Евгений Гаглоев

Пардус

Пробудившие мрак

© Евгений Гаглоев, 2017

© ООО «РОСМЭН», 2017

* * *

Глава первая

Это единственный способ!

На улицах Санкт-Эринбурга медленно сгущались сумерки. Зажглись фонари, движение транспорта стало не таким оживленным, как в дневные часы. Татьяна сидела на широком подоконнике в офисе команды «Перевертыши», наблюдая за редкими пешеходами далеко внизу. У нее все никак не шли из головы недавние слова Таисии о том, что в Департаменте безопасности работает тайный наблюдатель Летиции, главы «Белого Ковена», который следит за всем происходящим и докладывает о каждом шаге «Перевертышей». Татьяна повернула голову и глянула сквозь прозрачную пластиковую перегородку, за которой сновали по коридору сотрудники Департамента. Кто из них мог оказаться двойным агентом?

Татьяна задумалась, хмуря изящные брови. Если рассуждать логически… О том, что они с Антоном Василевским не так давно посетили салон мадам Феофании – девушка до сих пор не могла вспоминать об этом без содрогания, – знали лишь Эмма и Панкрат. Только с ними ребята поделились своими впечатлениями о внезапной стычке с Персефоной и Гектором Сэнтери, а также об ужасном голосе мертвой графини, вселившейся в тело Феофании. Но Татьяна доверяла Панкрату и Эмме как никому другому. Конечно, следователи докладывали обо всем своей непосредственной начальнице Эмилии Гордуновской, но вряд ли та станет работать на Летицию. Не того полета птица.

Больше у Татьяны не имелось подозреваемых. Хотя… Что, если кто-то подслушал, как они с Василевским рассказывали Панкрату и Эмме о случившемся в салоне? Таня тут же позвонила Антону и попросила его зайти. Василевский появился в офисе пару минут спустя.

– Ты ведь чувствуешь металл? – с ходу спросила у него Татьяна.

– Могу, если сосредоточусь, – кивнул Антон. – А что такое?

Девушка встала посреди кабинета, взяла в руки свою сумочку и замерла.

– Просканируй меня прямо сейчас, – попросила она.

– На предмет чего?

– Ищи что-то маленькое и электронное.

Антон удивленно на нее посмотрел:

– Типа мобильного телефона?

– Типа жучка, – терпеливо пояснила девушка. – Мне кажется, кто-то подбросил мне подслушивающее устройство.

– Ого! – округлил глаза Антон. – Думаешь, кто-то из наших коллег держит камень за пазухой?

– Целую груду кирпичей, – слабо улыбнулась Татьяна.

– Ну-ка не шевелись.

Парень, прищурившись, повел пристальный взгляд от ее ног к голове. Тане стало неуютно – и правда, будто сканер скользил.

– Пряжки на туфлях, – проговорил Антон.

Татьяна с готовностью скинула туфли и отбросила их к стене.

– Пряжка на ремне, – произнес он.

Девушка вытащила ремешок из брюк и положила его на письменный стол.

– Застежки на сумочке, – продолжал перечислять Антон.

Сумка легла на стол вслед за ремнем. Василевский продолжал ее сканировать.

– Украшений ты не носишь, – констатировал он. – Телефон, плеер?

– Все осталось в сумке, – сказала Татьяна.

– А я ведь что-то чувствую! – вдруг признался Антон. – Небольшие электромагнитные колебания… – Он смущенно прокашлялся. – В верхней части туловища.

Татьяна сунула руку во внутренний карман пиджака и вытащила полицейское удостоверение.

– Больше у меня ничего нет, – недоуменно произнесла она.

Антон взял ее удостоверение и помахал им у себя перед носом.

– Это точно здесь! – тихо сказал он. Раскрыл «корочки», покрутил их в руках, затем вытянул пластиковую карту удостоверения. Под ней оказалось нечто маленькое и блестящее, формой напоминающее таблетку. – Вот, – произнес Василевский, – это я и чувствовал!

Татьяна аккуратно взяла у него из пальцев «таблетку» и внимательно ее осмотрела. Антон вытащил из кармана свое удостоверение и поднес его к виску.

– У себя я ничего подобного не ощущаю, – сказал он. – Откуда у тебя эта вещица?

– Вот и я хотела бы знать, – призналась Татьяна.

Она подошла к кулеру с питьевой водой, наполнила стаканчик и бросила в него подслушивающее устройство.

– Думаешь, это поможет?

– Не уверена, – призналась девушка. – Выброшу его потом на улице. Хотела бы я знать, кто подсунул мне этот микрофон. Этот кто-то и работает на «Белый Ковен».

– И кто это может быть? У тебя есть догадки?

– Да кто угодно! Любой из тех, кто заходит сюда в течение дня. Но я сама виновата: часто бросаю сумку на столе, когда отлучаюсь из кабинета. Впредь буду осторожнее.

* * *

К девяти часам вечера на улице окончательно стемнело. Гордей Лестратов остановил свою машину неподалеку от отеля «Тауэр Палас», чтобы Никита получше рассмотрел здание и прикинул, куда именно ему лезть, чтобы исполнить приказ адвоката Бажина. При виде отеля Легостаев аж присвистнул от удивления.

Никита никогда не обращал особого внимания на это здание, просто проходил мимо. Сейчас же он увидел отель совершенно другими глазами, и у него буквально захватило дух. Перед ним высилось величественное строение в несколько десятков этажей. Крыша главной башни терялась где-то в темном небе. Гигантский вестибюль был ярко освещен многочисленными светильниками, за стеклянными стенами толпилось огромное количество народа. Люди входили и выходили, кто-то оформлялся в номера, кто выезжал, портье носились с сумками и чемоданами гостей, швейцары то и дело услужливо распахивали двери.

На нижних этажах комплекса располагались магазины, рестораны, даже небольшой кинотеатр. Выше шли номера постояльцев. Президентский люкс размещался на самом последнем этаже. Об этом Никите только что поведал Гордей, который с интересом просматривал официальный сайт «Тауэр Палас».

– И как же я туда полезу? – недоуменно проговорил Легостаев.

Перед тем как прибыть сюда, они заехали к нему домой. Никита облачился в любимую кожаную куртку с капюшоном, но без рукавов, черные джинсы и крепкие ботинки. На руки надел кожаные перчатки с обрезанными кончиками пальцев. В них он мог выпускать когти, но не оставил бы отпечатков. Флакон с кислотой лежал в кармане куртки.

– У меня есть некоторые мысли на этот счет, – усмехнулся Гордей, отключая планшет. – Пойдем!

Они вышли из машины. Гордей открыл багажник и извлек из него длинную спортивную сумку. Видимо, она была очень тяжелой, потому что, взвалив ее на плечо, Гордей слегка покачнулся.

– Что там у тебя? – заинтересованно спросил Никита.

– Гарпунное ружье и альпинистское снаряжение.

– Что?! – побледнел парень.

– Ты не войдешь в отель просто так – охрана отлично вымуштрована. Вскарабкаться на такую высоту не сумеешь. Но ты можешь перебраться на его крышу с соседнего здания, – ответил Гордей.

И он кивком указал на башню, возвышавшуюся через дорогу от отеля. Небоскреб, в котором располагались офисы различных фирм, был снизу доверху выложен зеркальными панелями и на несколько этажей превышал «Тауэр Палас». Здания стояли примерно в десяти метрах друг от друга, их разделяла проезжая полоса и широкая автостоянка.

– Подбирай челюсть и двигай за мной, – кинул опешившему Никите Гордей. – Все не так страшно, как кажется.

И он зашагал к соседнему зданию.

– А ведь ты уже делал это раньше! – догадался Никита, следуя за другом. – Уж больно спокойно себя ведешь!

Гордей лишь хитро улыбнулся.

– Тоже мне учитель истории! – подколол его Легостаев. – Примерные учителя так не поступают!

Добравшись до стеклянных дверей комплекса, друзья незаметно заглянули в ярко освещенный вестибюль. У входа в лифт стояла небольшая конторка из прозрачного пластика, за которой сидел охранник. Гордей обернулся назад, окинул взглядом стоянку напротив здания. Там было припарковано с десяток автомобилей.

– Попрыгай по крышам, – сказал вдруг Гордей.

– Что? – не понял Никита.

– Поскачи по машинам, чтобы сработала сигнализация, – пояснил Лестратов.

Никита понимающе кивнул и улыбнулся. Об этом его не нужно было просить дважды. Он, пригнувшись, добежал до стоянки, запрыгнул на ближайший автомобиль. Машина покачнулась, и тут же истошно запиликала сигнализация. Никита с легкостью перепрыгнул с нее на соседний автомобиль, затем на третий, и так по кругу.

Вскоре над стоянкой гремел целый разноголосый хор сигнализаций. Никита спрыгнул с последней машины и опрометью бросился обратно к Гордею. Оба замерли за колонной.

Долго ждать не пришлось. Привлеченный шумом охранник выбежал на улицу и помчался на стоянку. Лестратов незаметно выступил из укрытия и ловко придержал дверь за его спиной. Затем Никита и Гордей бесшумными тенями проскользнули в вестибюль здания, беспрепятственно прошли к лифту и поднялись на верхний этаж небоскреба. Дверь, ведущая на крышу, была заперта. Никита выхватил из кармана бутылку с кислотой и капнул на замочную скважину. Послышалось громкое шипение, кислота на глазах разъедала металл.

Выждав немного, Никита с силой ударил в дверь ногой. Та распахнулась.

– А ты быстро учишься, – заметил Гордей. – В школе бы так.

Никита в ответ скорчил рожу.

Стоило им выйти на кровлю, как сильный порыв ветра едва не сбил их с ног. Незаметный внизу, здесь он пронизывал насквозь и норовил опрокинуть навзничь. Друзья осторожно подобрались к краю крыши, и Никита глянул вниз. Он никогда еще не бывал на такой высоте, даже когда прыгал по башням «Экстрополиса»! Город внизу переливался неоновыми огнями. Машины, мчащиеся по улицам, казались крошечными. Людей вовсе невозможно было разглядеть.

А «Тауэр Палас» располагался все же на порядочном расстоянии. Никита видел крышу отеля как на ладони: спутниковые тарелки, трубы воздуховодов и вентиляции, крыши лифтовых шахт.

Гордей расстегнул сумку и извлек из нее длинное тяжелое ружье темного металла. Следом показался гарпун с острым наконечником. Лестратов вставил его в дуло ружья, затем вытащил из сумки моток прочной толстой веревки и привязал ее конец к гарпуну, а сам моток бросил на кровлю.

– Надеюсь, длины хватит, – сказал Гордей.

Никита молча наблюдал за его приготовлениями.

– Нехорошее у меня предчувствие, – признался он, когда друг и учитель, взвалив ружье на плечо, словно базуку, прицелился и нажал на спусковой крючок.

– Расслабься. Как ты уже заметил, я этим занимаюсь не в первый раз!

Раздался громкий хлопок. Гарпун устремился в сторону и вниз, к крыше отеля. Веревка быстро разматывалась за ним следом. Гарпун с размаху вонзился в бетонный парапет крыши отеля и намертво в нем застрял.

Веревки хватило с лихвой. Гордей распутал ее свободный конец, подергал, чтобы удостовериться в прочности крепления, затем осмотрелся по сторонам. Заметив неподалеку массивную колонну, подошел к ней и крепко обмотал. Теперь между двумя крышами была туго натянута прочная капроновая веревка.

– Теперь до тебя дошел мой замысел? – спросил Гордей.

– Дошел, – настороженно кивнул Никита. – И что-то мне не по себе.

– Это единственный способ незаметно оказаться на верхнем этаже отеля.

Гордей вытащил из сумки специальный альпинистский пояс и застегнул его у парня на талии. Затем продел лямки пояса у него под мышками и застегнул защелки на спине. В передней части пояса висел специальный железный крюк – карабин.

Лестратов подвел Никиту к натянутому канату и пристегнул его карабином:

– Теперь не сорвешься, даже если сильно захочешь.

– Единственное, чего я сейчас хочу, это оказаться дома в своей постели, – буркнул Никита.

Но делать было нечего. Парень взобрался на бетонный парапет. Ветер дул с такой силой, что он с трудом удерживал равновесие. Никита поежился и натянул на голову капюшон куртки.

– Готов? – спросил Гордей.

Никита закрыл глаза и сосредоточился: на лице выступила короткая черная шерсть, мехом покрылась шея, плечи и голые бицепсы. Когда он открыл глаза, они были желтыми, кошачьими.

– Теперь готов, – улыбнулся Никита, оскалив клыки.

– Маскировка – это очень хорошо, – кивнул Гордей.

Никита вцепился когтями в парапет, свесился с крыши и разжал руки. Он плавно заскользил вниз по наклонному канату, стараясь не смотреть на разверзшуюся под ним пропасть. Кровля отеля быстро приближалась. Ветер основательно раскачивал канат, но парень ни на секунду не замедлял движения. Скользить вниз было просто. Гораздо сложнее будет взбираться обратно, когда он добудет изумруд.

Наконец Никита достиг «Тауэр Паласа» и мягко приземлился на крышу. Затем отцепил карабин и оглянулся на Гордея. Тот издали обнадеживающе показал ему большой палец. Легостаев кивнул.

Он подошел к краю крыши и заглянул за нее: прямо под ним располагался широкий балкон президентского номера. Никита перекинул ноги через парапет, вцепился когтями в шершавую стену и осторожно сполз вниз. Спрыгнул на балкон, опустился на корточки и замер, прижавшись к каменному полу.

В президентском люксе свет не горел. Широкие окна были закрыты плотными шторами. Высокие двустворчатые стеклянные двери, ведущие на балкон, тоже были зашторены изнутри. Юный оборотень подошел к дверям и подергал ручку. Заперты. Он вытащил флакон с кислотой и налил немного в замочную скважину. Через пару минут механизм замка растекся темной дымящейся лужицей. Парень толкнул двери и вошел в номер.

Он всегда представлял номера в гостиницах небольшими, уютными комнатами. Однако президентский люкс оказался гигантским помещением-студией, поделенным на разные зоны специальными перегородками. Сквозь распахнутую дверь виднелась гигантская ванна. В номере было много растений, в воздухе витал приятный свежий цветочный аромат. На одной стене висел большой телевизор, на других – картины и фотографии в черных рамках. На широкой кровати лежало несколько красивых вечерних платьев. Видимо, хозяйка номера долго выбирала наряд, а потом так и не удосужилась убрать одежду обратно в шкаф.

Неподалеку от кровати на высокой лакированной стойке Никита увидел настоящий самурайский меч. Такому, пожалуй, и учитель Канто позавидовал бы. Легостаеву захотелось дотронуться до меча, рассмотреть его поближе, но он вовремя вспомнил, что пришел сюда не за этим.

Для начала парень метнулся к входной двери, приложил к ней ухо. В коридоре стояла тишина. Тогда Никита начал осматривать картины на стенах. За одной из них должен был скрываться сейф.

На картинах были большей частью изображены пейзажи и красивые старинные замки. Никита заглянул за каждую. Сейф обнаружился за большим портретом женщины в старинном платье и высоком белом парике. Сняв тяжелую раму со стены, парень увидел небольшую стальную дверцу, утопленную в неглубокой нише. В центре дверцы поблескивало колесо кодового замка. Петли, поддерживавшие дверь сейфа, слегка выдавались вперед.