Евгений Гаглоев

Иллюзион

…Иногда в нашу жизнь вторгается волшебство. Таинственные скрипы, странные шорохи в пустых комнатах… Зеркала отражают совсем не то, что должны… В ночном небе появляются диковинные создания, а в темных подворотнях можно встретить такое, что не приснится и в самых фантастических снах. Однако волшебство, проникающее в нашу реальность, может не только удивлять. Иногда оно пугает. Особенно тех, кто не готов к встрече с неведомым. Но согласитесь, чем страшнее история, тем она интереснее! Ведь все мы знаем: что бы ни происходило в сказке, какие бы удивительные и пугающие вещи ни случались порой с ее героями, в финале все обязательно кончится хорошо. Ведь если сказки будут заканчиваться плохо, кто тогда захочет их читать?

    Из дневника князя Казимира Поплавского

Глава первая

Буря над стеклянным городом

Он бежал изо всех сил, не веря своей удаче. Высокий, худой мужчина, неимоверно заросший, с изможденным лицом и темными кругами под глазами. Полы его длинного плаща развевались за спиной, высокая шляпа – что-то наподобие цилиндра – едва не сваливалась с головы от сильного встречного ветра.

Над Столицей заклятого мира бушевала настоящая буря. Черные ставни окон хлопали от ураганного ветра, стеклянная черепица сыпалась на мостовую, срываемая с крыш ужасными порывами. Несколько обломков угодило и в беглеца, сильно ударив его по спине, и все же он, как никогда, радовался непогоде. При такой грозе зорги, чудовищные псы-ищейки Императора, вряд ли учуют его запах.

Каблуки ботинок из толстой кожи громко стучали по стеклу тротуара. Пару раз беглец с хрустом поскользнулся на осколках черепицы и расшиб бы лоб, но чудом удержался на ногах. Он уже не думал об осторожности. Заветный ключ из зеленого хрусталя буквально жег его карман, а до особняка, в котором стояла магическая машина, оставалось всего ничего. Очень скоро он будет дома! После стольких лет плена он не мог думать ни о чем другом.

И тут позади, в величественном замке с высокими черными шпилями, возвышавшимися над городом, в главных покоях Императора взвыла пронзительная сирена.

Пропажу ключа обнаружили!

Он знал, что рано или поздно это случится, но надеялся, что не так скоро. Теперь Властелинам не составит большого труда вычислить похитителя. Надо торопиться. Самого верховного правителя сейчас не было в Столице, но его ближайшие соратники не дадут вору просто так исчезнуть. Своя шкура им пока дорога.

Беглец ненадолго остановился, чтобы перевести дух, и вновь понесся по извилистым улочкам спящего города.

Огромная багровая луна, почти цепляющаяся за стеклянную черепицу островерхих крыш, освещала ему дорогу – лабиринт улочек и переулков, из которых ему надо было выбраться на окраину города, к особняку мертвого колдуна. Две малые луны, висевшие по бокам от своей старшей сестры, словно пара недобрых глаз, наблюдали за беглецом. Несущиеся по небосводу черные тучи не могли надолго скрыть их призрачный свет.

Высоко в темном небе плыл гигантский черный дирижабль имперского флота, но он не вызывал у беглеца беспокойства. С такой высоты стражники вряд ли заметят маленькую тощую фигурку, петляющую между домов зажиточных горожан.

Беглец сунул в карман дрожащую руку и нащупал хрустальный ключ, он хотел убедиться, что не потерял его в этой спешке. Пальцы скользнули по гладким извивающимся змейкам, которыми был украшен этот артефакт. Это его единственный шанс, долгожданный путь к свободе! Сколько лет ушло на то, чтобы обмануть их всех и подобраться к ключу!

Давно, в прошлой жизни, еще до своего увлечения фокусами, он считался хорошим инженером и изобретателем. Если бы не его знания и светлая голова, он давно бы уже сгинул в этом странном мире, где правили маги и алхимики. Начинал он с рабами на тростниковых плантациях, затем ему удалось убедить кое-кого из влиятельных лиц, что он неплохо разбирается в разных механизмах и может принести пользу Империи. Его взяли на оружейную фабрику Повелителя Кукол, и со временем он дослужился до управляющего на верфи по постройке дирижаблей. Потом его скромной персоной заинтересовались в военном министерстве, и так он стал одним из изобретателей-оружейников при дворе Императора.

Поначалу к нему отнеслись с пренебрежением и опаской, но затем начали доверять. На это ушло несколько лет. Никто и не подозревал, что он стремился попасть во дворец только с одной целью. Он мечтал завладеть легендарным хрустальным ключом – наследием былых времен, одним из трех проклятых артефактов. Из-за него он и оказался в этом мире.

Ключ хранился в императорских покоях, в небольшой шкатулке. Изящный, искусно сделанный из лучшего хрусталя, покрытый узорами из множества миниатюрных змеек, он был накачан магией до такой степени, что при прикосновении к нему кончики пальцев слегка покалывало, словно от слабых электрических разрядов. Воров верховный правитель Зерцалии не опасался – кто рискнет вызвать на себя гнев Властелинов!

Никто, кроме того, у кого ключ лежал сейчас в кармане…

Человеку, вхожему в императорские покои, взять ключ было несложно. Сложно было уйти с ним живым. Но он знал, как это сделать.

И теперь, подгоняемый шквалистым ветром и мощным ревом сирены, он бежал изо всех сил, петляя по узким улочкам…

Наконец-то он покинет этот странный и такой зловещий мир и вернется домой! Туда, где он был счастлив, богат и знаменит, имел массу поклонников, где давно уже выросли его дети… Где людей не используют в качестве рабов и пищи, а власть не принадлежит черным магам и их жутким слугам.

Вспоминая события, благодаря которым он оказался здесь, беглец не раз проклинал свою былую гордыню, а еще глупость и неосмотрительность. И женщину, любовь к которой в конце концов искалечила его жизнь. Знай он тогда, чем все обернется, обходил бы особняк Державиных за тридевять земель, а красавицу Маргариту навсегда вычеркнул бы из списка своих знакомых. Но прошлого уже не вернуть, остается только смириться.

Квартал богатых особняков остался позади. Теперь дорогу с обеих сторон обступали высокие зубчатые стены, увешанные зеркалами в тяжелых серебряных рамах. На каждом углу лабиринта возвышались отлитые из черного стекла статуи рыцарей, вооруженных острыми мечами и алебардами. Демоническая гвардия Властелинов Зерцалии, готовая в любой момент сойти с высоких постаментов и броситься на врага. Хорошо, что лишь самым сильным магам этого мира было подвластно пробудить их к жизни!

Он бежал между зеркал, а справа и слева от него, также тяжело дыша, неслись, уходя в бесконечность, ряды его двойников. Но когда они вдруг стали отставать, его охватил настоящий ужас. Большой кусок черепицы разлетелся у его ног, но беглец не обратил на него внимания. Через плечо он смотрел на зеркала, холодея от ужасной догадки. Когда твое отражение не поспевает за тобой, значит, кто-то в этот самый момент готовится пересечь холодную плоскость стекла!

Но вот большое зеркало в стене, в которую упирался переулок, дрогнуло, его серебристая поверхность пошла волнами, и из колышащегося стекла, на высоте выше человеческого роста, высунулась отвратительная морда зорга с полыхающими красным огнем глазами. Из пасти торчали длинные, острые клыки, светящаяся слюна капала на стеклянную мостовую.

Адский пес вылезал из зеркала, рыча и упираясь передними лапами в раму. Вот уже появились мощные плечи, широкая грудь, покрытая черной шерстью. Вскоре должен показаться и всадник, сидящий на спине монстра. Беглец не стал дожидаться его появления и прямо перед черной мордой резко свернул влево.

Тут он едва не врезался в стену дома. Зеркальный коридор кончился, а черные обсидиановые кирпичи были почти неразличимы в темноте. За спиной раздался громкий скрежет когтей о стекло. Зорг уже наполовину вырвался из зеркала.

Бежать, только бежать! Если память ему не изменяла, до нужного особняка оставалось совсем немного. Этот дом считался проклятым, и местные жители обходили его стороной, что было только на руку Властелинам. Он хорошо помнил его черные растрескавшиеся стены, статуи химер из темного стекла, восседавших на козырьках крыши, высокие стрельчатые окна с запыленными витражами.

Особняк, в котором жил и умер колдун, предшественник Властелинов Зерцалии, хранил самую большую и самую ужасную тайну этого мира. Стражи здесь не было, ворота ограды не закрывались, а тяжелая входная дверь запиралась на замок, к которому подходил лишь хрустальный ключ, лежавший сейчас в кармане беглеца. Только обладатель этого артефакта может войти сюда. Да никто другой и не сунется в этот проклятый дом. Поговаривали, что в нем обитают призраки, и никому не хотелось бы столкнуться с ними лицом к лицу. К тому же над входом красовался герб Императора: светящийся в темноте череп с оскаленными клыками и увенчанный короной. Любое же нарушение закона в этом мире каралось смертью. Но беглец знал об особняке больше других и не боялся его. Главное – добраться до заветной двери, а там… все будет по-другому!

Сквозь шум ветра в темноте узких улиц послышались громкие звуки, и у беглеца внутри все сжалось. Он узнал этот тяжелый топот огромных лап. Пес окончательно выбрался из зеркала и теперь преследовал его по пятам! Судя по топоту, он был не один. Сторожевые зорги Императора, самый ужасный кошмар рабов местных плантаций, обычно предпочитали охотиться стаей.

Беглец замер и прислушался. За ним гналось два, а то и три монстра! Холодея от ужаса, он бросился к особняку. Если до этого он старался вплотную прижиматься к стенам домов, то сейчас уже не видел смысла таиться. Зорги находили своих жертв по запаху, им не нужно было видеть или слышать добычу, чтобы настигнуть ее. А сейчас ветер снова дул ему в лицо, значит, псы его точно учуяли.

Первый зорг как раз показался из-за угла переулка. Чудовище неслось гигантскими прыжками, всадник на его спине едва держался в седле. Два точно таких же зверя немного отставали от вожака. На втором сидела женщина в облегающей черной одежде, и, увидев ее, беглец похолодел. Клементина Уварова, одна из тех, кто с безоглядной преданностью служил Императору и Демонической Пятерке. Он хорошо знал, на что она способна.

Но больше гигантских псов, больше Клементины он испугался огромной стаи летучих мышей, рассекающих темное небо над головами зоргов и их наездников. Отвратительные создания метались между стенами домов и, несмотря на сильный ветер, быстро приближались к дому колдуна.

Если бы это были обычные летучие мыши!.. Но в этих местах обыкновенных животных не было.

– Стой, Николай! – злорадно крикнула Клементина. Грива густых черных волос развевалась за ее спиной. Светлые, ледяного цвета глаза насмешливо смотрели на беглеца. – Тебе некуда бежать, и ты сам это понимаешь! Так зачем весь этот цирк?!

– Ты столько лет морочил Императору голову! – подхватил ее спутник. Николай узнал в нем Пьера Краснорукова, еще одного фаворита Императора. – Сумел усыпить его бдительность и втереться к нему в доверие. Но при первой возможности ты обокрал своего господина! Будь уверен, я не пропущу момент, когда его величество вернется и узнает о твоем вероломстве!

Пьер и Клементина злорадно расхохотались.

Не обращая ни на что внимания, беглец толкнул скрипучие створки ворот и быстро вбежал во двор особняка. Толстые каменные колонны поддерживали низкую крышу строения. Стеклянная черепица поблескивала в багровом свете луны. Николай опрометью бросился к крыльцу. А зорги за спиной уже вбегали в ворота. Они быстро приближались, и он уже слышал их тяжелое, хриплое дыхание. Стая летучих мышей влетела во двор и заметалась между ветвями приземистых черных деревьев, окружавших особняк.

Николай выхватил из кармана хрустальный ключ и дрожащей рукой вставил его в замочную скважину. Дверь легко поддалась, и он вбежал в дом.

Гигантские псы резко затормозили и как вкопанные встали перед террасой. Переминаясь с ноги на ногу и почти жалобно скуля, они обернулись к всадникам, ожидая поддержки. Те переглянулись и спешились. Пьер и Клементина следом за беглецом ворвались в особняк. Повсюду царил полумрак, свет трех лун едва пробивался сквозь запыленные, мутные витражи. Стены были затянуты толстой серой паутиной, а латунные светильники на колоннах давно потемнели от пыли и сырости.

Однако в сердце этого здания, в его главном зале, разрушительное влияние времени вовсе не ощущалось. Именно здесь находилась зеркальная машина Калиостро. Точнее, сам зал и был своеобразной машиной. Вдоль его стен, образовывавших замкнутый круг, тянулся ряд огромных зеркал, а под прозрачным полом виднелись гигантские золотые и серебряные шестерни и толстые цепи для вращения зеркальных кругов. Беглец знал, что за состоянием магического механизма постоянно следили, а помещение поддерживали в идеальной чистоте.

Николай направился к центру зала: там на круглой серебряной платформе возвышалось некое подобие алтаря, а в нем виднелось едва заметное отверстие – замочная скважина. Он вставил в нее заветный ключ.

Сумрачный зал с высоким сводчатым потолком тотчас же начал заливаться ярким голубым светом, пробивающимся сквозь стеклянный пол. Древний механизм, казалось, только и ждал, когда же его наконец запустят. Зеркала вдоль стен зала начали вращаться по часовой стрелке. Шестерни под полом пришли в движение, цепи начали со скрежетом прокручивать колеса магического механизма.

Клементина и Пьер ворвались в круглый зал с перекошенными от ярости лицами. Они было хотели броситься к беглецу, но зеркала вращались все быстрее, и слуги Императора побоялись пересечь опасную черту. Стекла могли просто изрубить их в куски! Сотни летучих мышей, успевшие проникнуть в зал, с истошным писком метались под потолком.