Ласт выволок на берег своё длинное тело и двинулся в чащу леса, но путь внезапно преградили тёмные фигуры. Он резко развернулся – из воды, не давая отступить, показался ещё один дракон. Его зелёную чешую покрывал чёрный спиральный рисунок, оскаленная пасть сверкала зубами в лунном свете.

– Я уж думал, ты так и не проснёшься, Ласт, – вкрадчиво прошипел зелёный дракон.

Когти беглеца судорожно вонзились в илистый берег.

– Наутилус… – выдавил он, ощущая в голосе предательскую дрожь. – Я… у меня есть новости для Когтей мира!

– Да неужели? – усмехнулся Наутилус. – А обычное место встреч ты, конечно же, запамятовал?

– Пришлось нам самим отправляться на поиски, – добавил голос из чащи, похожий на хруст бьющегося льда.

Мороз… Появление ледяного никогда не сулило добра.

– Небесные выследили наше убежище! – поспешил продолжить Ласт. Лучше сказать правду – в конце концов, вина не его. – Королева Пурпур захватила драконят.

– Знаем, – хмыкнул Наутилус. – О том, что драконята судьбы у неё, она разве что с горных вершин не кричала.

– Рассказывай всё! – проскрипел Мороз. – Как они вас нашли?

– Ну… началось с того, что двое драконят попытались удрать…

Может, и трое, подумал он. Той ночью в пещере остались только Звездокрыл и Солнышко. Ореола тоже исчезла – хотя уплыть с Цунами и Глином она не могла.

– С чего вдруг? – Наутилус подозрительно прищурился. – Что вы с ними делали?

– Мы сохраняли им жизнь! – возмущённо рыкнул Ласт, раздувая жабры.

Заперев под землёй… Потом заковали Цунами в цепи и хотели убить Ореолу – за то, что её нет в пророчестве. А куда было деваться?

– Разумеется, вы поймали их и вернули назад? – донёсся другой голос из тьмы.

Ласт узнал Кайману из земляного племени, и от сердца немного отлегло. К Когтям мира огромная дракониха примкнула недавно и всегда была приветлива. Может, хоть кто-то за него заступится.

– Ну… не совсем, – замялся он. – Те двое вроде как сами вернулись… за остальными. – Он смущённо прочистил горло. – Мы никак не думали, что…

И в самом деле, кто бы мог подумать? Кречет уверяла, что беглецов уж и след простыл.

– Выходит, они чувствовали себя, как в тюрьме? – прошипел Наутилус.

– Вы сами приказали держать драконят в пещерах! – возразил Ласт. – Так решили все Когти.

– Но не восстанавливать их против себя! Иначе какой смысл?

В темноте лесной чащи поднялся недовольный ропот. Чёрные тени окружали Ласта. Он насчитал семерых, включая Наутилуса. Со всеми никак не справиться.

– Мы ни при чём, – пробормотал он, – это всё драконята… что-то с ними не так.

– А небесные откуда взялись? – перебил Мороз.

– Они пришли по пятам за Глином и Цунами, прямо в пещеру… и сама Пурпур с ними. Мы дрались, но солдат было слишком много. Королева убила Бархана, а Кречет забрала вместе с драконятами.

– Для своей арены? – спросила Каймана. – А они выдержат?

Мороз фыркнул.

– Да куда им, мелкие совсем, в первом же бою сгинут.

– Может, хоть небесного пощадит?

Ласт вздрогнул. Ему так и не хватило смелости признаться, что пропавшее яйцо небесных заменили радужным. Теперь драконята на свободе, и правда рано или поздно выйдет наружу.

– Разве ты не знаешь, что сделала Пурпур со всеми небесными, что вылупились в трёхлунную ночь? – проскрежетал ледяной. – Милосердие не во вкусе королевы.

– А почему бы нам не спасти их? – Ласт вытянул шею и обвёл взглядом семь пар глаз, сверкающих в ночи. – Если бы все Когти напали разом…

Голос его дрогнул. Кого он хочет обмануть? Сам-то решится лететь в Небесный дворец на верную смерть? Что же говорить об остальных, которые драконят в глаза не видели?

– Все разом? – усмехнулся Мороз. – Все сорок – на сотню королевских гвардейцев? Блестящий план! Какая удача, что мы поручили драконят судьбы такому гению, как ты.

Его хищные челюсти щёлкнули в воздухе, прервав полёт летучей мыши. Захрустели мелкие косточки.

– Рисковать не придётся, – спокойно заметил Наутилус. – Вчера во дворце был переполох. Точных сведений пока нет, но один наш шпион доложил, что королева Пурпур мертва – и убили её драконята.

Ласт хлопнул крыльями от удивления.

– Неужели наши?

– Похоже, у них талант удирать… но другой шпион уверяет, что выбраться живыми им не удалось.

Ласта замутило, будто он наелся ядовитых медуз. Драконята должны жить! После всего, чем он пожертвовал ради исполнения пророчества… Да и собственную шкуру иначе не сберечь, напомнил тихонько внутренний голос.

– Если они где-то в Пиррии, подумай, как найти их! – прошипел Наутилус. – Только без самоубийственных планов – по крайней мере, с нашим участием. Сам лезь куда угодно, это твоё личное дело.

Ласт развёл перепончатыми лапами.

– Я не знаю, где их искать.

Он и впрямь понятия не имел, куда могли скрыться драконята. С какой стати их вообще потянуло куда-то одних, без взрослых?

Сам он провёл в одиночестве худшие дни своей жизни, когда покинул Морскую королеву в разгар битвы, и спасся лишь благодаря тому, что прибился к Когтям мира. Вдали от родного племени и без защиты Когтей драконят ждёт гибель.

– Если мы их не вернём, – продолжал Наутилус, – останется только запасной план. – Он задумчиво почесал жабры.

– Какой запасной? – удивился Ласт.

– Не твоего ума дело, – оскалился Мороз.

– Но как же… Мы должны их вернуть! Это драконята судьбы – только им дано остановить войну.

– Верь в пророчество, Ласт, – наставительно проронил Наутилус.

– Вот именно! – подхватила земляная дракониха. – Когти мира не откладывают все яйца в одно гнездо, запасной вариант всегда есть.

Ласт снова обвёл взглядом сверкающие во тьме глаза, и кроме Кайманы, ни у кого не заметил сочувствия.

– Я не понимаю, – сказал он.

Да и как это понять? Неужели пророчество не единственное?

– Где тебе, – презрительно бросил Наутилус, – ты только помешаешь.

Не успел Ласт переспросить, как Мороз прыгнул на него и прижал к земле. Тело, израненное в схватке с небесными, взорвалось болью. Крылья смялись под могучими лапами ледяного, зубчатые когти впивались в чешую.

– Что ты делаешь?! – завопил Ласт. – Я же свой! Восьмой год с вами!

– Ты подвёл нас! – прошипел Мороз.

– Погоди… – начал Наутилус и вдруг осёкся. – Ладно, всё правильно.

– Я вырву твоё сердце и скормлю рыбам! – рычал ледяной.

Ласт невольно припомнил сома, которого только что съел сам. Ирония судьбы…

– Мы же драконы мира, – хрипел он, корчась от боли, – как можно убивать друг друга? Мы другие, не такие, как Огонь, Пламень, Ожог…

– Мне очень жаль, – вздохнул Наутилус, – но мир важнее, чем жизнь каждого из нас. Ты мог бы нарушить запасной план, который важен для всех… для пророчества, для мира…

Его слова доносились до Ласта жутким, уродливым эхом его собственных: точно так же он отвечал драконятам, когда те жаловались на тяжкую жизнь в горных пещерах. Всё для мира, мир превыше всего! Говорил и сам себе верил – как Наутилус верит сейчас.

Зелёный дракон махнул лапой.

– Вырви ему сердце, Мороз!

Ледяные челюсти разжались, мощные лапы перевернули морского дракона на спину, длинные острые когти нацелились в мягкое брюхо…

Внезапно из темноты стремительно вылетело тяжёлое тело и врезалось в дерущихся, отшвырнув ледяного в сторону.

Ласт не стал дожидаться продолжения. Вскочил, развернул крылья и взмыл в ночное небо. Снизу доносился рёв, топот и тяжёлые удары, которыми Каймана разбрасывала нападающих.

Он ощутил укол стыда. Вернуться, помочь?

Снова рисковать жизнью, едва получив шанс? Превозмогая боль в изломанном теле, он понёсся ещё быстрее.

Позади раздалось хлопанье крыльев. Кто там – Мороз, Наутилус? Охваченный ужасом, он летел из последних сил.

– Поднажми, Ласт! – послышался голос Кайманы. – Отрывайся, пока они не очухались.

– Спасибо тебе! – прохрипел он, изогнув шею и всматриваясь в бурую тень за спиной.

– Где ты укроешься?

– Без понятия… Говорят, на Яшмовой горе есть один дракон, который может…

– А ты лети домой, к морским! – Земляная догнала его и пристроилась ниже. – Королева Коралл, по слухам, милостива в последнее время.

Сладостная дрожь пронизала Ласта от рогов до кончика хвоста. Домой, в родное море! Неужели это возможно? После стольких лет!

– Она никогда не простит меня, – тут же помрачнел он. – Я не только струсил в бою, но и выкрал её яйцо… ради исполнения пророчества.

– Чудеса случаются, – прошипела дракониха. – О величии королевы говорят все морские свитки. Может, она и простит тебя, так почему бы не рискнуть?

Ласт молчал. Из-за гор поднималась новая луна, отражаясь бликами на его сине-зелёной чешуе. Мерцание морской глади далеко вдали казалось недостижимым, как звёздное небо.

– Решай сам, – усмехнулась Каймана, делая широкий разворот и снижаясь. – Моё дело посоветовать… Удачи!

– И тебе! – благодарно ответил Ласт, глядя, как она исчезает в гуще древесных крон. Ей и самой придётся туго… где она спрячется?

Он жаждал моря каждой чешуйкой тела. Бушующие волны, песни китов, пиры во дворцах и подводных садах… Родичи и друзья.

Когти отказались от него. Теперь, если он пообещает королеве никогда больше не трусить… а вдруг примет?

Домой!

Часть первая: На краю моря

Глава 1

Волна с шумом обрушилась на берег и разбилась в когтях у Цунами. Мокрый песок приятно холодил перепончатые лапы, синие крылья раздувались на ветру.

Цунами подняла голову, глубоко вдыхая солёный морской воздух.

Вот где её настоящее место! Здесь, на родных просторах.

– Дай, угадаю, что ты скажешь, – хмыкнула Ореола. – «Вы чувствуете запах свободы, друзья?»

Звездокрыл покрутил носом.

– Оказывается, свобода здорово отдаёт рыбой… Великолепно, ничего не скажешь.

– Мне нравится, – вздохнула Цунами.

Когти мира украли у неё всё это, заперли в мрачной пещерной духоте, лишили не только радости полёта, но и морских чудес, положенных ей по праву рождения.

Звездокрыл бросил на небо обеспокоенный взгляд и попятился в сторону прибрежных зарослей.

– Нам бы оставаться под деревьями, вдруг прилетят… – Он запнулся, затем решительно набрал в грудь воздуха. – Надо спрятаться, говорю. Да. А ну, все назад! За мной!

Никто даже не пошевелился, лишь Солнышко с жалостью взглянула на него.

Наклонив голову, Цунами рассматривала волны, омывавшие лапы. В мелкой воде сновали желтовато-зелёные серебристые силуэты. Море кишело жизнью, не то что ледяная подземная река.

Трудно поверить, что ещё неделю назад драконята жили в пещерах.

Череда тягостных дней в плену у небесных уже уплывала из памяти – и только хруст чужой шеи в собственных лапах запечатлелся, казалось, навсегда.

Цунами сердито взрыла когтями песок. Того морского убить пришлось! Иначе королева не выпустила бы их с арены… и потом, он был бешеный – не подставлять же самой шею. Каждый за себя!

Мысли кружились и метались, словно дракон с подбитым крылом. Отгоняя их, Цунами тряхнула головой и гордо изогнула шею. Просто смешно! Дракон не какой-нибудь воришка, ему положено быть свирепым и не годится хныкать из-за одной жалкой смерти. В конце концов, Ореола своим ядом натворила дел почище, однако же ничуть не печалится.

– Знаете, о чём я думаю? – подал голос Глин. – О рыбе! Обожаю рыбу, и чтобы её было много. Настоящих рыб, больших, не вот этих вот козявок. – Земляной дракончик сидел рядом на берегу, и урчание у него в животе слышалось за несколько шагов.

Солнышко захихикала.

– Тебе мало той огромной свиньи, что ты добыл вчера?

– Огромная, скажешь тоже, – вздохнул он, свесив крылья. – Такой мелкой свиньи мне сроду не попадалось.

– Тогда не надо было отказываться от моей морковки!

Золотистая крошка вскарабкалась Глину на загривок и стала смотреть на море. Первые лучи солнца уже окрасили небо бледно-розовым, по воде протянулась сверкающая дорожка. Два тонких месяца, похожие на белёсые когти, исчезали за силуэтами гор.