Алекс Орлов

Шварцкау

1

Экранная маскировка весила немного, но подогнана была плохо, поэтому при движении хлопала по броне робота так, что казалось, будто кто-то карабкается по его корпусу. Нервы и так были напряжены до предела, и эти звуки здорово мешали Джеку сосредоточиться.

Его «таргар» пробирался среди кустов по глубокой балке, временами увязая в грязи по колено, однако это была единственная возможность незамеченным проскользнуть меж двух опорных пунктов арконов, расположенных на двух холмах. Их автоматические пушки держали под прицелом небольшую долину, по которой отряды Тардиона могли выйти к форту «Аллегро» – основной базе Аркона в этом районе.

Силам Тардиона уже удалось снести три таких форта, и арконы, сделав выводы из своих неудач, усилили прикрытие «Аллегро» четырьмя легкими танками и звеном шагающих роботов. С такой мобильной охраной нечего было и думать о том, чтобы штурмовать форт в лобовую, поэтому сначала следовало вывести из строя бронегруппу противника, для чего на задание были посланы Джек на своем «таргаре» и капрал Баркли на «грее» в качестве его минимального прикрытия.

Теперь «грей» загребал грязь где-то сзади, однако там, где «таргар» проседал по колено, «грей» шагал куда бодрее. Он был вдвое выше, впятеро тяжелее и, как следствие, значительно заметнее. Однако на этом задании выше ходовых качеств «грея» ценился пилот машины – капрал Баркли. Он неплохо управлялся с ручным зенитным комплексом «спарк», поэтому именно его Джек выбрал себе в прикрытие, хотя командир взвода, лейтенант Хирш, предлагал себя в качестве пилота новенького «гасса», который пока ничейным стоял в парке. Он говорил: «Стентон, мы же с тобой неплохо сработались, неужели ты думаешь, что твой командир подведет тебя?»

Ну как ему было объяснить, что мощность «гасса» здесь избыточна? Да, он мог вступить в перестрелку с артиллерией опорных пунктов и выйти из нее победителем, но тогда на шум подтянется броневая группа форта и прилетит дюжина лаунчмодулей.

Джек как мог объяснился с Хиршем и тот вроде бы понял, но, наверное, все же обиделся.

После госпиталя он проникся убеждением, что все вокруг считают его калекой, ведь даже командир роты капитан Хольмер не давал ему никаких заданий, лишь похлопывал по плечу и говорил, дескать, не спеши, скоро всем работы прибавится, а пока гуляй с палочкой, набирай форму.

Джек по-своему жалел Хирша, но на задание взял Баркли.

Впереди оказалась яма, и «таргар» провалился по пояс. Теплообменники шарнирной пары зашипели в воде, на контрольном экране появились опасные фиолетовые разводы.

Главная пара боялась и перегрева, и переохлаждения, поэтому Джек остановил машину, давая системе восстановить оптимальную температуру.

Оранжевые цифры в углу экрана показывали время: два часа восемнадцать минут. Пока Джек и Баркли двигались по графику и должны были оказаться на месте около трех часов ночи.

– Что случилось? – прозвучал в эфире голос капрала.

– Ничего страшного, провалился в яму и теплообменники переохладились. Сейчас дальше пойдем.

– Большая яма?

– Для тебя – пустяк.

И снова движение. Внешние видеокамеры работали в режиме ночных фильтров, и оттого изображение слегка смазывалось. Любой куст впереди приобретал форму затаившегося пехотинца, и лишь тепловой анализ, после нескольких секунд волнения, успокаивал, дескать, все в порядке, никакой засады нет.

Где-то за рекой, километрах в двадцати отсюда, ждали вызова стритмодули. Они должны были прийти на помощь, если Джека с Баркли возьмут в оборот. Лишь бы не опоздали, если что, тут даже минуты решали многое.

2

Проходить между двумя холмами было особенно страшно. Антирадар то и дело вспыхивал алой диаграммой, измеряя интенсивность облучения. Расчеты капитана Хольмера оказались неверными, и мощности разведывательной аппаратуры противника с лихвой хватало, чтобы сканировать глубокую балку. Судя по плотности потока облучения, их с Баркли должны были заметить с гарантией на сто двадцать процентов, но, видно, от накладных экранов все же был толк, хотя они и были жутко неудобны. Надеть их на броню Джеку рекомендовал сам Берт Тильгаузен – главный механик батальона. Комплекты были некалиброванными, в экспериментальном исполнении, поэтому сутки напролет механики и пилоты кроили индивидуальную оснастку для «таргара» и «грея», и вот оказалось, что не зря. Диаграмма кричала о критическом уровне облучения, но залпов по роботам не последовало – противник ничего не замечал.

Когда интенсивность стала ослабевать, Джек перевел дух и отметил, что эти несколько минут он совсем не дышал. Ну или почти совсем.

– Я думал, нам кранты… – поделился переживаниями Баркли.

– Нормально. Экраны действуют.

– Ага… А я-то ругался, что они по корпусу скребут, как будто кто-то по броне карабкается.

– Ерунда, – отозвался Джек и усмехнулся: капрал из-за шума от экранов испытывал те же ощущения, что и он.

По мере того, как два холма с опорными пунктами оставались позади, уверенности Джеку прибавлялось. Страх уходил, и оставалась лишь сама суть задания – нейтрализовать бронегруппу противника.

Если все пройдет по плану, капитан Хольмер еще до рассвета пойдет в атаку. Это тоже было важным моментом, потому что вскоре после восхода открывалась получасовая зона видимости арконовских ВКС и они могли разнести в щепки все, что им не нравилось. Вот почему к этому времени атака должна быть закончена и все машины убраны в укрытия.

За получасом Аркона следовали полчаса Тардиона, и тогда уже его ВКС могли смешать с пылью всех арконов, которые не нашли себе места в укрытии. А потом, после периода поочередного доминирования, начиналась зона сплошной аномалии, когда второй спутник Хеброры смешивал своими гравитационными щупальцами все планы драчливых противников.

В других районах планеты ВКС имели большее значение, но в этих местах их власть урезала Хеброра.

Роботы выбрались в дельту грязного ручейка, где он отдавал свои воды ручью покрупнее. Весной здесь бывало много воды, которая проделывала в глинистых склонах затейливые промоины, некоторые становились настоящими пещерами, в которых можно было спрятать шагающую машину. Где-то «таргара», где-то «грея», а в других даже «гасса».

Ценную информацию о существовании этих пещер тардионам переслал разведывательный стритмодуль. Сам он не вернулся – был срезан зенитным артавтоматом на выходе из долины, однако переслать файлы все же успел, и теперь Джек точно знал, где пещеры, в которых могут укрыться и его «таргар», и робот капрала Баркли.

Ближе к трем часам роботы добрели до контрольной точки, и на их навигаторах высветились нулевые показатели.

– Мы на месте, – произнес в эфир Джек.

– Хорошая новость, а то у меня уже ребра болят от этой оснастки.

Джек кивнул. Он тоже страдал от загромождения своей кабины, которая не была предназначена для перевозки боеприпасов и двадцатитрехмиллиметровой винтовки «рапира».

Даже в разобранном виде она мешала ему двигаться и управлять роботом, а что уж говорить о бедняге Баркли, который сидел в надетой на него ременной базе установки «спарк» – иначе она в кабину ни за что бы не поместилась.

Была идея тащить весь этот груз на подвесках – у «таргара» для «рапиры» имелись даже специальные крепления. Однако Джек хорошо представлял, по каким неудобьям им придется идти, и от внешних подвесок отказался. Их с Баркли оружие требовалось держать в полной готовности, без дополнительного обслуживания, так что приходилось терпеть неудобства.

– Вроде подходящее для тебя место… – сказал Джек, подсвечивая тепловым фонарем пещеру с широким входом.

Баркли вздохнул. Ему предстояло завести машину в укрытие «на полусогнутых», да так, чтобы можно было потом быстро ее оттуда вывести. Почти неразрешимая задача.

Но это был семитонный «грей», а «таргар» довольствовался куда меньшим, и Джек мастерски завел его в следующую пещеру, лишь слегка уменьшив давление в опорах.

Опустив кабину, он сошел на землю и прислушался. Потом выбрался из пещеры и, осторожно ступая по скользкой от сырости траве, спустился к балке.

Со стороны пещеры Баркли слышались приглушенные пощелкивания – капрал собирал зенитный комплекс. Джек вздохнул и огляделся, ему казалось, что Баркли производит слишком много шума.

Немного привыкнув к темноте после экранов-адаптеров, Джек достал из кармана очки ночного видения, надел их и включил преобразователь.

Картинку они давали не четкую, но в них можно было хотя бы не спотыкаться. Правда, случись Джеку стрелять из револьвера, который был у него на поясе, мог бы и промахнуться. После идеальной картинки с экранов привыкать к размытым очертаниям было трудно.

Наконец из пещеры выбрался капрал и, сгибаясь под тяжестью комплекса, направился к Джеку.

– Что, тяжелая у тебя пушка? – спросил тот негромко и оглянулся. Росшие вдоль ручья безмолвные кусты, казалось, таят какую-то неведомую опасность.

– Пушка не очень тяжелая, а вот очки – дрянь. Я в них вижу хуже, чем без них…

– Ну сними…

– Если сниму, могу споткнуться и загреметь.

– Тогда не снимай.

Джек обошел капрала кругом и на ощупь проверил лежавшую на пусковой ракету. Еще семь располагались в барабанном магазине, и если Баркли постарается, сможет снять восемь лаунчмодулей, а это, считай, чистая победа.

Джек в переносных комплексах понимал немного, но, едва коснувшись этой ладной машинки, получил хороший заряд уверенности – что ему и требовалось.

– Ну что, я пойду?

– Иди. Я сейчас ружье подхвачу и тоже пойду, – сказал Джек.

Их позиции находились в разных местах. Джеку предстояло пройти по холмистому хребту еще метров триста, чтобы увидеть техническую площадку форта, где находилась бронетехника. А Баркли взбирался на холм прямо здесь, между промоинами, и с вершины должен был взять под контроль северо-западный сектор, откуда ожидалось появление лаунчмодулей противника.

Посмотрев, как капрал карабкается на склон, Джек вернулся в пещеру и начал доставать из кабины детали винтовки и собирать их воедино.

Он мог делать это даже с закрытыми глазами, а здесь это было очень кстати.

Оптический прицел, камера ночного видения, баллистический блок, обойма на пять патронов. Еще одну он уложил в поясную сумку и даже удивился, до чего же тяжелы боеприпасы. Теперь все это предстояло тащить на себе, не производя шума, ведь если услышит охрана форта, оттуда даже вслепую могла ударить артиллерия, тогда все задание насмарку.

Допустить этого было нельзя, на них с Баркли надеялась вся рота.

3

Тяжести винтовки Джек почти не замечал, к такому грузу он был привычен со времен обучения у Ферлина, но маскировочный комбинезон свистел при каждом шаге, издавая предательское «фьюйть-фьюйть». Джек пробовал замедлять шаг, ускорять, но ничего не помогало, пока он не догадался расставлять ноги пошире.

Наверное, выглядел он при этом не слишком красиво, зато почувствовал себя спокойнее – комбинезон перестал подсвистывать, и Джек целиком сосредоточился на дороге.

Он уже четко представлял, где находится форт, однако пока не видел его за вершиной высокого холма. Джек был так сосредоточен на поиске звуков опасности, что не сразу услышал шелест сухих трав под набегающим ветром и пощелкивания луговых сверчков, у которых начинался сезон размножения.

Некоторые из них подпрыгивали и летели, сколько могли, на своих куцых крылышках, издавая звук крохотного мотора. Пара сверчков ударилась в Джека, и он в очередной раз остановился, чтобы сориентироваться.

В очках полыхнуло красноватое зарево – он еще не видел форта, но тепловой фон от техники и трансформаторов связи уже выдавал расположение объекта.

Сняв с пояса минный сканер, Джек пошел медленнее, однако форт поставили сравнительно недавно, срочных дел у арконов было много и до минирования окрестных высот они еще не добрались.

«Ну и хорошо», – подумал Джек.

Тепловое зарево становилось все заметнее и рельефнее, принимая форму отдельных построек и сливающихся с ними ярких пятен не остывших танковых моторов, которые недавно проверяли механики.

Последние метров сорок Джек преодолел на четвереньках, затем лег в сухую траву и связался с Баркли:

– Привет. Я на месте.

– Я тоже на месте.

– Не замерз? – зачем-то спросил Джек.

– Нет. Аппаратура только оттестировалась. Боекомплект в порядке.

– Тогда я начинаю. Не прямо сейчас, но ты услышишь…

– Удачи, Джек.

– И тебе.

Подняв очки на лоб, Джек начал подключать прицельные устройства «рапиры». Им требовалось немного времени, чтобы прогреть электронную начинку и почувствовать себя готовыми к работе. Один за другим цвета контрольных огоньков сменялись с синих на зеленые.

Джек приложился к окуляру и повел стволом в сторону форта. Качество и четкость картинки были такие, что Джек даже улыбнулся. Можно было регулировать яркость, включать подсветку цели и делать целую кучу разных настроек, но сейчас этого не требовалось. Пока нужно было сосчитать цели и определить их уязвимые места.

Танки Джек нашел сразу, ведь два из них недавно заводили и в инфракрасной картинке они были хорошо заметны. Здесь же, у забора технической площадки, стояли и два других. Джек сразу решил, что будет разбивать им навесное оборудование – укрытые в бронекожухи приемные экраны. Разумеется, из строя такой пустяк машины вывести не мог, однако в темноте они станут видеть, как сквозь дрянные очки, на которые жаловался Баркли.

Теперь роботы. Четыре «гасса» расположились возле легкосборного ангара. Два стояли к Джеку боком, а два лицом. Машины были сильно перегружены вооружением, в основном за счет ракетных контейнеров; судя по всему, противник собирался использовать роботов как шагающие огневые точки. Но именно этому Джек намеревался помешать. Охлаждающие вентиляторы ему видны не были, зато навесные генераторы, столь необходимые для перегруженных оборудованием роботов, он видел очень хорошо. Стоило поразить их – и обвешанные ракетами «гассы» не наскребут электричества для управления этими ящиками.