Алекс Орлов

Бросок Саламандры

1

Семь дней и семь ночей прошло с того момента, когда компания Эдди Кларка прошла окончательную проверку в разрешительном департаменте.

Разработка новейших образцов оружия – дело нешуточное, и для исполнения этой работы требовались люди с безупречной репутацией.

Именно таковым и был Эдвард Кларк. В его послужном списке стояло только одно слово – «Ульрик», и это слово гипнотизировало любого проверяющего.

Они могли придраться к бывшим сотрудникам ПАСЕК, к высокопоставленным чиновникам министерских криминальных отделов, но слово «Ульрик» было вне их компетенции, «Ульрик» говорило – лучший, и уже не требовалось никаких дополнительных объяснений.

Подробнее об этом подразделении знали только посвященные специалисты да несколько пронырливых журналистов. Впрочем, и те и другие были связаны письменными обязательствами «не разглашать». В противном случае никто не гарантировал бы им безопасность…

Кларк вытер лицо нагретым полотенцем и, обмотав его вокруг бедер, вышел из кабинки.

– Джерри, выходи, пойдем попьем чего-нибудь холодненького, – позвал он своего напарника, – а то у меня, кажется, даже из костей вся вода выпарилась.

– Подожди минутку, у меня еще не пройдены все режимы.

Кларк усмехнулся и, отойдя к стене, присел на деревянную скамейку. Здесь было намного прохладнее и можно было перевести дух.

Из кабинки Джерри Райли доносились слоновьи вздохи. Чрезмерный вес заставлял его подвергать свое большое тело бесчисленным испытаниям.

Все свободное время Райли посвящал похуданию и одновременно состоял в нескольких клубах. Он сбрасывал лишние килограммы голоданием, плаванием в ледяной воде, прыганьем со скакалкой и десятком иных способов.

С течением времени такая жизнь нравилась Джерри все больше, и если бы он вдруг похудел, то весь его мир, наверное, сразу бы рухнул. Джерри потерял бы смысл жизни – единственно верную путеводную звезду.

– О-а-х-х! – донеслось из кабинки. Кларк знал, что это означает предпоследний температурный режим с перегретым паром.

Пока Райли парился, рядом с Эдди открылась кабинка и оттуда вышел сухощавый, жилистый мужчина. Тело этого человека, как заметил Кларк, даже не покраснело, а в его кабинке совсем не было пара.

«Какой смысл сидеть просто так и пропитываться сыростью?» – удивился Кларк, провожая щуплого взглядом.

Натренированный глаз фиксировал каждую мелочь в незнакомом человеке – вес, рост, походку, небольшой шрам на правом боку.

«Зачем мне это? – про себя усмехнулся Кларк. – Я уже четыре года как в отставке…»

Наконец кабинка Джерри распахнулась, и он вывалился оттуда, раскаленный, как чугунное ядро.

– Все! Я выдержал! – радостно сообщил он и своей неподражаемой рысью заспешил к бассейну.

Кларк пошел за ним следом и, едва завернув за угол, успел увидеть Джерри в момент падения. Это было незабываемо – полет ста пятидесяти килограммов красной разогретой плоти.

Райли грохнулся в воду, подняв такую волну, что пара посетителей в конце бассейна поспешила выбраться на борт, видя, какой на них катится вал.

Преодолев под водой половину бассейна, Райли наконец показался на поверхности и перевернулся на спину.

– Я уж думал, что ты не всплывешь до самого залива Лонгвэй, – сказал Кларк, осторожно погружаясь в студеную воду.

– Только не сегодня, Эдди. Сегодня я какой-то расслабленный, – отозвался Райли и поплыл обратно к лесенке.

– Это последствия полуторамесячного марш-броска с регистрацией. Весь отдел у нас спал по три часа в сутки.

– Да, и теперь этот кошмар позади. – Райли без видимых усилий выбрался на бортик и удовлетворенно вздохнул. – Все, теперь я могу выпить пива, а ты как?

– Не вижу препятствий, только сначала посидим в сушилке.

– Само собой, Эдди, все по науке.

2

Спустя полчаса Кларк и Райли уже сидели в баре.

– Никогда не думал, что мы сумеем обойти «Орион», – признался Райли, опустошив второй бокал. – Они существуют уже двадцать пять лет и до этого выполняли несколько правительственных программ.

– Их подвела история с утерей секретной боеголовки два года назад недалеко от Джидамана, – сказал Кларк. – Подозревают, что это была не случайная пропажа.

– Что-то я об этом не слышал.

– Об этом никто ничего не слышал. Правительственного подрядчика подставлять нельзя.

– Неужели мы получим этот заказ? – Райли расплылся в мечтательной улыбке.

– Теперь он, считай, у нас в кармане.

Увидев высокую блондинку, Райли отставил пиво в сторону:

– Смотри, какая хорошенькая. И как обидно – именно таким девушкам я не нравлюсь…

Кларк оглянулся на блондинку и пожал плечами:

– Все зависит от того, Джерри, насколько ты в себе уверен. Женщины, даже самые неприступные, обожают уверенных мужчин. Уверенность для них – все.

– Или деньги… – добавил Райли.

– Это почти одно и то же.

– Согласен. – Райли вздохнул и снова принялся за пиво, но неожиданно отставил бокал в сторону и спросил: – Послушай, а чего ты ушел с военной службы? На какого-то неполноценного ты не похож. Сейчас тебе сорок один, значит, когда ты ушел, тебе было…

– Тридцать семь.

– Во! Мне сейчас тоже тридцать семь, и я чувствую себя как тот еще огурец! Так зачем же ты ушел?

– Ты который раз меня об этом спрашиваешь?

– Десятый?

– Нет, четырнадцатый.

– Ты что, считал, что ли? – удивился Райли и снова посмотрел на блондинку. – Ты не поверишь, Эдди, она мне подмигнула… – торжественным шепотом сообщил он.

«Действительно, неужели я специально считал, сколько раз Джерри задавал мне этот вопрос?» – подумал Кларк. Он по-прежнему фиксировал все, что видел, и непонятно зачем заносил это в свой архив.

Так уж был устроен мозг Кларка, что он мог практически всегда отмотать события в своей памяти и вспомнить все, что с ним происходило в тот или иной день. Вплоть до мельчайших подробностей. Человеку постороннему это показалось бы удивительным, но Эдвард Кларк жил с этим уже не один год и давно привык к своим необыкновенным способностям. Если ему нужно было что-то вспомнить, он «перематывал» события в обратную сторону и просто подсматривал.

Об этих своих возможностях Кларк никому не сообщал и вообще старался вести себя как обычный человек и не возбуждать в окружающих излишнего любопытства.

– Как ты думаешь, стоит мне к ней подойти? – спросил Райли, не сводя с блондинки глаз.

– Раз она первая тебе подмигнула, конечно, подойди.

Райли отер с губ пену и, поднявшись из-за стола, направился к стойке, где стояла длинноногая крашеная девица.

Кларк даже не стал смотреть, что там предпринимает Райли, и медленно потягивал свое пиво, пока не почувствовал на себе чей-то взгляд.

Приученный к спокойной реакции, он осторожно скосил глаза влево, туда, где в углу сидела молодая парочка. Парень располагался к Кларку спиной и не мог его видеть, а девушка о чем-то увлеченно рассказывала своему другу.

Понаблюдав, Кларк сообразил, что смотрит на него именно парень, используя как зеркало грань декоративного бокала.

Совершенно непроизвольно рука Кларка коснулась нагрудного кармана, где когда-то постоянно находился четырехмиллиметровый «сторм».

«Этих привычек не изжить, – подумалось ему. – Не стоит обращать внимание на такой пустяк, может, этот парень больной или педик…»

Кларку доводилось видеть геев, гулявших с девушками.

– Старик, познакомься – это Джоанна! – как всегда, слишком громко произнес Райли.

Кларк поднял глаза на Джерри и стоявшую рядом с ним высокую, под стать ему блондинку.

Встав из-за стола, как того требовали приличия, он поклонился и с приятной улыбкой представился:

– Эдди…

– Ой, какой вы церемонный! – воскликнула девушка и захохотала, привлекая внимание окружающих.

– Старик, мы пойдем с Джоанной… э-э… погуляем, а на игру с тобой мы сходим в следующий раз. Согласен?

– О чем разговор, Джерри? Конечно, – легко согласился Кларк, и Райли потащил Джоанну к двери.

«А вблизи она очень даже недурна… – подумал Кларк, провожая взглядом светящегося от счастья Джерри и его новую знакомую. – Спокойно, Эдвард, у тебя есть светлоокая Марго», – напомнил себе Кларк. В его планы входило обручиться с Маргарет через пару месяцев, а может, и раньше. Они знали друг друга достаточно долго, и ждать чего-то еще не было смысла.

Очень кстати подвернулся небольшой домик на побережье, в окрестностях городка Фарнбру. Настоящий подарок судьбы. Кларк дважды выезжал туда с Маргарет, и они предавались любви до изнеможения, а затем строили планы на будущее.

Провожая глазами Джерри, Кларк не заметил, как ушла та пара, с углового столика. Должно быть, они воспользовались вторым выходом, иначе его память наверняка их «записала» бы.

Видя, что клиент сидит задумавшись, к нему подошел официант:

– Что-нибудь еще, сэр?

– Нет, спасибо.

– С вас тридцать шесть кредитов, – произнес официант с улыбкой, и Кларк понял, что его выпроваживают. Сегодня был обычный день, поэтому заведение закрывалось довольно рано.

– Вот, пожалуйста, – сказал он, протянув две двадцатки, – сдачи не надо.

– Благодарю вас, сэр. – Официант поклонился и, заметив в руках Кларка билеты, которые тот вытащил вместе с деньгами, воскликнул: – О, сэр, да вы поистине счастливчик! Билеты на финал!

Видя, какими глазами официант смотрит на вожделенный пропуск на стадион, Кларк непринужденно бросил билеты на стол:

– Бери, они твои.

– Да вы что, сэр? Так нельзя! Я вам заплачу!

– Бери, парень, я тебе их дарю.

– Нет, сэр, мы сделаем так. – Официант взял билеты и положил перед Кларком пятьдесят кредитов.

Спорить Кларк не стал, это была номинальная стоимость билетов, а возле стадиона они продавались уже по сотне.

Забрав деньги, Кларк встал и пошел к выходу. На улице уже почти стемнело. Уличные фонари только включились и едва тлели, собираясь с силами, чтобы разгореться во всю мощь.

Машины подмигивали огнями и отражали блестящими боками яркие картины рекламных панно. Кларк любил это время суток, они с Марго частенько гуляли по вечерам возле парка или даже по главной улице, прежде чем отправиться на квартиру к Эдди.

«Пойду-ка я к парку», – подумал Кларк. Он любил иногда побыть в одиночестве.

3

Свернув на небольшую улочку, что вела в тихий район одноэтажной застройки, Кларк невольно замедлил шаг и потянул носом. Здесь, в каких-то нескольких метрах от транспортной магистрали, пахло цветущим плющом, которым были увиты все стены небольших домиков.

Мимо прошел человек, выгуливавший своего пса. Почуяв за забором кошку, собака залаяла, и хозяин недовольно сказал:

– Будет тебе, Кинг, ты ведь только что поел…

Кларк перешел на другую сторону улицы, и в этот момент мимо него медленно проехал автомобиль. Стекла машины были затемнены, что придавало ей какой-то опасный вид. Машина исчезла за углом.

Позади загремела консервная банка. Кларк невольно вздрогнул и обернулся. Освещение на улочке было слабым, но он все же разглядел большущего кота, сидевшего на мусорном баке.

– Ну ты, разбойник, – проворчал Кларк и, вместо того чтобы идти в глубь тихого сумеречного района, повернул обратно, к сияющей огнями шумной улице.

«Пойду-ка я домой, для гулянья сегодня настроение не то…» – оправдывался перед собой Кларк. Ему вспомнился Джерри Райли, который в эти минуты наверняка пребывал наверху блаженства и, уж конечно, и думать забыл о пропущенном финале.

Выйдя на залитый ярким светом тротуар, Кларк почти обрадовался и, мурлыча под нос бравурный марш, направился в сторону галереи «Абрис», от которой до его дома было рукой подать.

Мимо проносились автомобили, которых, казалось, становилось все больше. Поднимаемый ими ветер гнал по тротуару бумажки и подталкивал Эдди, заставляя идти быстрее.

Заглушив сиренами шум автомобильного потока, пролетели две полицейские машины.

Должно быть, у них был повод мчаться куда-то сломя голову, Кларку невольно вспомнились прошлые времена, когда ему точно так же приходилось исполнять роль «Скорой помощи». Кларк почувствовал даже что-то вроде легкой ностальгии, но тут же одернул себя:

«Нет, Эдди, больше никогда. Теперь ты только сотрудник исследовательской компании и без пяти минут женатый человек…»

Возле самой галереи он остановился, чтобы посмотреть на новую афишу – открывалась выставка братьев Олди. Кларк слышал, что у них какая-то необыкновенная техника живописи, объяснявшаяся, возможно, тем, что они писали картины вдвоем.

«Интересно, как выглядит их совместный творческий процесс, – подумал Кларк. – Один рисует горизонтальные линии, а другой вертикальные? Или как-то иначе?»

Дав себе обещание посетить выставку, он уже хотел было направиться к своему дому, когда вдруг послышался непонятный треск и его глаза запорошило каким-то мусором.

Кларк выругался и, присев под стеной, стал осторожно моргать, стараясь восстановить зрение. Сегодняшний день был явно не самым удачным. Глаза никак не хотели видеть. Вспомнив, что напротив входа в галерею есть небольшой фонтанчик, Кларк почти на ощупь поднялся по ступеням и, добравшись до воды, стал плескать себе в лицо.

Вскоре все уже было в порядке, не считая небольшого остаточного жжения в глазах. Что это было? Песок с колеса машины? Но вся улица вылизана дочиста.

Так и не поняв, что с ним произошло, Кларк пошел домой и спустя час уже лежал в своей постели.

Засыпал он с приятной мыслью о том, что остаются еще целых два выходных дня, выделенных компанией тем сотрудникам, которые отличились при регистрации.

4

Непонятно почему, но в выходные дни Кларк не мог долго валяться в постели, так что в семь сорок он уже жарил себе яичницу. По кухне распространялись вкусные запахи, среди которых особенно выделялся аромат крепкого кофе.

Утро было солнечное, теплое и радостное.

Через открытое окно с дальнего конца улицы доносилось коровье мычание. Это была не галлюцинация – мычали самые настоящие коровы.

На крыше тридцатиэтажного здания, принадлежавшего радиотехнической корпорации «Ришар-Электро», выходили на подросшую за ночь травку коровы мистера Левандера.