Вадим Денисов

Русский Союз

Глава 1

Типа подарок

Алексей Сотников, диггер-прагматик… и политик-романтик

И чего я сюда чуть ли не раньше всех прибежал?

Девчата из диспетчерской явно поторопились, действия служб еще не согласовали, но от греха выдернули начальника раньше времени. Зато оперативно получилось – только узнали, сразу отреагировали.

– Куда?

– Да вот, прямо за поворотом, но не направо, как обычно. Там увидите.

И слесарь убежал. Отлично дело поставлено: порск! – и нету. Ладно, идем сами, не маленькие, да и путь мне пока знаком – в разных крыльях огромного и мрачного подвала Замка давно размещены многочисленные склады служб. У меня тоже имеется личный склад. А вот здесь уже не знаю… Новое место, точно не бывал. Ну, слесарюга… Теперь вниз, как я полагаю? Точно. А ступенек-то много. Я же вроде заходил сюда еще в первые судорожные дни? Или это в другом крыле было? Не помню уже, череда событий съела не самые нужные и важные воспоминания.

Снизу раздавались громкие голоса. Есть там народ, шевелится.

– А Дугин, Дугин где?

– Он еще ниже. Ты инструмент принес?

– Какой? – тупым таким голосом.

– Генос, ты тупой? Кем работаешь? Такой! Дуй в бытовку, хватай синий чемодан! Голову снимут на хрен, тут все на взводе!

Мимо меня наверх молнией пронесся еще один слесарь – тот самый «тупой Генос», лишь теплый ветерок запахом лука мазнул по лицу. Прямо с обеда бедолагу сняли – откуда сообразительности взяться. Второй ломанулся по лестнице вниз, меня, между прочим, тоже не заметив. А чего замечать командира, хожу тут, как тень отца Гамлета, хрен кто внимание обратит, пока Шекспир не скажет.

– Фонарь держи правильно! – донеслось снизу среди гула голосов.

– Да держу я! – и матом.

Кстати, мой надо бы поменять, какой-то он немодный, тяжелый и светит плоховато. Все давно с LED-ами бегают. Шагал я осторожно: ступени старые, темно, а туфли на мне новые, лаковые, жалко будет, если изгваздаю. Одиннадцать, двенадцать… Ну да, все пролеты по двенадцать ступеней, понятно, как же без вас, Уважаемые Смотрящие!

Как же вы уже достали своей одинаковостью в счете. Без вас тут ничего не сладится…

Дальше мне спускаться не пришлось, некуда было: в узком проходе подземного хода толпилось человек восемь, не меньше. Хорошо, что сбоку имеется широкая ниша. Пустая? Не вижу отсюда. Ого, а не ошиблись диспетчера! Да тут тоже наше хозяйство, оказывается! Сбоку от меня на каменной кладке подземелья белела прямоугольная надпись на табличке со стрелочкой, пристрелянной дюбелями: «Генераторная № 2». Как много я не знаю про свой Замок. Нет, генераторную номер один я отлично помню, сам агрегат принимал на запуске. А тут? Это где турбина стоит, что ли?

Точного количества суетящихся подсчитать пока было невозможно, люди постоянно двигались, вынося и передавая по цепочке выбитые и вынутые из кладки каменные блоки. Похоже, какую-то стенку разобрали. В той самой нише, размером примерно четыре на пять метров, уже громоздился приличных размеров штабель хорошего крепкого камня. Складывают аккуратно: такой всегда пригодится, каменоломни у нас нет. Камень из тела Замка ценен вдвойне, Ковтонюк собирается реставрировать зубцы стен крепости, вот ему такое и пригодится – аутентично будет. И прочно.

И что это за стена была такая ненужная, а?

Ладно, сцена «Входит Дракон».

– Так, дети подземелья, а где у нас тут место для курения?

Люди вздрогнули, обернулись, губы зашевелились в «здрасте».

А глаза-то у всех бешеные, азартные, шальные! Услышав голос предводителя, работники механослужбы начали выходить из подсвеченного аккумуляторными фонарями тоннеля и прижиматься к стенам, оставляя руководству достаточный проход.

– Командор, ты… Так это. Нет проблем, можно прям здесь курить, – быстро разрешил Дугин. – Вентилируется отлично. Сам смотри.

Все синхронно подняли головы и посмотрели наверх, где в зарешеченное отверстие лениво втягивалась пылевая взвесь.

Я же смотрел только вперед. Темная арка в боковой стене – вот из-за этого все и завертелось. Слишком темная, страшноватая… Словно из шизоидных некрофильских книжек категории модного чтения былой планеты. Уже почти разобрана, по ту сторону кто-то возится, камни выталкивает. Ох, ох, что-то мне все это не нравится заранее, не люблю я сюрпризов, тем более под самой задницей… Стена-то, похоже, закрывала вход в скрытый прежде тоннель.

Где это мы сейчас находимся?

Я быстро прикинул, вспомнив свой маршрут. Ну да, входил почти под правой «речной» башней, сейчас уже точно за периметром, куда-то в сторону Звонкой ход идет.

– Ну и че там слышно, Вов? – спросил Дугин у вылезшего из арки широкоплечего камчадала Володи.

– Там где-то проточная вода шумит, но не сильно, – ответил бывший сменный мастер городской ТЭЦ Петропавловска-Камчатского, – в принципе можно смотреть.

– Ну так сейчас вместе и посмотрим, чего здесь у нас плохого обнаружилось. – Я быстро сбежал по последним ступеням, пожал руку сперва главмеху, потом и всем остальным. И тут же закурил – меня ведь тоже с обеда катапультировали. Но в столовку возвращаться не буду – наелся, так что посмолить действительно можно.

Освещения в подземелье не хватает, работают лишь ручные фонари персонала – дополнительные светильники на телескопических стойках только устанавливают. Точнее, не устанавливают: задержка.

– Инстурумента нет, Главный, ганца паслали токчто! – с запинкой сообщил мне Ринат Гареев, звеньевой бригады электриков, стоящий рядом.

– Я в курсе.

А перегарчик-то от Ринатика нормальный прет. Вот почему пьяные всегда дураки? Кто тебя толкал к начальнику с перегаром лезть? Всегда нарываются. И мне еще говорят, что татары меньше пьют… Только не наш Гареев, это уж точно. Ох и кончится сейчас мое терпение!

Сосчитав до пяти и подняв голову, я тут же наткнулся на глаза главного механика.

«Леша, только не сейчас. Ты же знаешь, как он работает. Не заменю: некем заменить».

«А травма? Сам убьется и людей угробит! И пример какой?»

«Я же здесь… Послежу. Он спец, давай после».

Вот такой обмен. Следи, следи, механик…

Я уже докурил, когда Заветный Синий Чемодан наконец-то притартали, в полутьме тихо звякнули замки, и уже через три минуты яркий свет залил помещение. Проход-пробой, под купольным сводом которого уже витала поднятая при строительных работах желтоватая пыль, смотрел на нас, как западня.

– За ним зал, квадратный или прямоугольный. Большой.

Ого! Как много я не знаю про свой… стоп, это говорил уже, повторяюсь.

– Короче, так. Готовили помещение под монтаж резервных генераторов на втором посту, – начал было объяснять Дугин, но тут же прервался, вспомнив важное: – Секунду… Ринат! Пулей дуй ко мне на склад, ключи вот держи. В пятой кладовке – в пятой! – берешь комплектный телефон полевой связи, катушки знаешь где стоят? Хорошо… Катушку забираешь. Конец – девчонкам в диспу, а сами сюда! Олега и Фаню забирай. Фаня, елки! Я про тебя говорю, слушай! И бегом назад…

Гареев обрадовался. Точно, похмелится он наверху.

– Начальник, я тама у вас куруклакупцы видиль. Можна будит их…

– Не трогай там ни хрена! Ни пальцем, понял, убью! Бегом! Но волоске висишь, гад!

– Пигим уже, пигим!

Грамотно Евгений Иванович убрал раздражителя, грамотно. Умница, чего там.

– Когда Серега с Горынычем, – главный инженер, почти успокоившись, кивнул на двух молодых людей в синих с красным комбинезонах, запыленных, давно обмятых, – засверливались под крепеж кабель-каналов, в одном месте бур ушел в пустоту. Постучали, прикинули. Что делать? Известно что, стали разбирать, и – опа… Ну и вот, короче, нашли подземный ход. Как в книжке.

В два хреновых фонаря мы начали пробовать рассмотреть незнакомое помещение, не дожидаясь, пока мужики перетащат противно скрипящие по камню треноги светильников.

– Ну че, поздравляю тебя, Женя. Ты прямо сталкер у нас, катакомбы нашел. Метро-два. Ковтонюк уже в курсе дела?

По жесту Дугина можно было легко понять, что ему сейчас не до конкурентов.

– Да не до того было, сам понимаешь. Азарт ведь, Леш… Видишь, как быстро все уже разобрали, причем ручками! Генос вон даже взрывать предлагал, умный, блямба… А инженеру и диспетчера сообщат.

– Рация, не?

– Что ты…

– Ты б за ТБ тут последил… Подземные работы, а у вас даже касок нет, – покачав головой, предъявил я для порядка. – А если на репу кто примет? Ладно…

– Газоанализатор скоро принесут научники, – не совсем в тему добавил Женя. – И огнетушители.

Напуганный Ринат с заданием управился в рекордно короткий срок. Вроде ведь только что ушел! Неужели и в диспетчерскую протянул? Недаром говорят, что выпивающий работник наиболее ценен в авралах. Масса факторов на это работает. Хрен с ним, пусть Женька разбирается, его люди.

– Пошли, че тут топтаться, – скомандовал я и, забрав у ребят Дугина один из мощных аккумуляторных фонарей, решительно поднял ногу, чтобы шагнуть в зал. Черт, лак с носка уже содрал! Нет, ну надо же! Ладно, другой обуви нет, все равно пошли.

Не вышло. Не дали мне стать первопроходцем.

– Стоять всем! – оглушительно заорали позади, и меня почти тут же буквально вырвали из тесноты прохода.

– Все назад, стоять-бояться, не мешать спецуре! – Вооруженный до зубов Гоблин был настроен очень серьезно.

Что-то промелькнуло, я вновь ощутил толчок, но уже слабый.

Р-раз! И передо мной артхаусно возник внезапный Кастет. Всплыл из ниоткуда!

– Командор, р-разворо-от! – Он с наглой решительностью руками помог мне выполнить команду. – И пять шагов вперед. О-так! Без обид, Главный, мы первые, как положено. Сталкеры ж, на.

Обстановка сразу стала военной.

– Да вы че так возбудились! – огрызнулся я. – Никого там нет.

– Это неприемлемо, – отрезал Костя. – Нет, есть – увидим… Командор, не стоит, даже не начинай. Под руки отведем. И дугинцы нам помогут.

Я оглянулся – помогут ведь, паразиты. Плюнул на пол, вытащил еще одну сигарету.

– Делайте что хотите. Смотреть буду.

И сел на корточках у стены.

Анклав невелик численностью, все и всех знают, событий мало, сплетен много.

Но сталкеры стоят отдельно. Рабочий люд не видит их работы, не представляет, какова она в реале: где-то лазят, с кем-то воюют, что-то добывают да разведывают некие «новые земли». Героические люди. Однако случись что с ними – никто из стоящих тут работяг этого не заметит: сталкеры не в коллективе, они не от мира сего. В тусовках практически не участвуют, в самодеятельности тоже, в спорте – по наличию времени. Домов своих у мужиков нет, как и хозяйств, и тут они не в круге. Одни героические легенды и слухи.

Недавно в анклаве начал работать театр.

Вы не ослышались, театр, самый настоящий, Русский драматический. Появился у нас, понимаете, новый потеряшечный человек, оказавшийся режиссером провинциального театра. Пока кадровики мучительно думали, куда бы его пристроить (зовут Феофан Арно, между прочим, причем это не псевдоним, Уксус проверял: вот куда его?), он ждать не стал, быстро набросал хозяйственный и творческий план, составил репертуар, умело выстроил схему и подвел базу. Собрали комиссию, думали недолго – создаем. Ибо зрелищ народу остро не хватает. Да и работа с массами.

Артисты все самодеятельные, как завещали нам герои фильма «Берегись автомобиля», в штатке числятся всего два человека: режиссер и ассистент. Труппу набирали быстро, но трудно, желающих оказалось неожиданно много: кто в ТЮЗе играл, кто в СТЭНе, кто в КВНе, – богат наш народ талантами. Так вот, туда и Гоблина приглашали… на специфические роли. И он реально хотел! Но работа не позволяет: планированию она никак не поддается, а системно срывать спектакли никто не позволит.

Кстати, завтра труппа уезжает на первые гастроли – в Берлин.

В арендованный КАвЗ артисты не вмещаются, пришлось им еще и бортовую выделять для реквизита. А в Берлине полный ажиотаж, граничащий с хаосом, струится атлас, на задворках мелькают бигуди, нейл-англичанка умчалась к немцам три дня назад.

Кипим.

В Замке сталкеры – мирные люди, и посмотреть особо не на что, когда изредка в столовой локтями столкнешься. Здесь же мирной публике было на что посмотреть. Оба волкодава синхронно поправили снарягу, перекинули на грудь автоматы со «стимпанками» под стволом, накинули на голову ночники, включили на оружии бортовые фонари, щелкнули по гарнитурам. Точно, внутри-то можно и на рациях… Переглянулись.

– Входим.

Миг – и они исчезли в проеме.

Мужики, робко переминаясь, напряженно слушали: что же там будет происходить?

Пока было тихо, лишь пару раз лучи фонарей скакнули по рваному краю проема. Потом сталкеры заговорили чуть громче, все услышали, как радостно захохотал Гоблин, Костя ему что-то коротко ответил. Фу, все нормально…

И тут из темноты вынесло дикий крик! Кричал Гоблин. Гоблин!

– Что это! Падла! Я без ствола, Костя! Сбоку смотри!!!

– Не вижу! Резкий он! Пистолет лови!

Что-то тяжелое упало, покатилось по земле. Я почувствовал, как холодеют руки. Адреналиновый вихрь пролетел по публике.

– Взади он! Ствол вырвал! В ножи!

В тот же момент ко мне подлетел камчадал с ломом в руке, оттолкнул назад – везет сегодня Сотникову на толчки.

Но тут все стихло. Где-то действительно журчала вода. Господи…

Потом в проходе показалась голова Сомова, страшная, дикая, белки глаз маньяческие.

– Что, бойцы, испугались? Штаны сменить не треба? – участливо спросила у народа голова и паскудно заржала.

От сучок! Градус в помещении мгновенно повысился. Мужики зареготали, забубнили. Еще немного – и примут сталкеров в дреколье.

– Идиоты! – истерично возопил Дугин. – Дети малые!

– Бить будете, папаша? – осведомился внезапный Кастет, тоже появившийся в проеме.

Главный инженер был настроен именно так.

– На лопату вас! На кайло!

Ага, напугаешь ты таких, как же. Это не Ринат.