Владислав Выставной

Земля в зените

Пролог

Огненная черта прорезала ночное небо и оборвалась ослепительной вспышкой. Звук пришел с запозданием: мощный удар сотряс атмосферу, из пылающего облака брызнули горящие обломки.

Веста молча смотрела в небо.

Метеорит? Лучше бы так.

Рука сама легла на рукоять дробовика. Любая неожиданность в этом мире заставляет хвататься за оружие. Но это зрелище выходило за привычные рамки. Оно было величественным и страшным, как знамение Апокалипсиса.

Темный силуэт вырвался из огненного облака и по крутой траектории устремился к поверхности, оставляя за собой клубящийся след. Теперь объект просто падал, теряя свою бешеную скорость. На высоте километра он вдруг изверг гирлянды ослепительно-синих огней, превратившихся в тонкие факелы. Хаотичное вращение прекратилось, замедлилась скорость падения. Рокот вспарываемой атмосферы сменился ревом ракетных двигателей. Мягкой посадки не вышло. Земля содрогнулась от удара, в небо взвились тонны потревоженной почвы. Рухнувшая с небес масса врезалась в склон холма, пропорола его, как гигантский плуг, и шагов через сто замерла окончательно.

В небе расползались грязные дымные кляксы. Догорала трава, дымилась раскаленная горбатая туша, на голову сыпалась горячая пыль. Но теперь внимание девушки было обращено в другую сторону. В воцарившейся тишине сползались со всей округи голодные падальщики. Отблескивающие во мраке глаза жадно пялились на обтекаемые борта упавшей машины. Твари потянулись сюда неспроста. Они чуют – и не просто нюхом, а словно всей своей гнилой сущностью. Они никогда не ошибаются: внутри рухнувшей с неба громадины кто-то есть. Живые ли, мертвые – для трупоедов не имеет значения. Они рады любой органике. Терпение их бесконечно – они будут ждать, пока добыча не покинет свой крепкий панцирь. Им все равно, откуда упала эта плоть – из-за далекого ли горизонта, а может, прямо с неба. Лишь одно важно в этом мире.

Пища.

Сердце кольнула тревога. Проклятые твари заставили вспомнить о Пашке. Веста искала его с утра, но мальчишка как в воду канул. Что, если гиены нарушили молчаливое соглашение и… Нет, об этом нельзя даже думать. Конечно, он слишком маленький, чтобы отбиться в одиночку от стаи, но смелости и ловкости ему не занимать. Сейчас нужно думать о другом. Веста поборола в себе желание броситься вперед, чтобы осмотреть рухнувшую штуковину, которую она уже считала своим трофеем. С гиенами лучше не связываться. Если уж они застолбили добычу – не стоит вступать в дележку. С гиенами у нее уговор: она их не трогает – и они позволяют ей ходить по своей территории. Такова суть равновесия – зыбкого, но позволяющего выживать в этих суровых местах. Многие в уговор не верят, да и не очень-то надо – не им же бродить среди Мертвых холмов. Но, приняв на себя роль Хранительницы, приходится жить по другим правилам. А значит, рухнувший на священные земли объект – не просто невероятный случай.

Это знак. И толковать его можно по-разному. Очень хочется верить, что знак этот – добрый. Да только не было еще на ее памяти добрых знаков. Все события этого мира несли за собой страх, голод, смерть. И сейчас не стоит предаваться бесплотным надеждам.

Веста замерла за камнями, вцепившись в ружье, не зная, что делать с этим нечто, посягнувшим на тишину холмов. Медленно приходило понимание: ничего хорошего ждать не приходится. Ведь взрыв был слышен на сотни километров, и огненная вспышка словно гигантским пальцем ткнула в Мертвые холмы. Слишком жирная приманка, чтобы остаться незамеченной для чужих жадных глаз.

В ноздри ударила омерзительная вонь. Гиене непросто подкрасться скрытно. Да она и не прячется от Хранительницы – просто не воспринимает ее как добычу. Уродливый силуэт тихо проскользнул мимо. Эта особь спешит к сородичам, к остывающей небесной громадине. Кто бы ни находился внутри, у него будут большие проблемы при выходе. Ведь он – или они – просто добыча для ночных охотников.

Тишину нарушил новый звук. С хлестким хлопком от объекта отлетел массивный предмет, и корпус прорезал квадрат яркого света.

* * *

С шипением выровнялось давление в шлюзовой камере, и толстостенную дверь отстрелило в аварийном режиме. В лицо ударило плотным, душным воздухом.

Земля.

Здесь все чужое. Непохожее на привычный мир, но отчего-то тревожно-волнующее. Ведь если подумать – они не просто совершили вынужденную посадку.

Они вернулись в покинутый дом.

Лео набрал полную грудь вязкого, пропитанного металлом воздуха и подался вперед. Его шатало. Он не видел теней, что кружили вокруг корабля, смыкая круг и дрожа от голодного нетерпения. Он был слишком потрясен катастрофой и этим чужим пейзажем. Глаза отказывались видеть хоть что-то, кроме звездного неба над головой. Звезды – они везде одинаковы.

– Здесь можно дышать! – обернувшись, крикнул Лео и тут же закашлялся от пыли.

Он тащил изуродованное тело Одиссея, еще не веря, что командир безнадежно мертв. Наконец заставил себя оставить ношу на пороге шлюзовой камеры. Закрыл командиру глаза и снова уставился в квадрат чужого черного неба.

– Ты нарушаешь инструкции, – спрыгнув на землю, хмуро бросил Ясон. И сам стянул с лица плотно прилегавшую маску из прозрачного пластика.

– То, что мы живы, – уже нарушение инструкций, – мрачно усмехнулся Персей. – Мы должны были сгореть при ударе об атмосферу.

– Благодари командира, – глухо сказал Тесей. Он сидел в проеме двери, свесив наружу ноги, и держался за голову. Между пальцев бежала тонкая струйка крови. – «Олимп» принял удар на себя и погасил скорость. Иначе бы капсуле не уцелеть.

Лео молча посмотрел в мертвое лицо Одиссея. Командиру уже не нужны благодарности. Всегда так: лучшие погибают первыми.

– Нужно осмотреться, – сказал Тесей. Теперь он командовал экипажем – функции командира автоматически переходили к первому пилоту. Он с сомнением вдохнул, посмотрел на плоский экран в ладони. – Странный воздух. Анализатор будто взбесился…

– Брось его, не порть нервы! – пробормотал Лео, помотав головой. Местный воздух действительно был непривычным – он пьянил избытком кислорода, ударяя в мозг и дурманя рассудок. Стажер спрыгнул на обугленную почву. Встал на колено, рукой в тонкой перчатке зачерпнул горсть сухого грунта. – Земля…

Это было странно – коснуться поверхности планеты-прародительницы, путь на которую, казалось, был закрыт навсегда. В детских мечтах он иногда представлял себе встречу с Землей, но даже тогда понимал, что это – всего лишь фантазии. Для родившегося на Селене Земля закрыта. Так их учили, и так думал каждый из них.

Но они здесь. Это ломает привычные представления. Как и тот роковой сбой в системе, сломавший четко проложенный курс корабля. Все это еще предстоит осмыслить. Если только они не сгинут в чужеродной среде этой планеты. Высокая сила тяжести недвусмысленно намекала на то, что придется туго. Корабль окружал непроглядный мрак, откуда-то доносились странные звуки.

Лео не хотел ничего слышать. Он выпрямился и вдруг рассмеялся, раскинув руки.

– Просто невероятно! – воскликнул он. Обернулся к товарищам. – Я же всю жизнь мечтал оказаться здесь, знал, верил, что когда-то это случится!

– Вот как? – без особой радости поинтересовался Ясон. – Надеюсь, это не ты подстроил нам такую «экскурсию»?

– Не смешно, – отозвался Лео. Но тут же снова расплылся в робкой, почти детской улыбке. – Это же Земля – вы понимаете?! Земля!

– Мы понимаем, – мрачнея, сказал Тесей. – Понимаем, что здесь нам нечего делать. По инструкции… – он запнулся.

– Инструкции не предусматривают, что делать в таком случае, – усмехнулся Лео. – А потому надо просто радоваться… – он зачерпнул пальцами горсть сухой земли, понес к глазам, разглядывая почву, словно видел в ней сверкающие грани алмазов. – Ведь здесь все пропитано историей, духом предков…

– Вот я всегда был против лишнего увлечения гуманитарными науками, – глядя на Лео, заметил Ясон. – Земля – не наша компетенция, так что твой интерес непрофессионален.

– Скажешь тоже… – обиделся было Лео и замолчал: из темноты донеслись какие-то резкие звуки.

– Тихо! Что это там? – проговорил Тесей. Спокойно спросил, с интересом.

– Не знаю, – отозвался Лео, завороженно глядя во тьму. Все здесь казалось ему замечательным, интересным, как бывало только в детстве, в каком-нибудь парке. Теперь вся планета представлялась ему неожиданным аттракционом. – Сейчас посмотрим…

Он выбросил перед собой раскрытую ладонь. Сенсоры перчатки уловили желание хозяина и активировали функцию освещения. С ладони сорвался луч света, взрезавший широкий сектор мрака.

– Ох, ты ж… – вырвалось у Ясона. Он даже попятился.

Таких тварей им видеть не приходилось. Но главное – они не представляли, что теперь делать. Борьба с хищниками не входит в стандартную подготовку пространственников.

Резкий свет привел зверей в ярость. Они успели уже подкрасться на расстояние прыжка. Теперь у безоружных людей не было шансов. С яростным рыком твари бросились на оторопевшую добычу. Падальщики не брезгуют и свежим мясом. Тем более когда оно не способно дать достойный отпор.

Будто в дурном сне, Лео наблюдал, как приближается жуткая, зловонная смерть. Всего три прыжка – и обвитая мышцами сутулая мерзость с мощной пастью обдала его тяжелым дыханием. Он знал, что произойдет через секунду: склонив на бок облезлую башку с клочьями гнилой шерсти, тварь сделает короткий выпад – и рывком сорвет голову с хрупких человеческих позвонков. И он просто стоял, словно загипнотизированный этим леденящим душу зрелищем…

Вязкий кошмар оборвал выстрел. Тварь замерла в прыжке, будто налетев на стену, и рухнула к его ногам, придавив ногу тяжелой мордой. Под рваным ухом виднелась багровая дыра, из пасти чудища струилась темная кровь. Со злобным визгом оставшиеся звери попятились во тьму.

Четверо пришельцев замерли, все еще не понимая, что происходит. Они молча наблюдали, как из мрака появилась человеческая фигура.

Это была девушка. Хорошо сложенная, ладная, хоть это и непросто было разглядеть за блеклой одеждой армейского образца. Даже тьма не могла скрыть бледность ее худощавого лица с тонкими, правильными чертами. Светлые волосы были стянуты на затылке в тугой пучок; в руках она сжимала незнакомое оружие.

Пришельцы переглянулись. Настоящего огнестрельного оружия им видеть не приходилось. В их мире в нем нет необходимости. И уж точно оно бесполезно в пространстве. Но космос остался над головой. Вокруг был чужой, незнакомый мир.

Лео первым нарушил молчание:

– Это ты подстрелила зверя?

Девушка не ответила. Она приблизилась к трупу, привстала рядом на одно колено, погладила шерсть, не отрывая взгляда от пришельцев.

– Ты спасла мне жизнь, – сказал Лео. С сомнением поглядел на товарищей, снова на незнакомку. – Ты понимаешь меня?

– Кто вы такие? – глухо спросила девушка. По-русски, хотя в голосе чувствовался незнакомый акцент. Она глядела недоверчиво, исподлобья. Встреча явно не доставила ей удовольствия.

– Пространственники, – указав в небо, пояснил Тесей. Попытался улыбнуться – получилось не очень.

– Кто?

– Рейдер «Олимп», – вмешался Ясон. Кивнул в сторону корабля. – Пошли на вынужденную – на разгонном витке вышла из строя система управления, мы врезались в атмосферу. Корабль развалился, уцелела спасательная капсула. Ну и мы в ней.

– Чушь какая-то, – отрезала девушка. Ее тонкие пальцы сжали рукоять оружия. – Откуда вы и зачем здесь?

Члены экипажа растерянно переглянулись. Девушка явно не понимала, о чем идет речь. Да и как она могла понять тех, кто пришел из более развитого мира? Стоит ли вдаваться в подробности, которые она не в состоянии воспринять?

Что-то кольнуло взгляд. Лео невольно скосился в сторону. Там над холмами всходил бледный серебристый диск. Сердце пропустило такт, сжавшись в тоске и боли.

– Видишь? – он указал на диск.

– Луна? – недоуменно произнесла девушка.

– Селена, – кивнул Лео. – Мы оттуда.

Повисла долгая пауза. Пришельцы молча наблюдали за девушкой, не зная, какой реакции ждать. Удивление? Испуг? Преклонение?

Не угадали. Девушка нахмурилась, резко передернула помповый затвор и вскинула дробовик.

– А ну, стоять! – процедила она. – Если хоть кто-то из вас, гады, рыпнется, продырявлю гнусную лунную башку!

– Постой, давай поговорим как разумные люди… – Ясон вышел вперед и с примирительной улыбкой двинулся к незнакомке.

Выстрел прервал эту попытку. Схватившись за бедро, Ясон осел на песок.

С запозданием пришло отрезвление: Земля переставала походить на развлекательный аттракцион для случайных «туристов». Она была чужим миром с чуждыми и непонятными законами.

Лео подался было вперед, чтобы помочь товарищу, но его остановил угрожающий щелчок затвора и резкий окрик:

– А ну, назад! У меня еще пять пуль и хорошая реакция!

Не опуская ствола, девушка приблизилась к раненому, бегло оглядела его, бросила:

– Кость не задета, так что хватит корчиться, не будь бабой! В следующий раз стреляю на поражение, поняли?

Опустила дробовик, сказала:

– У меня нет ни времени, ни желания возиться с вами. Я должна найти брата. – И добавила тоном, не терпящим возражений: – Вы пойдете со мной.

Глава 1

Сошедшие с небес

—Это что же, едят? – с сомнением произнес Лео.

В ладони лежал горячий обугленный кусок мяса, только что зажаренный на костре. Сложно сказать, что было противнее – поедать обгорелую плоть или осознавать, что она принадлежит гиене, которая недавно собиралась сожрать его самого.

– С Луны свалился, что ли? – мрачно поинтересовалась Веста, вороша веткой угли костра.

Лео не сразу понял, что это сарказм.