Евгений Гаглоев

Центурион

Приветствую тебя, Виолетта!

Ну разве это не ирония судьбы? Мы с Людмилой Феофановой, Валентином Державиным и моим другом Штерном пережили столько всего невероятного и опасного, что сплотились и стали отличной командой, противостоящей другим членам Клуба Калиостро! И чем все обернулось? Если ты сейчас слушаешь эту запись, значит, со мной действительно что-то случилось, и, подозреваю, именно ты приложила к этому руку. Но знай, я ни в чем тебя не виню. При подобных обстоятельствах я поступил бы с тобой точно так же. Таковы все мы, участники дворянского собрания, готовые предавать и уничтожать, избавляться друг от друга ради власти и тайных знаний.

Мы приложили немало усилий, чтобы Трианон больше не существовал. Проклятые зеркала нельзя разбить, но мы нашли другой способ избавиться от них. И хотя я столько лет посвятил антиквариату, но даже представить себе не мог, что самые дорогостоящие предметы моей коллекции, те самые черные зеркала, будут надежно сокрыты и никогда не обретут своего владельца. Трианон не должен существовать! Как и не должна существовать еще одна страшная тайна, в которую волею случая мы все оказались посвящены. Тайна, хранящаяся в моем доме.

Я пока так и не решил, как с ней поступить. Нужно все тщательно обдумать, чтобы обезопасить не только нас, – но и весь мир от этой напасти. Спрятать так, чтобы никто по случайности ее не обнаружил, пусть даже через сто лет.

Но что, если я не успею сделать это?

Я догадываюсь, что ради достижения своих целей ты с легкостью откажешься от нашей дружбы. И знаю, как сильно ты желаешь занять кресло председателя Клуба Калиостро, пост, который по праву должен достаться мне. Уверяю тебя, я тоже не стану сидеть сложа руки. Это будет славная битва! Но если со мной что-то случится…

Ты ведь понимаешь, что произойдет дальше? В настоящее время мой особняк скрывает нечто поистине ужасное, настоящее воплощение зла, и, когда меня не станет, никто больше не сможет его сдерживать. Оно вырвется на свободу, и страшно даже представить, чем все закончится. Хочу только одного: чтобы ты помнила об этом. И уж коли мы станем врагами… Позаботься о сохранности нашей тайны. Она не должна выйти за пределы моего дома. В противном случае все то, что мы сделали после пожара в особняке Башаровых, окажется напрасным. А этого нельзя допустить…

Из аудиозаписи князя Сухорукова, адресованной графине Виолетте Шадурской.

Запись не была получена.

Глава первая

Сквозь каменное зеркало

Когда в эти края пришла тьма? Старожилы утверждали, что в окрестностях Вест-Хеллиона, небольшого городка, где жили в основном рабочие с завода Мастера Зеркал, давно творилось нечто ужасающее, но в последнее время ситуация стала просто невыносимой.

Слуги Властелинов вконец распоясались. С жителей городка брали непомерные налоги, заставляли работать до седьмого пота, днями и ночами не выходя с зеркального завода. И горожане терпели, страшась мести темных магов. Однажды, много лет назад, здесь произошло восстание, которое было подавлено самым безжалостным способом, и повторения тех кровавых событий никто не хотел. Но теперь, когда вдобавок ко всему в Вест-Хеллионе стали пропадать дети, народ начал роптать.

Так уж повелось, что время от времени прислужники Властелинов забирали детей, одаренных необычными способностями. Но такие рождались крайне редко, один на сотню. Их отнимали у родителей, и те уже никогда больше не видели своих отпрысков. Подобное происходило по всей Зерцалии, и людям пришлось с этим смириться.

Но сейчас все было иначе. В городе исчезли уже десять подростков, и это только за последний месяц. Никто не мог объяснить случившееся.

Никто, кроме Бьянки и ее лучшей подруги Лизаветы. Девочкам было точно известно, после чего именно все началось. Ведь это случилось прямо у них на глазах такой же темной ночью, как и сейчас, примерно месяц назад. Мать Лизаветы наравне со многими другими горожанами трудилась на заводе, отливая зеркала для барона Стеклянные Пальцы, как в народе звали Мастера Зеркал. Такое прозвище он получил после одного неудавшегося магического ритуала, когда пальцы на его правой руке стали стеклянными.

Бабушка Бьянки Илеана, которая заменила девочке родителей и растила ее одна, содержала небольшую гостиницу на окраине Вест-Хеллиона и тоже работала не покладая рук.

В обеих семьях денег на пропитание едва хватало, поэтому Бьянка и Лизавета собирали в лесу ягоды, чтобы по утрам продавать их на рынке на городской площади, надеясь выручить хоть немного стеклянных монет.

Проезжающие через город путешественники всегда были рады полакомиться свежей земляникой. Но бродить по лесу днем было опасно: стражники Мастера Зеркал запрещали местным жителям заходить на территорию, прилегающую к замку Поэтому девочки собирали ягоды ночью, когда егерям и стражникам и в голову бы не пришло высматривать в лесной чаще нарушителей порядка.

– Не смей ходить в лес! Обойдемся без этих денег. Я похоронила твоих родителей, – говорила Бьянке Илеана, – не хочу потерять и тебя! Даже думать боюсь, что с тобой будет, если ты попадешь в лапы аристократов! Тем более с твоими странными способностями…

Илеана очень переживала за внучку, и Бьянка это видела. Но ей так хотелось помочь бабушке!

А странные способности, о которых говорила бабушка, действительно у нее были. Бьянка и сама не знала, повезло ей родиться не такой, как все, или это стало ее наказанием. До Вест-Хеллиона иногда доходили слухи о странных детях, которые время от времени рождались по всей Зерцалии. Старики говорили: все это от того, что с давних времен их мир был проклят. Властелины же каким-то непостижимым образом отслеживали появление таких мальчишек и девчонок и, когда тем исполнялось шестнадцать лет, забирали их у родителей. Бьянка относилась как раз к таким. С самых ранних лет девочка понимала язык зверей и птиц и могла с ними общаться. Она умела читать их мысли и передавать им свои. Животные любили Бьянку и всегда откликались на ее зов. Белки в лесу показывали деревья со спелыми орехами, полевые мыши – полянки, усыпанные ягодами, а забавные еноты-полоскуны помогали отыскать брод через речушку в лесу… Сама девочка не знала, как это объяснить. Это просто происходило, и все!

Бабушка Илеана запрещала Бьянке рассказывать кому-либо о ее удивительных способностях. Даже Лизавете, доброй и отзывчивой, но несмелой и простодушной девочке. Лизавета не умела хранить секреты и сразу разболтала бы об этом всему городку. А Илеана любила свою внучку и совсем не хотела ее потерять.

Бабушка узнала о способностях внучки несколько лет назад, после того, как маленькая Бьянка столкнулась во дворе гостиницы с диким волком, забредшим на окраину Вест-Хеллиона из лесной чащи. Проголодавшийся зверь хотел полакомиться их курами, но Бьянка попросила его не трогать пеструшек, а затем уговорила убраться восвояси. И волчище послушался кроху, которая едва доставала до его головы! Тогда, наблюдая за этой сценой, Илеана чуть не лишилась чувств. С тех пор она запрещала Бьянке пользоваться своими способностями, чтобы не привлечь чужого внимания. Но как можно отказаться от такого чудесного дара? И девочка при первой возможности убегала в лес, чтобы там вдоволь пообщаться с его обитателями.

Но в последнее время приходилось действительно быть особенно осторожной. Бьянке недавно исполнилось шестнадцать. Илеана, будь ее воля, заперла бы девочку в подвале гостиницы и вообще никуда не выпускала. Несмотря на то что Флэш-Ройяль пока ничего не знал о ней, бабушка и внучка жили в постоянном страхе. Но все равно, Бьянка продолжала свои ночные вылазки за ягодами.

Высокая и худенькая, с большими темными глазами, казавшимися на бледном лице просто бездонными, с длинными каштановыми волосами, Бьянка выглядела намного младше своих лет. Лизавете же было двенадцать. Маленькая, пухленькая хохотушка, внешностью она была очень похожа на подружку, и некоторые даже считали ее младшей сестрой Бьянки.

Вот и сегодня подруги снова отправились в лес за земляникой, в страхе замирая от каждого шороха, каждого дуновения ветра в кронах высоких деревьев. Им вспомнились недавние события, с которых все и началось.

Той ночью девочки, как обычно, пробирались тайком на свою заветную полянку, которую Бьянке показали бурундуки, но она, конечно, не сказала об этом Лизавете. Бабушка Илеана занималась в гостинице новыми постояльцами и не заметила исчезновения внучки, а мать Лизаветы снова трудилась в ночную смену на заводе, поэтому девочка легко смогла улизнуть из дому. В последнее время завод работал и днем и ночью, так как его хозяину требовалось все больше и больше новых зеркал. Никто не знал для чего, но люди были рады дополнительному заработку, и некоторые сутками не выходили с завода, расположенного под замком барона Стеклянные Пальцы.

Бьянка и Лизавета осторожно ступали по густой траве, перешагивая торчащие из земли корни деревьев.

Одна из трех лун, Дейно, светила той ночью ярче других – как раз настало ее время. В ее бледном, призрачном свете девочки собирали землянику, как вдруг до них донесся топот копыт. Жители Вест-Хеллиона лошадей не держали, в их краях это было привилегией богатых и знатных господ. Значит, мчался кто-то из аристократов или их приближенных, а это не сулило ничего хорошего. Подружки опрометью бросились в ближайшие кусты и застыли там, с ужасом глядя в сторону возвышавшегося над вершинами деревьев замка.

Обитель Мастера Зеркал, замок «Мертвая голова», была отлично видна сквозь заросли. Исполинское строение в виде человеческого черепа, с оскаленной пастью – воротами, словно произрастало из скалы, нависая над городком. Зеркальный завод прятался в недрах гор под замком, лишь его трубы высились по обе стороны огромного черепа, словно зубцы гигантской черной короны. Почти всегда, и днем и ночью, из них поднимались к небу столбы черного дыма.

Сейчас со стороны «Мертвой головы» по узкой горной дороге неслась черная карета, запряженная четверкой вороных. Из своего укрытия девочки не видели гербов и не могли понять, кому она принадлежит. За каретой кто-то гнался! И это напугало девочек больше всего. Они знали: когда черные маги враждуют между собой, страдают прежде всего простые жители, те, кто случайно подвернется им под руку.

Кучер черной кареты безжалостно хлестал лошадей кнутом, и те, хрипя, мчались изо всех сил. А в темном небе, на фоне трех сияющих лун, неслись хироптеры!

Они преследовали черный экипаж, рассекая воздух гигантскими перепончатыми крыльями. Три ужасных монстра летели в окружении сотни летучих мышей! От их пронзительного визга у Бьянки и Лизаветы на голове зашевелились волосы.

Все ужасно боялись хироптер! Эти мерзкие создания, способные превращаться в людей, обитали в подземных пещерах и в гигантских, сохранившихся с незапамятных времен некрополях. Часто они нападали на одиноких припозднившихся путников. По слухам, эти твари, преданно служившие Даме Теней, питались кровью и сырым мясом. И лучше было не попадаться им на глаза!

Вдруг одна из хироптер ринулась вниз, и ее когти вонзились в плечи кучера. Тот истошно завопил и выронил кнут, а чудовище взмыло в воздух, унося кучера с собой. Неуправляемая карета продолжала нестись, подскакивая на ухабах, перепуганные кони мчались во весь опор. Бьянка даже на расстоянии отчетливо ощущала их страх. Тем временем хироптера с кучером в лапах поднялась высоко в небо и вдруг выпустила из когтей свою добычу. С громким криком кучер камнем полетел в бездонную пропасть, а крылатый монстр снова устремился за каретой, присоединившись к своим собратьям.

Карета уже съехала с горной дороги и неслась теперь под раскидистыми ветвями деревьев. Неожиданно дверь экипажа распахнулась, и девочки увидели темную фигуру в длинном развевающемся плаще. На груди неизвестного ярким пламенем полыхал большой причудливый медальон, лицо скрывал широкий капюшон. Вскинув руку человек что-то хрипло выкрикнул. В следующую секунду в темноте зигзагом сверкнула красная молния и пронзила хироптеру убившую кучера. Монстр вспыхнул, словно гигантский факел, и с жутким ревом рухнул в лесные заросли. Но его собратья, не обратив на это внимания, продолжили преследование.

Стая летучих мышей настигла карету и темной тучей обрушилась на лошадей. Животные словно обезумели, с диким ржанием они рвались в ремнях и поводьях, вставая на дыбы. Бьянке передался уже не страх, а настоящий ужас несчастных животных перед этими тварями. Но что она могла сделать?

Странно, но девочка почему-то совсем не чувствовала летучих мышей, ни одного создания в этой стае. Все они как будто составляли единое целое, один изощренный разум, подчиняющийся могучей темной воле.

Тем временем хироптеры, набросившись на коней, добились своего – карета резко вильнула на лесной дороге и с громким треском опрокинулась. Две хироптеры плавно опустились на землю и приняли облик худощавых мужчин в черном. Они кинулись к опрокинутому экипажу.

Неизвестный в плаще выбрался из кареты и тут же метнул в преследователей еще одну молнию. Оборотень, что бежал первым, пронзительно завизжал и мгновенно превратился в живой факел. Беглец вскочил на ноги и, путаясь в полах своего плаща, бросился в лес. Весь этот кошмар происходил в двадцати шагах от затаившихся и перепуганных до смерти Бьянки и Лизаветы.

В этот момент стая летучих мышей устремилась вниз и растворилась в клубах черного дыма, образовав высокий расплывчатый столб, который своими очертаниями все больше и больше становился похож на человеческую фигуру Женскую фигуру У нее на груди красным огнем полыхал крупный кристалл, похожий на медальон человека в плаще.