Евгений Гаглоев

Академия Пандемониум. Королевский Зодиак

© Евгений Гаглоев, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014

Глава 1

Неспокойная ночь охранника Мишланова

Что может быть скучнее работы ночного охранника в музее? Сидеть всю ночь напролет перед несколькими мониторами камер слежения, наблюдать за мрачными залами с высокими потолками, где совершенно ничего не происходит. И даже не вздремнуть самому, потому что одна из камер следит и за тобой. А если начальство увидит, что сторож уснул на посту, хлопот не оберешься.

Так думал Валерий Мишланов, грузный мужчина средних лет, сидя за своей стеклянной конторкой в просторном вестибюле исторического музея. На мониторах он видел высокие блестящие витрины, в которых лежала различная утварь разных эпох, целые коллекции холодного оружия, стояли манекены в старинных костюмах, рыцарские доспехи на специальных постаментах.

В залах царил полумрак, поэтому многие экспонаты выглядели довольно зловеще. Охранник поневоле поежился. Об историческом музее ходило много слухов, как и практически о всех старинных зданиях города, поговаривали о привидениях и странных звуках, раздававшихся здесь по ночам. Мишланов работал в музее не первый год и пока не видел и не слышал ничего странного, но все же эти слухи не давали ему покоя.

Тем более в музее он сегодня дежурил один.

Обычно по ночам работало двое, а то и трое охранников, но в этот раз все было по-другому. Директор музея, Алексей Бирулин, очень неприятный тип, позвонил пару часов назад и попросил напарников Мишланова съездить на городской вокзал, чтобы встретить поезд с новыми экспонатами. Так Валерий остался в здании в одиночестве и теперь отчего-то немного волновался.

Он снова окинул взглядом мониторы, демонстрирующие залы экспозиций, и глубоко вздохнул, силясь унять волнение. Что может случиться ночью в историческом музее? Сюда и днем-то мало кто заглядывает, разве что какие-нибудь студенты археологических факультетов. Ночью сюда никто не сунется. За всю историю музея его ни разу не пытались ограбить. Злоумышленников останавливала современная система сигнализации, да и мало кто мог позариться на старинные произведения искусства, которые потом очень сложно будет сбыть с рук.

Валерий решил размяться и поднялся со своего стула. Он подошел к прозрачной стене вестибюля и, прильнув к стеклу, выглянул на пустую улицу. Два часа ночи. Музей располагался на окраине города, далеко от центра. В такое время в этом районе уже и бродячей кошки не увидишь. Ни людей, ни машин, в окрестностях музея стояла мертвая тишина.

Охранник вернулся на свое место и лениво взглянул на монитор уличной камеры. И вдруг заметил на нем какое-то движение.

По темной улице, тускло освещенной редкими фонарями, быстро бежала стройная девушка. На ней был облегающий тело темный костюм, похожий на лыжный комбинезон, потому он и не сразу ее разглядел.

Мишланов положил руки на пульт управления камерами и приблизил изображение. Девчонке было лет пятнадцать, и она с ума сходила от страха. Что могло ее так напугать?!

Охранник не успел опомниться, как она подбежала к стеклянной двери музея и, увидев его за конторкой, что есть силы забарабанила кулаками по толстому стеклу.

– Впустите! – закричала девушка. – Они гонятся за мной!

– Кто? – охранник озадаченно взглянул на монитор и тут увидел двух парней, которые неслись по улице за девчонкой. Оба были в одинаковых черных джинсах, кожаных куртках, в черных вязаных шапочках. За спиной одного из мальчишек болтался рюкзак.

– Да впустите же! Прошу вас! – взвизгнула девчонка, оглянувшись. Ее преследователи были уже совсем рядом.

Валерий поспешно подбежал к двери и отпер замок, девушка вбежала в вестибюль. Он тут же захлопнул за ней дверь и снова повернул ключ. Запыхавшаяся девушка опустила голову и уперла руки в колени. Она часто и тяжело дышала.

Парни подбежали к двери пару секунд спустя и злобно уставились на охранника. Обоим едва исполнилось шестнадцать.

– Сопляки! – злобно крикнул им Мишланов. – Уроки надо учить, а не нападать на девчонок в подворотнях!

Один из парней сделал неприличный жест. Охранник вытаращил глаза и схватился за дубинку на своем поясе. Но затем передумал. Себе дороже выйдет. К тому же зачем влезать в драку самому, когда можно просто вызвать полицию? Пусть они разбираются с этими молодчиками.

– Спасибо! – выдохнула девушка за его спиной. – Я задержалась допоздна у подруги, решила пройтись пешком, и за мной увязались эти двое! Если бы не вы, страшно подумать, что бы они со мной сделали!

Охранник самодовольно улыбнулся и выпятил толстый живот. Нечасто ему выпадал шанс проявить себя героем.

Теперь он смог разглядеть ее лучше. С раскрасневшимися щеками, растрепанными длинными волосами, разметавшимися по ее плечам, широко раскрытыми голубыми глазами, она выглядела настоящей красавицей. Девушка нервно встряхнула локонами. На ее шее под правым ухом он вдруг заметил татуировку – небольшого черного паучка.

«Да она сама та еще оторва, – раздосадованно подумал Мишланов, – раз сделала себе такое украшение!»

Мальчишки в очередной раз с силой ударили по стеклу. Казалось, вся стена задребезжала под их натиском. Они и не собирались уходить.

– А ну пошли вон отсюда! – крикнул им Валерий. – Не то сейчас полицию вызову!

Угроза возымела свое действие. Парни, ухмыляясь, отошли от дверей. Но остановились неподалеку от музея, в пятне света от покосившегося фонаря, и снова недобро уставились на охранника. Уходить они явно не собирались. Наверняка будут поджидать девчонку на улице.

– Все равно придется вызвать. – Валерий направился к своей конторке с мониторами слежения.

– Полицию? – напряглась вдруг девушка. – Стоит ли их впутывать?

– Конечно! Думаешь, они просто так тебя выпустят отсюда? Подкараулят еще за углом…

– Об этом я не подумала, – призналась она.

– И вообще впредь осторожней была бы! – повернулся охранник к девушке. – О чем ты думала, сидя в гостях до такого времени? Райончик здесь тот еще. По ночам тут какая только шваль не ошивается!

– Ну знаете, – возмутилась вдруг девушка. – Меня по-всякому называли, но швалью – впервые!

Мишланов удивленно на нее взглянул. Уж слишком твердо прозвучал ее голос. От недавней одышки не осталось и следа.

– Что? – прищурившись, спросил он.

Девушка вдруг резко крутанулась вокруг своей оси и ударила охранника ногой в висок. Толстяк потерял сознание и грузно обрушился на стойку. Дубинка со стуком покатилась по мраморному полу.

Незнакомка довольно усмехнулась, затем, склонившись над Мишлановым, прижала пальцы к его толстой шее и убедилась, что он в отключке. После чего сорвала с его пояса связку ключей, подбежала к стеклянной стене, открыла двери и впустила своих недавних преследователей в вестибюль.

– Ну ты даешь, Серафима! – рассмеялся один из парней.

– Поторапливайтесь, мальчики! – деловито сказала она. – Нам еще камеры слежения отключать…

Все было спланировано с самого начала, и задумка оказалась просто гениальной. Отец Серафимы, известный в узких кругах скупщик краденого и коллекционер антиквариата по кличке Барон, сам разработал план, и сам подобрал дочери помощников, этих двух парней, которых она видела впервые в жизни.

Мальчишек Барон нашел с помощью Интернета, где они сидели на специальных форумах под никами Ликой и Хохотунчик. Используя сложную систему конспирации, оба предлагали свои услуги взломщиков, чем Барон и не преминул воспользоваться. Оба уже имели определенную репутацию, особенно Ликой, поэтому отец Серафимы ничем не рисковал. К тому же они не видели его в лицо, как и большинство наемников Барона, общаясь с ним исключительно через посредников.

Хохотунчик прыгнул за пульт охраны и его пальцы ловко забегали по клавишам. Он имел навыки опытного хакера и отлично управлялся даже с самыми защищенными компьютерными программами. Ликой, который отчего-то нравился Серафиме куда больше, обладал другой полезной способностью. Полезной и очень необычной – на него почему– то не срабатывали лазерные лучи сигнализации. Они просто проходили сквозь его тело, и датчики молчали как ни в чем не бывало.

Через несколько секунд мониторы камер наблюдения погасли.

– Ну что там? – поинтересовалась девушка.

– Все в норме, Сима! – ответил Хохотунчик и издал тихий смешок, оправдывая свое прозвище. – Камеры не работают. Только насчет сигнализации я не уверен. Уж больно она крута для такого замшелого музея и управляется откуда-то из другого помещения!

Серафима взглянула на Ликоя, который все это время с невозмутимым видом стоял рядом, скрестив руки на груди.

– Справишься?

– Попробую, – ответил парень.

– Барон показывал мне схемы сигнализации, – сообщила Серафима. – Лучи перекрещиваются в двадцати сантиметрах над полом. Постарайся их не задеть… Хотя о чем это я?!

Ликой с улыбкой кивнул, наклонился и принялся закатывать штанины своих джинсов. Он поднял их выше колен, затем приспустил носки. Серафима отчего-то не могла оторвать взгляда от его мускулистых ног. Хохотунчик с заинтересованным видом приблизился и встал рядом с ней. А Ликой тем временем подошел к двери, ведущей в зал первой экспозиции, вытащил из рюкзака баллон с освежителем воздуха и аккуратно распылил струю над полом. В тумане аэрозоля засветились тонкие лазерные лучи сигнализации. Парень кивнул и шагнул в проем. Лучи пересекли его лодыжки, но сигнализация не срабатывала.

– Обалдеть! – потрясенно выдохнул Хохотунчик.

– Не зря Барон пригласил тебя! – восхитилась Серафима.

– Где именно стоят кубки? – обернулся к ней Ликой.

Она не сразу смогла ответить. Мальчишка был очень симпатичный. Черная шапочка скрывала его густые волосы до плеч необычного цвета мышиной шерсти. Светлые глаза, серо-голубые, словно у хаски, внимательно ее изучали.

Серафима смущенно прокашлялась и встряхнула волосами. Ей нужно собраться и выкинуть из головы все лишнее. В этом состоит залог успешной операции!

– Второй зал отсюда, витрина у самого окна, – ответила девушка. – Мы дождемся тебя здесь, у нас ведь нет таких впечатляющих способностей!

Ликой молча кивнул и медленно, словно человек, бредущий по мелководью, зашагал в соседний зал. Серафима глубоко вздохнула, отчего-то сильно разволновавшись.

Тем временем Хохотунчик подошел к дверям и заглянул в зал музея. Стеклянные витрины мерцали в тусклом свете дежурного освещения. На отполированных до блеска полах из черного и серого мрамора виднелись странные символы, вытравленные прямо на каменных плитах. Египетские иероглифы, оккультные знаки. Похоже, дизайнеры интерьеров, обустраивающие этот зал, увлекались мистикой и оккультизмом.

– Сколько тут всего! – восхищенно присвистнул Хохотунчик. – Может, прихватим кроме сервиза и пару картин, Серафима? Барон ничего и не узнает! Найдем покупателя самостоятельно?

Серафима раздраженно закатила глаза. Как можно быть таким беспечным?! Этот тип ей совершенно не нравился. Огненно-рыжий, весь какой-то дерганный, с постоянно бегающими по сторонам глазками, он словно все время чего-то опасался. Или высматривал, что бы украсть!

– Отец всегда все узнает, Хохотунчик! – ответила она, пристально наблюдая за Ликоем. – Мы пришли сюда с конкретной целью, так что давай не отвлекаться по мелочам!

– Хороши мелочи! Миллионов на пять-шесть потянут, если найти хорошего клиента!

Ликой в это время уже прокрался в следующий зал, передвигаясь в своих кроссовках бесшумно, словно гигантский кот. Там, в окружении оккультных знаков на полу, он отыскал нужную витрину и восхищенно замер перед ней, обнаружив цель их сегодняшней операции.

Под высоким стеклянным колпаком на подставке из красного бархата стояли четыре больших золотых кубка, украшенных драгоценными камнями. Три поменьше составляли ровный треугольник, в центре которого находился самый большой кубок, инкрустированный крупными рубинами и самоцветными камнями. Табличка гласила: «Сервиз Ивана Грозного». Видимо, во времена этого царя не скупились на украшения, отделывая драгоценными камнями даже столовые приборы.

– Нашел! – сообщил он.

– Умница! – ответила Серафима. – А теперь сделай это!

Ликой извлек из рюкзака небольшой алмазный стеклорез и аккуратно процарапал в стенке колпака квадратное оконце. Затем он легонько ударил по центру квадрата рукояткой инструмента, и стекло ввалилось внутрь витрины. Ликой сунул руку в отверстие, быстро извлек из-под колпака кубки и сложил их в рюкзак. Затем, аккуратно ступая по пентаграммам на полу, вернулся к своим сообщникам.

Серафима вдруг поняла, что все это время поневоле задерживала дыхание. Когда он вышел из зоны действия лазерных лучей, она шумно выдохнула.

– Ловкие пальчики! – похвалила она мальчишку.

– Ты не первая, кто мне это говорит, – улыбнулся Ликой.

– Уже работал с моим отцом?

– Никогда прежде не приходилось. Я работал с другими, а Барон просто знаком с нужными людьми. У меня были хорошие рекомендации!

– Столько усилий из-за каких-то золотых кубков! – встрял в их диалог Хохотунчик. – Пусть они усыпаны драгоценностями, но по сравнению с картинами гроша ломаного не стоят!

– Ошибаешься, дорогуша! – произнесла Серафима. – На этот сервиз уже есть заказчик, и он готов заплатить очень впечатляющую сумму.

– Чокнутые коллекционеры! – покачал головой парень.

Заказчик действительно имелся, Барон что-то говорил об этом Серафиме. Он никогда особо не распространялся о своих клиентах, но девушка хорошо умела слушать и складывать единое целое из коротких обрывков информации.

Она поняла, что заказчик прибыл из другого города, здесь его никто не знал. Он сильно интересовался именно этими кубками и обещал дать за них хорошую цену. Выкрасть их из исторического музея не представляло большого труда для профессионалов, к которым относились Барон и Серафима. Девушку только удивляло, что заказчик самостоятельно не смог организовать подобный налет. Видимо, ему было проще заплатить за проделанную работу наемникам, чем делать все самому. Лично Барон с ним не встречался, контакт был налажен через посредника по кличке Шпингалет. Он сейчас ждал их в порту в одном из складов.

Ребята быстро покинули здание музея. Как раз вовремя – толстый секьюрити на полу начал шевелиться и издавать какие-то нечленораздельные звуки. Охранник Мишланов постепенно приходил в себя.