Армен Гаспарян

Тайна личности Ленина: спаситель народа или разрушитель империи?

Посвящается Н. Б.

Предисловие

Все меньше времени остается до печального юбилея: сто лет с начала революции и Гражданской войны в России. Выучили ли мы роковой урок истории? К огромному сожалению, вынужден признать: нет. Общество все еще не желает подходить к оценке тех событий без привычных идеологических постулатов. Никак не удается начать рассуждать о событиях второй русской смуты так, как мы говорим уже много лет об эпизодах Великой Отечественной войны. Пусть нам не нравятся какие-то факты и обстоятельства, но мы признаем их частью единого целого. И без них наше знание о прошлом никогда не будет полным. Величие истории от этого не страдает, подвиг не перестает считаться подвигом, а преступление ни в коем случае не становится добродетелью. В случае же с событиями уже столетней давности эта схема категорически не работает. Прежде всего – в главном ее элементе. В отношении к Ленину.

Споры об этой серьезнейшей исторической фигуре не смолкают даже на день. И ладно бы с таким жаром дискутировали о частностях, пусть и значительных. Их хватает в биографии любого политика мирового уровня. Но в нашем случае проблема стоит более остро. Она заключается в оценке личности и роли Владимира Ильича. Взгляды многих спорщиков остаются даже более радикальными, чем сто лет назад. Одни исступленно ненавидят лидера большевиков, других трясет от простого упоминания контрреволюции. Если бы эти гражданские позиции базировались на знании истории – было бы огорчительно, но хоть не так скверно. А тут ведь правят бал многочисленные мифы! В широчайшем диапазоне: от советского агитпропа до антисоветской эмигрантской агитации. При этом каждая из противоборствующих сторон старается по мере сил переписать историю, вычеркнуть навсегда все то, что не нравится. И, стоит признать, зачастую преуспевает в этом.

Почему-то большинство оппонентов никак не хотят дать себе отчет в том, что подобный подход к истории собственной страны если к чему-то и приведет – то исключительно к дальнейшему существованию в интеллектуальном тумане. Вам может не нравиться прошлое России. И в том числе конкретно личность Ленина. Имеете на то полное право! Но это не дает вам возможности переиграть события столетней давности. Вы так и будете бесконечно критиковать лидера большевиков – только конечный результат от этого не изменится ни на йоту.

Мне представляется чрезвычайно важным знать и, самое главное, понимать ключевые этапы карьеры Ленина. От зарождения Российской социал-демократической рабочей партии до создания Союза Советских Социалистических Республик. Это была страшная эпоха в жизни нашей страны. Да, в ней присутствовал элемент романтики, но исключительно в поздних советских мифах. А на деле – слом привычной государственности и построение принципиально новой. Кровавая Гражданская война. За всем этим – Ленин и его партия.

Большинство очевидцев склонялись к мнению, что Октябрьская революция стала одним из величайших событий в истории человечества. Невероятно тяжелое и судьбоносное время – подобными оценками переполнены многочисленные воспоминания о тех годах. И в каждом из этих свидетельств эпохи будет фигурировать Ленин. Как в резко отрицательном, так и в исключительно положительном смысле. Но как бы то ни было, современники признавали: это был незаурядный человек. Можно даже сказать – великий. Так, может быть, и нам, потомкам, стоит начать относиться к нему именно так? Избавиться от радикализма в рассуждениях, уйти от бесконечной шлифовки исторических реалий к спокойному и, главное, взвешенному подходу к собственному прошлому.

Эпоха Ленина была чудовищно сложной. Даже если взять только те годы, которые он был у власти, – иной стране хватило бы на век. Жестокий слом основ общества, классовая борьба, сотни тысяч жертв военного коммунизма, новые политические реалии и экономическая политика. «Нравственно все, что полезно революции», – символ страшного русского лихолетья. Во всем этом можно находить поводы для гордости или негодования. Но в любом случае революционное время заслуживает не только уважения, но и нашего пристального внимания – как часть очень непростого прошлого нашей страны.

Бывают ли в революции победители? Одна сторона может взять верх, но кто оценит жертвы? Не какие-то абстрактные, где-то там, далеко, за морями и океанами, а миллионы бесценных человеческих жизней в родной стране? Наши с вами прадеды, поддержавшие Ленина или выступившие против него, оказались по разные стороны фронтов Гражданской войны. В своей жизни они больше увлекались красивыми и во многом правильными лозунгами, чем реальной политикой. Но это не должно останавливать нас в попытке проанализировать ту эпоху.

Понимаем ли мы, что такое партия большевиков и почему эта история до сих пор вызывает такие ожесточенные споры? Нам стоит разобраться в логике принимаемых Лениным решений: как формировалась принципиально новая для России партия, из каких составных частей складывалась ее идеология, для чего потребовался красный террор и зачем нужно было создавать Коминтерн? Без ответов на эти и другие вопросы мы никогда не поймем ни русской смуты в целом, ни Ленина – как ее ярчайшей составляющей – в частности.

За годы работы на радио я рассказал о русской революции и Ленине, казалось бы, всё. Никогда не обходил острые углы, не уклонялся от обсуждения самых сложных моментов, не манкировал участием в дискуссии по самым острым вопросам. Рассказывал подробно и беспристрастно. Но и вопросов ко мне не становилось меньше. Они росли как снежный ком с каждым эфиром, с каждым следующим подробным рассказом об эпохе. И наконец, пользуясь грядущим юбилеем Октября, я попытаюсь ответить на большую часть этих вопросов в своей книге.

Перед вами – не очередной сборник архивных документов или тяжеловесно написанная монография, снабженная обширным научно-справочным аппаратом в виде кучи приложений. Таких книг уже много выходило и в ближайшее время выйдет еще достаточно. Если будет на то желание – сможете ознакомиться. Но это и не учебник истории для старших классов средних школ. Представьте себе, что вы включили любимую радиостанцию. Садитесь поудобнее и приготовьтесь слушать. Я буду рассказывать точно так же, как вы привыкли за эти годы. Все останется неизменным: неожиданные сравнения, ирония, сарказм, жесткие эпитеты, уважение, негодование и беспристрастные оценки.

Я выражаю огромную признательность Владимиру Соловьеву, в чьих эфирах на радио «Вести FM» окончательно сформировался стиль этой книги. Отдельное спасибо – читателям моего твиттера, которые помогали определить основные мифы эпохи и понять, на что обязательно нужно обратить внимание.

Родословная Ленина: есть ли предмет спора?

Он насквозь русский человек

с «хитрецой» Василия Шуйского,

с железной волей Аввакума,

с необходимой революционеру

прямолинейностью Петра Великого.

    М. Горький

У современников никаких вопросов на этот счет не возникало в принципе. Посмотрели бы на вас странно и сказали: «О чем вы изволите говорить, милейший?» Разумеется, кроме членов «Союза Михаила Архангела». Тех самых черносотенцев. Эти умели успешно находить еврейскую кровь у кого угодно.

Впрочем, нет. Еще этим могли похвастаться немецкие национал-социалисты. Не случайно один из первых членов НСДАП Дитрих Эккарт утверждал: «Ленин, которого даже сами евреи признают теперь как одного из своих: хоть и Ульянов, но это тоже наверняка не настоящее его имя». Но тут, что называется, клинический случай. Все остальные прекрасно понимали, что вождь большевиков – великоросс православного вероисповедания. Позже, по мере продвижения диктатуры пролетариата и военного коммунизма по просторам бывшей Российской империи, заговорили, что Ленин питает какую-то странную и подозрительную слабость к иудеям. Пройдет еще несколько лет, и Ильича станут последовательно называть сначала «оевреенным» (то есть попавшим под тлетворное влияние евреев), а потом и вообще стопроцентным иудеем. Как Троцкого или Каменева.

Таковым Ленин пробудет в умах определенной части русской эмиграции вплоть до распада СССР. Тут на авансцену выйдут, раскланиваясь во все стороны, современные российские конспирологи и очень быстро и с необычайной легкостью превзойдут рекорды своих идейных предшественников с большим запасом. Сначала у вождя большевиков обнаружат 25 % калмыцкой крови, а спустя непродолжительное время урожденный Владимир Ильич Ульянов станет чуть ли не официально калмыцким евреем (или еврейским калмыком, кому как больше нравится) без малейших намеков на иную кровь. И никто почему-то не возразит. Нет, конечно, бывшие члены КПСС на пенсии попытаются что-то промямлить на страницах газеты «Советская Россия», но выйдет, как и всегда у них, невразумительно и совсем неубедительно.

Произошло это во многом благодаря советскому агитпропу. Бесконечная шлифовка и переписывание биографии вождя – как отдельных деталей, так и картины в целом, – начавшиеся сразу после его смерти, закономерно привели к печальному результату: верить в получившийся образ спустя 70 лет никто не желал. Равно как и мало кому было интересно самостоятельно знакомиться с архивными документами. Не барское это дело. Проще клюнуть на громкий заголовок и передать полученное «знание» дальше. Так до сих пор и приписывают Владимиру Ильичу абсолютно мутное происхождение. Но мы с вами люди не гордые и во всем самостоятельно разберемся. Собственно, иного выбора у нас нет.

Не будем мелочными и не станем задаваться вопросом, почему возможные калмыцкие корни Ленина вызывают такой нездоровый ажиотаж. Это что, преступление? Или, может быть, циничное нарушение принятых в обществе нравственных норм? Калмыки, если кто-то не знает, были такими же подданными Российской империи, как и все остальные. Храбро и честно служили они русскому престолу. Например, в 1806 году из-за угрозы вторжения Наполеона был издан специальный указ о формировании народного ополчения из калмыков Астраханской, Саратовской и Кавказской губерний. Спустя семь лет Первый и Второй калмыцкие полки торжественно вступили в Париж. Ладно, это история далекая. Давайте ближе к нашей эпохе. Вспомним видного участника Гражданской войны командира кавалерийской дивизии в Первой конной армии Буденного Оку Городовикова. Так вот, ко всем этим людям никто не предъявлял претензий по этническому происхождению. По крайней мере, мне такие сведения не встречались. А читал я, поверьте, немало.

Перейдем теперь к еврейской крови, поскольку именно эта тема уже без малого сто лет беспокоит и будоражит неокрепшие умы. Кратко история выглядит следующим образом: среди предков вождя пролетарской революции был некий Ицко Бланк, проживавший в Речи Посполитой (так в то время называлась Польша). Иных сведений о нем, к сожалению, не сохранилось. Зато есть подробности о его сыне – Мойше. Того трудно было назвать безупречным образцом морали и нравственности – он славился регулярными доносами на всех без исключения своих соседей. Делал он это, чтобы хорошо выглядеть в глазах властей, у которых имелись претензии к его коммерческой деятельности. Да и характером обладал невероятно скверным: однажды даже потребовал посадить в тюрьму собственного сына. Что-то они там не поделили. Еще меньше повезло соседям Мойши. Был случай, когда, осерчав на них, он устроил поджог сразу двадцати трех домов и, дабы отвести от себя подозрения, подпалил и свой собственный – но так, чтобы особого ущерба не понести. Хитрый план не удался. По итогам – провел один год в тюрьме.

Сами понимаете, насколько это был малоприятный человек. Детям он настолько надоел, что они решили максимально дистанцироваться от склочного старика. Прежде всего – перешли в православную веру. Произошло это событие 10 июля 1820 года в Петербургской духовной консистории. Сыновья Мойши Бланка демонстративно отказались от данного им при рождении отчества и стали Дмитриевичами. Выбор вовсе не случаен. Дмитрием звали статского советника Баранова, восприемника старшего брата, Абеля. У младшего, Сруля, восприемником был граф Апраксин. С той минуты братьев зовут Дмитрий и Александр. При этом национальность свою они не скрывали. В архивных документах указывалось: «Из еврейской общины».

Нас в этой истории интересует Александр Бланк – дед Владимира Ульянова, вошедшего в мировую историю как Ленин. И с этой точки зрения будущий вождь мирового пролетариата оказывается немецким евреем. Дело в том, что Бланк женился на Анне Борисовне Гроссшопф, наследнице богатой немецкой семьи. Этот старинный и знатный род происходит из Северной Германии. Одним из самых известных родственников Ленина потом станет генерал-фельдмаршал Третьего рейха Вальтер Модель. А прадедом вождя русской революции по линии бабушки был Иоганн Гроссшопф. Консулент Государственной Юстиц-коллегии Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел, он сумел дослужиться до чина губернского секретаря, что по тем временам немало. Его супругой была Анна Эстенд, происходившая из состоятельного шведского рода. То есть, анализируя происхождение лидера большевиков, мы пока обнаруживаем еврейскую, немецкую и шведскую кровь. Только не русскую.

Однако еще не время удивляться могучим построениям авторов конспирологических теорий. Давайте теперь посмотрим на отцовскую линию семьи. Прадедом Ленина был Лукьян Смирнов, потомок ойратов. Это кочевники, западные монголы. В России они изначально жили на Алтае. К этому народу традиционно относят калмыков (вот откуда взялся миф про калмыцкого еврея).

В дальнейшем семья Смирновых переселяется в Астраханскую губернию. Алексей Смирнов, например, был мещанским старостой города. Его дочь Анна вышла замуж за крестьянина из Ново-Павловской слободы. В браке родились пятеро детей, в том числе Илья – будущий отец вождя пролетарской революции. И хотя все дети имели признаки так называемого «монгольского типа» (разрез глаз, черты лица), их русское происхождение сомнению не подвергалось.

Мать Ленина М. А. Ульянова

(урожденная Бланк)

На этом месте разоблачители происхождения Ленина делают внушительную паузу по заветам Станиславского, как бы говоря нам: «Да, какая-то русская кровь у Ильича все же присутствовала, не без этого. Но еврейская и немецкая ее перевешивали. Именно поэтому вождь большевиков был чрезвычайно лют нравом и всячески помогал своей исторической родине сокрушить Российскую империю!»