Евгений Гаглоев

Аграфена и пророчество мятежной колдуньи

© Евгений Гаглоев, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014

* * *

Глава первая,

где Амалия получает новое тело

Верховный совет Ордена Эсселитов размещался в огромном старинном замке на самой высокой горе среди неприступных игурейских скал. Несколько веков назад его возвели на этом месте из каменных черных глыб – по слухам, обломков тех самых метеоритов, рухнувших на землю после столкновения двух лун и навсегда изменивших этот мир. В народе его называли Черным замком. Вытянутые вверх башни и узкие шпили, на которых развевались знамена королевского дома Игуреи, почти сливались с каменистыми склонами гор. Невозможно было понять, где заканчиваются скалы и начинаются стены замка. Казалось, он словно произрастал из самых недр могучих вершин. Его величественный и вместе с тем мрачный вид вселял в сердца простых людей необъяснимый страх, так что они старались не приближаться к нему без необходимости.

Все королевство Игурея было раскинуто на гористой местности. Города и деревни, особняки и замки вельмож, даже скотоводческие фермы, располагались прямо на крутых каменных склонах. Между самыми высокими скалами с незапамятных времен тянулись длинные подвесные мосты, соединяя вершины, словно нити паутины. Благодаря им местные жители передвигались по стране – перегоняли скот, ездили друг к другу в гости, перевозили провизию и товары для рыночной торговли. Этими мостами пользовались в основном крестьяне королевства. Более зажиточные игурейцы могли себе позволить путешествия на дельтапланах, воздушных шарах или даже на собственных дирижаблях.

Замок совета Эсселитов когда-то принадлежал отцу миледи Лионеллы, последнему падишаху династии Меруан. Этот правитель слыл злобным и вероломным захватчиком, стремившимся завоевать все больше соседних земель, чтобы расширить границы своего горного королевства. Его жестокость и алчность в конечном итоге привели к тому, что сам падишах пал на поле боя, а его дочери пришлось выйти замуж за наследника короля Ипполита и покинуть родной край, переехав в Столицу.

Теперь в Черном замке жили старейшины Ордена – тринадцать наиболее могущественных и уважаемых магов, избранных в Верховный совет, а также члены их семей и многочисленная прислуга. Все основное время они совершенствовались в своих способностях, создавали новые заклинания и проводили различные магические ритуалы, тем самым сохраняя и приумножая накопленные знания. Старейшины были способны превратить воду в лед, даже в самую жаркую погоду, умели одним заклинанием разрушать дома и выжигать целые лесные массивы. Одной из колдуний удалось создать страшное заклятье, которое превращало любое живое существо в камень!

Замок также служил местом, где проводились наиболее важные собрания членов Ордена. В такие времена для обсуждения различных вопросов сюда съезжались самые влиятельные Эсселиты со всей империи.

Сегодняшнее заседание требовало присутствия лишь тринадцати старейшин. Его созвали по просьбе Лионеллы, которая в свою очередь немедленно вылетела в Игурею из Столицы. Подробностей Верховному совету не сообщили, но было ясно, что дело весьма важное, раз сама глава Ордена не смогла справиться с ним в одиночку. В кои-то веки миледи нуждалась в поддержке самых сильных и сведущих в магии Эсселитов!

Старейшины собрались в огромном круглом зале, с выложенным черным мрамором полом, где когда-то располагались личные покои падишаха Меруана. Слуги затаились в соседней комнате, готовые явиться по первому зову своих хозяев. Тринадцать резных черных кресел стояли по кругу, лицом друг к другу. Члены Ордена, восемь мужчин и пять женщин весьма преклонного возраста, тихо переговариваясь, ожидали прибытия миледи.

В центре зала, под высоким сводчатым потолком, на толстых цепях висел огромный магический шар из блестящего металла. Он тихо потрескивал от пробегавших по нему электрических разрядов и слегка раскачивался в воздухе. Из клапанов, вмонтированных в его зеркальную поверхность, периодически вырывались шипящие струи пара. От сферы во все стороны тянулись прозрачные трубки и электрические провода. С помощью таких приспособлений Эсселиты проводили свои обряды, выслеживали противников и могли общаться друг с другом даже на очень больших расстояниях. Несколько таких шаров имелось в самых крупных городах империи, а мощнейший из всех хранился во дворце императора Велдора в личных покоях миледи Лионеллы.

Высокочтимая гостья прибыла ровно в назначенное время. Ее рунный посох опустился на широкий балкон замка, расположенный прямо над бездонной пропастью. Миледи легко спрыгнула с него на резные каменные плиты, оправила на себе пышно расшитую золотом накидку и величественно вошла в зал заседаний.

Старейшины склонили перед ней седые головы в знак приветствия. Лионелла едва кивнула в ответ. Она всегда относилась к Верховному совету с некоторым пренебрежением, считая его сборищем никчемных старикашек. Однако уважение к членам Ордена являлось давней традицией Эсселитов, так что ей поневоле приходилось считаться с их мнением.

Она сделала несколько шагов к центру зала, остановившись под магическим шаром.

– По вашей просьбе здесь собрались все члены совета, миледи Лионелла, – прошамкал беззубым ртом председатель совета Мануэль, высокий тощий старик с иссохшей темной кожей. Его большие навыкате глаза и впалые щеки особенно выделялись на костлявом лице. – Вы хотели с нами что-то обсудить?

– Верно! – твердо произнесла она. – И дело не терпит отлагательств!

– Мы готовы выслушать вас, – слегка поклонившись, произнес председатель.

– Кто-нибудь из вас, господа, был знаком с Амалией Кэррит Эсселит? – спросила миледи.

Старейшины быстро переглянулись между собой и приглушенно зашушукались.

– А почему вы интересуетесь этой женщиной? – недоуменно поинтересовался Мануэль. – Она ведь умерла не меньше пятидесяти лет назад.

– Так вы ее знали? – настойчиво повторила свой вопрос Лионелла.

– Конечно! – кивнул старик. – Она ведь состояла в нашем совете!

– Что вы можете о ней сказать?

Председатель хрипло прокашлялся.

– О, это была очень злобная и беспринципная женщина! Хитрая, изворотливая. Она натворила немало страшных дел. Причем все знали, что это ее проделки, но никто не мог ничего доказать. Амалия хорошо умела заметать следы.

– Хм, – прищурилась Лионелла. – Беспринципная, хитрая и изворотливая? Именно такая мне и нужна!

– А в чем, собственно, дело? – сделав шаг вперед, спросила одна из присутствующих женщин, которую называли Хранительницей Легенд. Небольшого роста, щупленькая и вся трясущаяся от старости, она обладала мощным магическим потенциалом и наизусть помнила все истории Ордена и заклинания, когда-либо созданные Эсселитами.

– Я прошу вашей помощи, – сказала Лионелла. – Мне нужно вернуть Амалию!

В зале мгновенно воцарилась тишина. Затем все старейшины одновременно встревоженно загалдели.

– Речь идет о воскрешении? – потрясенно уточнил Мануэль.

– Именно, – кивнула миледи.

– Но для чего?!

– Амалия нужна мне для особого задания.

– А с этим не справится кто-то из… более живых? – с надеждой в голосе поинтересовалась Хранительница Легенд.

– Только она! Амалия сможет отыскать этих детей!

– Детей? – не понял Мануэль.

– Вы ведь слышали о пророчестве? – спросила Лионелла.

– Мы слышали о стольких! – Председатель совета закатил глаза к потолку. – Уточните, о каком именно идет речь, миледи.

Лионелла гневно фыркнула.

– О девчонке, неподвластной магии Эсселитов, которая сможет уничтожить власть нынешнего императора!

– Ах, об этом! Конечно! – сказал Мануэль. – Оно принадлежит колдунье, которую вы приказали казнить несколько лет назад! В те времена, когда Эсселиты не обладали такой властью и предпочитали не афишировать свои способности!

Голос старика просто сочился ядом.

– Многие из наших собратьев по Ордену до сих пор не простили вам этого! – язвительно добавила Хранительница Легенд.

– А что мне оставалось делать? – хмуро спросила Лионелла. – Не разбив яиц, омлет не приготовишь! Действительно, я скрывала свою силу и засудила нескольких Эсселитов. Но они сами виноваты! Не стоило им нарушать законы людей, а потом еще и попадаться на этом! Я приказала казнить несколько таких дураков. Зато потом, когда мы в открытую заявили о себе, я отправила в каменоломни всех судей, которые подписывали приказы о казнях!

– Но вы могли спасти своих собратьев! – раздраженно отметила одна из женщин. – Отчасти из-за этого в наших рядах и произошел раскол. Часть Эсселитов поддерживает власть нынешнего монарха, а часть переметнулась на сторону его противников, этих повстанцев, скрывающихся в землях берберийских кочевников!

– Все бунты будут жестоко подавлены, а виновные казнены! – жестко пообещала Лионелла. – Велдор, конечно, звезд с неба не хватает. Он любит вкусно поесть да красиво одеться, и дела государства его мало волнуют. Но он очень удобен для нашего Ордена. Если бы не его политика, Эсселиты никогда не получили бы всеобщее признание и власть. Поэтому мы и должны всеми силами способствовать его правлению. Для этого мне нужна Амалия. Нужно остановить девчонку, способную лишить нас всего!

– Но как с этим связана Кэррит? – не унимался Мануэль.

Лионелла усмехнулась.

– Вышло так, что девчонка из-за своей жадности при побеге захватила золото, много лет пролежавшее в подземельях Амалии. Ведьма охраняла сокровища почти полвека, и у нее с ним установилась настоящая колдовская связь! Как вы знаете, потревоженный дух не успокоится, если вдруг исчезнет то, что когда-то принадлежало ему при жизни. Амалия сможет обнаружить свое сокровище в любой части страны. А найдет золото, отыщет и девчонку!

– План хорош, – согласилась Хранительница Легенд. – Призраки, охраняющие старые клады, на самом деле неразрывно связаны с сокровищами. Но оживление мертвых колдунов?! Это такой риск! К тому же всегда требует стольких усилий!

– Поэтому я и пришла к вам! Одной мне не справиться!

– Но… – замялся Мануэль. – Это может плохо сказаться на нашем самочувствии! Мы ведь уже далеко не так молоды, как вы!

– Да плевать мне на ваше самочувствие! – взорвалась вдруг Лионелла. – Боитесь окочуриться во время обряда?

– Есть такое опасение! – спокойно произнес один из старейшин.

– Делов-то! Вернем вас вслед за Амалией!

Лионелла гневно топнула ногой.

– И вообще! Я – глава Ордена Эсселитов! – воскликнула она. – И я приказываю вам сделать это! Вы не можете не подчиниться моей воле!

Старейшины все еще медлили с ответом. А Лионелла уже окончательно вышла из себя.

– Все еще не понятно?! Я не требую вашего позволения! Мне нужна помощь! Или вы мне помогаете, или я распущу ваш идиотский совет! Править Орденом я смогу и самостоятельно, мне хватит сил и умения! А кому будете нужны вы в вашем-то возрасте?! Без меня вы – всего лишь сборище полоумных стариков!

В зале снова воцарилась мертвая тишина. Старейшины не сводили глаз с темной госпожи. Кто-то смотрел с откровенным страхом, кто-то с неприкрытой ненавистью. Но никто из них не решался произнести хоть слово.

– Так как, вы согласны? – уже спокойнее спросила миледи.

– Согласны, – тяжело вздохнув, ответил за всех Мануэль. – Вы просто не оставляете нам другого выбора!

– Отлично! – обрадовалась Лионелла.

Она приподняла подол своего пышного облачения, приблизилась к Мануэлю и остановилась у его кресла.

– Раз возражений нет, начинайте!

Мануэль повернулся лицом ко входу в зал и хлопнул в ладоши.

– Доставить сюда гомункулуса! – громко приказал он.

Двери тут же распахнулись. Вбежал невысокий толстый человечек в черном облачении, один из прислужников замка. Его звали Руван. Он руководил слугами, дежурившими в соседнем помещении.

– На это потребуется несколько минут, сир, – опустив голову, пробормотал Руван. – Сейчас мы поднимем из подземелья одного из них!

– Выбери кого-нибудь поизящнее! – приказала ему Лионелла. – Это ведь будет женщина!

Толстяк развернулся и так же быстро выбежал из зала.

Гомункулусы – стальные основы для возрожденных Эсселитов – использовались крайне редко, последнее оживление мертвого колдуна производилось не меньше полувека назад. Их хранили на специальных железных подставках на колесиках глубоко в подземельях Черного замка.

Руван и другие прислужники старейшин быстро спустились в подвал и подобрали подходящего гомункулуса. Они смахнули с него пыль, подняли наверх с помощью гидравлического подъемника и покатили в зал заседаний.

Тем временем Лионелла вскинула свой посох к потолку и выкрикнула заклинание.

Магический шар под сводом содрогнулся и запыхтел громче.

В ту же секунду пол под сферой пришел в движение. Большой круг в центре помещения гулко затрещал, рисунок пошел трещинами и стал медленно расходиться в разные стороны, обнажая под собой пустоту. Послышалось шипение и треск. Еще через мгновение из, казалось, бездонной пустоты вверх взметнулся огненный столб. Прямо под замком в недрах игурейских скал дремал настоящий вулкан. Его мощь сдерживалась сильными колдовскими заклятиями, а кипящая лава использовалась при проведении различных магических ритуалов.

Шар, медленно вращаясь, начал опускаться вниз.

С громким скрежетом заработали скрытые в стенах замка механизмы, приходя в движение, цепи натянулись. Шар завис над булькающей лавой и постепенно начал нагреваться.

В этот момент двери зала вновь распахнулись. Несколько прислужников вкатили в помещение высокую железную стойку на колесиках. В ней, словно марионетка, подвешенная на веревочках в деревянной рамке, висел на тонких цепочках гомункулус – металлический скелет, напоминающий человеческий. Длинные тонкие руки и ноги, стальная грудная клетка, блестящий хромированный череп. Бездушный металл одним своим видом вводил в состояние оцепенения. От осознания того, что сейчас должно произойти, у некоторых из старейшин пробежал по спине холодок.

Лионелла снова взмахнула своим посохом.

Повинуясь ее воле, верхняя часть железного шара раскрылась, словно бутон цветка. Внутри кипела густая жидкость янтарно-зеленого цвета. Как и лава в кратере вулкана, она волновалась и булькала, во все стороны летели раскаленные брызги. Прислужники подкатили стойку к провалу в полу, вытащили из нее скелет и аккуратно опустили его внутрь шара.

Сфера шумно захлопнулась, скрыв бурлящую жидкость и погруженного в нее гомункулуса. Старейшины одновременно поднялись с кресел и двинулись к раскаленному шару, держа в руках свои рунные посохи. Каждый встал на определенное место, обозначенное на мраморном полу замысловатым символом, выстроившись в ровный круг вокруг котлована. Они соединили концы посохов, образовав замкнутое кольцо, по которому тотчас пробежала красная молния.