Алекс Орлов

Двойник императора

1

Cреди ломкого сухого кустарника по жухлой траве бегал взъерошенный человек с пистолетом. Он громко ругался и поминутно смахивал с лица паутину, длинными косами свисавшую с безжизненных засохших веток.

– Я же ее видел, она была где-то здесь!

– Наплюй, Гарман, обойдемся и так… – пытался охладить товарища Миллард, которому уже надоело смотреть на эти лихорадочные поиски.

– А я тебе говорю – не обойдемся! – упрямился Гарман.

Миллард вздохнул и отвернулся. Что за планета! Куда ни глянь, одни только сухие кусты, выжженная трава и кучи булыжника. Отвратительный пейзаж. С трудом удалось найти площадку для посадки катера.

Миллард вздохнул еще раз и повернулся к Гарману. Тот по-прежнему вынюхивал свою добычу. Тяжелый пистолет мешал ему перелезать через нагромождения скальных обломков.

– Да ты хоть пистолет-то спрячь. Он же тебе мешает, – посоветовал Миллард.

– Нельзя, – отозвался из-за груды камней Гарман, – здесь могут быть змеи!

«Какие тут змеи? Тут и кузнечики-то все передохли», – подумал Миллард. Он уже собрался вернуться к катеру, как вдруг Гарман закричал:

– Нашел! Вот она, родная! Вот она, тепленькая!

Послышались звуки борьбы, и наконец показался счастливый Гарман, таща за веревку тощую упирающуюся козу.

– Нашел! – радовался охотник. – В расщелину спряталась, зараза. Но Гармана не проведешь. Гарман – это сила.

В этот момент коза перестала сопротивляться и, прыгнув, боднула охотника в пах. Миллард довольно засмеялся, а Гарман, схватив козу за рога, прошипел:

– Все равно я тебя не отпущ-щ-щу и сожру уже сегодня вечером.

– Мистер, мистер! Отпустите мою козу! Мистер! – закричал кто-то со стороны оврага.

Перепрыгивая через камни, к месту события бежал худенький мальчик лет двенадцати. Он был бос, а его штаны и рубаха, наверное, никогда не знали стирки.

– Стой, оборванец! – приказал Гарман, наведя на подбежавшего мальчишку свой пистолет. Мальчик испуганно остановился и умоляющим голосом повторил:

– Мистер, отпустите Марию-Луизу.

– Кого-кого? – переспросил наблюдавший за представлением Миллард.

– Марию-Луизу, сэр, так зовут мою козу, – пояснил мальчик.

– Да будь она хоть принцесса Аманда, я сожру ее – и никаких разговоров! – вскричал Гарман. – Пошел вон, сопляк, пока я не прострелил твою глупую башку!

– Короче, так – мне все это уже надоело. Я иду к катеру и улетаю. А ты можешь вести с мальчишкой переговоры сколько тебе вздумается, – сказал Миллард и, развернувшись, пошел к раскалившемуся на солнце «Трезору».

– Гэс, подожди, я только пристрелю этого мальчишку и тут же тебя догоню!

– Ну так стреляй скорее, – бросил Миллард не оборачиваясь.

– Слышал, что он сказал? – Гарман поднял пистолет и прицелился мальчишке в лицо, надеясь, что тот испугается и отступит. Но мальчишка неожиданно бросился на грабителя и попытался вырвать из его рук веревку, за которую была привязана коза.

Гарман выстрелил, однако хозяин козы успел пригнуться. Напуганная грохотом коза рванула в сторону, и Гарман, потеряв равновесие, рухнул на камни.

– Стойте, сволочи! Стойте! – отчаянно кричал Гарман, но мальчик и коза уже скрылись в кустах. – Всех перестреляю! – И незадачливый охотник принялся палить куда попало.

Взвизгнули турбины катера – Миллард напоминал, что ждать не собирается.

– Да иду, уже иду! – Чуть не плача, Гарман поднялся на ноги и, прихрамывая, поплелся к катеру.

2

Лойд Гарман тяжело плюхнулся в кресло рядом с Миллардом, ворча:

– Не очень-то это по-товарищески, Гэс, вот так торопить меня.

Миллард, сделав вид, что не слышал, с невозмутимым видом добавил «Трезору» тяги.

– Я тебе сказал – полчаса, а вместо этого… – Гэс выполнил поворот и, когда катер лег на курс, договорил: – А вместо этого ты парил меня на этом Клексе целых полтора часа, и все ради вшивой, облезлой козы. Которой, наверное, уже лет сто или больше.

Лойд вздохнул и, достав из тумбочки освежающую салфетку, промокнул лицо. Стало немного легче, но неудача с поимкой козы да еще эти постоянные нравоучения Милларда выводили его из себя.

– Ты не прав, Гэс. Тебе наплевать на свое здоровье, а мне нет. Козье мясо очень полезно, особенно при нашей работе.

– Какое здоровье, Лойд? Ты каждый день ширяешься какой-то дрянью и при этом еще говоришь о здоровье?

– Не вали все в одну кучу, – обиделся Гарман. – Ширяюсь я для души, а козлятина нужна для здоровья тела. Ты смотри, – отвлекся от темы Лойд, – «Китобой».

На экране сканера появилось изображение судна.

– Куда это он спешит? Никак опять разведал новое «окно».

– Необязательно, – отозвался Миллард. – Скорее обходит старые.

– А как ты вообще относишься к его нюхачу?

– А никак. Я нюхачам не верю. Только аппаратура, и ничего больше.

– А я нюхачам верю, – горячо сказал Гарман, больше для того, чтобы досадить Милларду.

Гэс ничего не ответил, продолжая вести катер по направлению к «Приме».

«Прима» была судном-ловцом, на котором служили Миллард, Гарман и еще два десятка человек. В последнее время их дела шли не очень хорошо. Джулиан Крепс, хозяин «Примы», уже четыре раза самолично избивал Леона-Очкарика, отвечающего за работу числителей – приборов для обнаружения «окон». Именно Леона все традиционно считали виноватым, если долгое время не удавалось загарпунить хорошую добычу.

Однако не все капитаны промысловых судов полагались на приборы. Примерно половина из них была за нюхачей. Так называли людей, которые предсказывали появление «окна» – точки космоса, где в любой момент мог появиться сырьевой астероид. Стать нюхачом мог не каждый, поэтому специалисты очень ценились, и бывало, из-за них разгорались настоящие войны.

Хороший нюхач мог привести судно к «окну» с пятитысячником, в то время как приличными кусками считались астероиды в полторы тысячи тонн.

Однако нюхачи были живыми людьми, случалось, что они уставали или после серии удач впадали в депрессию. Тогда весь экипаж сидел на голодном пайке, проедая все, что осталось с лучших времен.

В работе числителей таких провалов не наблюдалось. Они работали более стабильно, однако найденные ими астероиды редко превышали пятьсот тонн. Был известен только один случай, когда по наводке числителя судно «Команч» вышло на зрелый трехтысячник, и об этом удивительном случае знали все.

3

Миллард проверил надежность захватов и, убедившись, что «Трезор» держится крепко, пошел в шлюз, соединявший катер с «Примой». Гарман, все еще продолжавший дуться, молча шел следом за ним.

– Эй, где вы пропадали? – крикнул им, пробегая мимо, Бонус. – Мы уже хотели отправляться без вас.

– Куда отправляться-то? – спросил Гарман. Но Бонус уже убежал. – Что случилось, ты что-нибудь понимаешь?

– Вон Райх идет, спроси у него, – посоветовал Миллард.

– Ага, вот они – явились не запылились. Тестор привезли? – заговорил первым Райх.

– Привезли, – ответил Миллард, протягивая механику небольшой прибор. – Что у вас тут за суета?

– «Дикарь» появился.

– Иди ты, – не поверил Гарман.

– Это уже точно.

– Так там, небось, уже все ловцы собрались, – сказал Миллард.

– Насколько мне известно, о «дикаре» знают только на «Китобое» и «Джанге».

– Не с нашим гарпуном соперничать с «Джангом», – заметил Миллард. – К тому же там могут оказаться и «Филлис» с «Осой».

– Все может быть.

Неожиданно в проход выскочил Бонус. Он сделал страшные глаза и крикнул:

– Райх, тебя капитан ищет – пора уходить, а диски холодные! Что за дела?

– Заткнись и иди на свое место, – с расстановкой посоветовал механик и пошел искать капитана. Бонус проводил его злым взглядом:

– Мнит себя министром, а сам… педик…

Миллард и Гарман пошли в жилое помещение, но по пути наткнулись на капитана Крепса. Гарман подался назад, ожидая, что Крепс начнет ругаться, но тот улыбнулся:

– Молодцы, что успели вовремя. Небось, на Клекс завернули?

– Да, сэр, – кивнул Миллард. – Лойда укачало.

– Что, Гарман, правда? – удивился капитан.

– Да нет, сэр, что вы. Гэс шутит. Просто хотел поймать козу. – Гарман виновато потупился.

– Козу?! Ну, знаешь, Гарман… – Капитан замолчал, не находя подходящих слов. – То, понимаешь, тебя Бонус застал в деревне со свиньей, теперь коза.

– Да вы что, сэр! Верите этому Бонусу? – взвился Гарман. – Да он сам, если хотите знать…

– Стоп! – поднял руки капитан. – Ничего не хочу знать! Шагом марш по местам – крепить придется скоренько, потому что «дикарь» очень быстрый.

– Я хотел ее съесть, сэр. Поймать, это самое, а потом съесть… – проговорил, оправдываясь, Лойд.

– Меня это не касается. Пошли на место, живо. – Когда Миллард и Гарман ушли, Джулиан Крепс покачал головой и пробормотал себе под нос:

– «Это самое, а потом съесть»… И с кем только мне приходится работать?

4

«Прима» неслась на максимальной тяге к тому месту, где, по расчетам Джулиана Крепса, должен был находиться «дикарь». А где-то в космосе, и Крепс это знал, вели свои суда другие капитаны, которые так же, как и Крепс, были полны радужных надежд.

«Надеются все, но повезет только одному», – подумал капитан и посмотрел на топливный датчик. Режим максимальной тяги съедал кучу топлива, и эта гонка имела смысл, только если впереди ждала удача. Однако в удачу Крепс не очень-то верил. Уже целый месяц она изменяла Крепсу, и его экипаж сидел «пустой». Матросы скучали и играли в карты на спички, а уж о том, чтобы свозить людей к шлюхам, не могло быть и речи.

– Может, мне встать у руля, сэр? – предложил Шкиза, являвшийся одновременно и оператором на радаре, и штурманом.

– Нет. Тут такой ответственный случай – лучше я сам.

– А то пошли бы, сэр, проверили этого Каспара. Он, кроме вас, никого не признает.

– Каспар – лучший гарпунщик на нашем участке. Его проверять не надо… – не слишком уверенно возразил капитан. Всем было известно, что гарпунщик Каспар здорово поддавал и из-за этого лишился места на «Джанге». – Ладно. Иди к штурвалу, а я и в самом деле пойду проверю Каспара.

Капитан вышел из рубки и стал подниматься на второй ярус. По дороге ему встретились два матроса, еще не надевшие рабочие скафандры. Крепс сделал вид, что не заметил этого. Он понимал, что экипаж тоже не особенно верит в удачу.

«Но не сидеть же сложа руки и ждать, когда новое «окно» откроется прямо над головой. Так весь экипаж сразу разбежится…» – оправдывал эту, наверное, бесперспективную гонку капитан.

Дойдя до отсека гарпунщиков, Крепс толкнул дверь и увидел то, чего и боялся: Каспар сидел на полу и глупо улыбался, а на его штанах расплывалось большое мокрое пятно. Возле пушки, испуганно глядя на капитана, стоял худенький юнга Шиллер, ученик гарпунщика.

– Юнга, этот болван успел тебя чему-нибудь научить?

Шиллер прекрасно слышал капитана, но от страха ничего не мог ответить. Он боялся, что Крепс начнет его избивать, как он это проделывал с Леоном-Очкариком.

– Ты чего не отвечаешь, а? Испугался? Мне нужен гарпунщик, понимаешь?

– Да, сэр. Я стрелял четыре раза.

– Где ты стрелял, если мы уже полтора месяца не видели ни одного астероида?

– Я стрелял по бочкам, сэр.

– По каким бочкам?

– По пустым железным бочкам, сэр. Их выбрасывали за борт, и Каспар позволял мне по ним стрелять легкими гарпунами.

Крепс на секунду задумался, соображая, стоит ли ему надеяться на юнгу Шиллера, однако выбора не было, а стрельба гарпуном требовала известной сноровки.

– В «дикаря» попасть сможешь? – спросил капитан, нависая над юнгой.

– Сумею, сэр. Если будет возможность, то я ее использую. Только…

– Что еще?

– В барабане легкие гарпуны, сэр. Мистер Каспар хотел их заменить, но не успел.

– Ну так замени их сам, – сказал капитан. С его борцовской комплекцией ему было невдомек, что Шиллеру это не по силам.

– Они очень тяжелые, сэр. По пятьдесят килограммов каждый, – объяснил юнга и потупился, словно стыдясь своей беспомощности.

– Ладно, – кивнул Крепс, – это пустяки, сейчас заменим.

Шиллер кивнул и, повернувшись к пушке, нажал эжектор. Гарпун выскочил на лоток, и юнга почти бегом оттащил его к стенному арсеналу. Затем снова вернулся к пушке и, привстав на носочки, всем телом навалился на поворотный механизм. Барабан нехотя провернулся на одну позицию, в лоток выпал еще один гарпун.

– Стой, не суетись, – сказал Крепс. Он вытащил легкий гарпун и сам отнес его к арсеналу, а на обратном пути захватил гарпун с усиленным зарядом. Безо всяких усилий капитан втолкнул его в барабан, и Шиллер сделал очередной поворот.

Вскоре все пять гарпунов в пушке были заменены на тяжелые.

– Удачи тебе, парень. Загарпунишь «дикаря», будешь здесь главным, а этого поганца я уволю. – С этими словами Крепс толкнул Каспара ногой, и тот мягко повалился в напруженную им лужу.

5

Когда капитан вернулся в рубку, Рой Шкиза стоял у руля и весело насвистывал.

– Ты чего такой веселый? – спросил Крепс.

– Надоело грустить, сэр. Даже если дела у нас наладятся, я все равно уйду с участка.

– А что так?

– Да как-то тупо мы живем. Гоняемся за астероидами, а жизнь проходит.

– Какая такая жизнь, Рой? Что-то я тебя не пойму.

– Ну, люди живут среди лесов, морей, гор, а мы мотаемся туда-сюда в своих консервных банках и никакой природной красоты не видим. Вот, например, когда вы отлучились, сэр, к нам на волну случайно выскочил «Филлис». Он о чем-то трепался с «Команчем». И вот я подумал…

– Стой, о чем они трепались? Говори конкретно, – прервал капитан рассуждения Шкизы.

– Они говорили, что «дикарь», возможно, выйдет на нейтральную территорию и тогда охотников станет в несколько раз больше.

– Плохая новость, – заметил Крепс.