Маргарита Блинова

Демон. Противостояние

Как отличить богатого человека от бедного?

Богатых узнают не по наличию капиталов и дорогих вещей, а по внутренней начинке. Несгибаемая воля, железная дисциплина, неугасаемая мотивация и умение быстро принимать решения: совокупность всех этих качеств делает из бедняка богатого…

    Это или наличие демона, живущего внутри тебя.

– …Триста тысяч – раз! Два… три… Продано! – словно сквозь плотную вату долетел до меня женский голосок, заставляя очнуться от безрадостных мыслей.

Симпатичная девушка лет двадцати пяти посылает воздушный поцелуй своему покупателю и плавной походкой направляется к спуску со сцены. Молодой лаэрд, выложивший за понравившуюся барышню приличную сумму, подает руку, помогая спуститься по ступенькам, и представляется ей на ухо. Девушка довольно улыбается, чем окончательно сбивает меня с толку.

Чему ты радуешься, дурочка?! Тебя же только что продали незнакомому лаэрду, с которым ты обязана провести вечер. Но судя по улыбкам участниц аукциона и гомонящей толпы снизу, этот факт «купли-продажи людей» заботил почему-то только меня.

Выдержав паузу, Шарлиз, устроительница этого вечера, вновь берет в руки микрофон.

– Четвертый лот: «Опасная пантера»! – мелодичным голосом объявляет следующую участницу торгов она.

Из нашей ровной линейки лотов на шаг вперед выходит брюнетка. Она подходит к краю сцены и многообещающе улыбается толпе потенциальных покупателей. Высокая, чуть полноватая, в коротком черном платье, делающим ее ноги непропорционально длинными.

Какая же это пантера? Это скорее «тетя лошадь»!

– Двести пятьдесят тысяч! Кто больше? – азартно кричит Шарлиз. – Ну же, господа! Не скупитесь!

Я обеспокоенно переступаю на высоких каблуках, нервно оглаживаю подол вечернего платья и прячу за спину дрожащие ладони.

А ведь предполагалось, что это будет скучный благотворительный вечер с креветками, дорогим шампанским и кучей лаэрдов. О том, что мне предстоит участвовать в живом аукционе, не было и речи.

Знала бы, осталась дома!

Зажатый в правой руке телефон вибрирует, отвлекая мое внимание от продажи лота номер четыре.

«Я предупреждал», – читаю ехидное эсэмэс от босса, который стоит в числе многих мужчин под сценой и, не отрываясь, смотрит в мою сторону.

Конечно, вы же у нас всевидящий, мистер Дамир! Нострадамус, Ванга и Кассандра – просто малые дети в сравнении с вашим пророческим даром видеть неприятности.

Послав начальнику злой взгляд, вздрагиваю от взорвавших зал аплодисментов и краем глаза провожаю ушедшую с торгов брюнетку. В отличие от других, девушке явно не повезло – ее выкупил какой-то страшный седой дядька с большим, выдающимся вперед пузиком. Присмотревшись, узнаю в толстячке лаэрда Аверса, известного любителя породистых лошадей и скачек.

Что ж… Подобное притягивает подобное, поэтому «тетя лошадь» отправляется к заводчику!

Интересно, кто же в таком случае позарится на меня?

С трудом сглотнув застрявший в горле ком, мысленно сравниваю себя с оставшимися участницами.

В торгах участвуют только чистокровные лаэрды. Это сразу бросается в глаза по гордой и немного надменной манере держаться, и по присущему для большинства демонов темному цвету волос, и в особенности по двухцветным глазам.

На сцене я – единственный человек, к тому же голубоглазая блондинка, что не очень соответствует изысканному вкусу демонов.

Остается надеяться, что лаэрды посчитают меня недопустимым лотом и не предложат Шарлиз ни копейки.

Решив на всякий случай подстраховаться, я незаметно открыла на смартфоне наш с Сабиром чат.

Сейчас попрошу коллегу по кабинету выкупить меня, и этот нелепый кошмар закончится.

«Разбежалась! Не собираюсь я на тебя честно нажитую зарплату спускать», – возмущается скупой парень и для большей доходчивости присылает кучу смайлов, красноречиво крутящих пальцем у виска.

Пока мы препираемся друг с другом в чате, в лапы толстосумов отправляются еще две симпатичные девушки. На сцене остаюсь только я.

– А сейчас главный лот нашего аукциона! – кричит в микрофон Шарлиз, а затем тихо шепчет уже мне: – Аврора, выходи на середину.

Нехотя делаю шаг вперед, затем еще один, но ноги одеревенели и не хотят слушаться. Остановившись так и не дойдя до нужной точки, с опаской окидываю столпившуюся у сцены публику. Сердце быстрыми толчками гонит кровь, а руки заметно подрагивают от страха.

Все… Время позора настало.

– Уважаемые лаэрды, – голос Шарлиз, многократно усиленный аппаратурой, заставляет вздрогнуть от неожиданности. – Перед вами прекрасная богиня утренней зари – Аврора, – с непонятным чувством гордости в голосе представляет меня женщина и с придыханием добавляет: – Чуткая красавица, обладательница восхитительного взгляда голубых глаз и по праву самая утонченная женщина в этом зале…

«Обладательница восхитительного взгляда голубых глаз» – как тонко и профессионально Шарлиз завуалировала итак всем очевидное – «господа лаэрды, перед вами человек»!

Лаэра продолжает описывать «товар», а я с отчаяньем наблюдаю возрастающий с каждым словом женщины интерес в глазах толстосумов.

Кажется, я серьезно влипла!

После мощной рекламы «самая утонченная женщина в этом зале» для демонов теперь нечто вроде экзотики, а какой пресыщенный жизнью богатей откажется от новизны ощущений?

– Приступим к торгам, господа…

Я закрываю глаза, чтобы не видеть оценивающие взгляды, прикусываю нижнюю губу, чтобы не послать всех туда, откуда они вылезли, и мысленно начинаю перечислять свалившиеся за день неудачи…

Глава 1

Утро началось с грозного взгляда сине-зеленых глаз лаэрда Дамира.

– Отвратительная работа, мисс Бенар, – отчитал начальник вместо пожеланий «доброго утра» и холодно добавил: – Непростительно так относиться к своим прямым обязанностям.

– Простите, лаэрд, – всего секунду смотрю в разгневанные глаза мужчины и поспешно опускаю голову вниз. – Гарантирую, что этого больше не повторится.

Я стояла в проходе между креслами частного самолета нашей компании, как раз напротив кресла начальника, и всем видом имитирую раскаянье.

Наш вылет был задержан из-за погодных условий на три часа, которые пришлось коротать в аэропорту. Естественно, на грозу я ну никак не могла повлиять, однако Кристофу Дамиру до этого не было ровным счетом никакого дела.

После двух дней ожесточенных дебатов и переговоров с конкурирующей компанией нам все-таки удалось подписать контракт о слиянии, но это потребовало колоссальных усилий от всей команды.

Лично я глотала успокоительное как «тик-так», Сабир спасался энергетиками, ну а наш «любимый» босс… Мистер Дамир расслаблялся за любимой забавой под названием «поругай Аврору».

Отчитав меня в зале ожидания, лаэрд, видимо, решил, что следует закрепить достигнутый результат и как только наш самолет все-таки поднялся в воздух, вновь вызвал ассистентку «на ковер».

– Вы уж постарайтесь больше не допускать подобных оплошностей, мисс Бенар. Мое время дорого и тратить его на поиски нового ассистента – значит быть в убытке, – процедил вольготно развалившийся в кресле мужчина и, уже без прежнего недовольства в голосе, холодно продолжил: – Созвонитесь с главным офисом, предупредите, что сегодня на итоговом совещании нас троих не будет, и убедитесь, что региональные руководители получили извещение о встрече…

Мужчина замолчал и окинул меня долгим, изучающим взглядом.

«Понеслась», – мысленно вздыхаю, по опыту зная, что после такого оценивающе-цепкого взгляда в мой адрес полетит какая-нибудь колкость.

– И еще… – лаэрд неожиданно шумно выдыхает, словно все это время сидел, задержав дыхание, и отводит глаза. – Пусть Сабир сегодня общается с журналистами.

А вот это действительно неприятно… и, между прочим, до слез обидно!

– Возможно, все-таки будет лучше, если…

Крепкая мужская ладонь резко взмывает в воздух, показывая, что сейчас наглой ассистентке будет лучше замолчать и послушать умного человека.

– Вы плохо выглядите, мисс Бенар. В таком состоянии лучше не встречаться с журналистами, – сухо произносит начальник и отворачивается к сидящей рядом брюнетке, таким нехитрым способом давая понять, что разговор окончен.

Оставив свое мнение за плотно стиснутыми зубами, я молча разворачиваюсь и возвращаюсь на свое место.

– Лютует? – усмехается напарник, громко хрустя чипсами, но, заметив мое состояние, тут же садится ровнее. – Что опять стряслось?

Я останавливаюсь в проходе и окидываю второго ассистента мистера Дамира оценивающим взглядом. Белая рубашка усыпана крошками от чипсов, черные брюки, немного растрепанные светло-русые волосы и фирменная улыбка, благодаря которой Сабир умудряется подобрать отмычки даже к самому черствому и прогнившему сердцу.

Несмотря на то что парень работает в компании относительно недавно, боссу он явно нравится больше. По крайней мере, меня он по имени никогда не зовет, а я, между прочим, почти два года на этого… демона пашу!

Злая, не поспавшая и задетая явным пренебрежением со стороны начальника, хватаю с кресла свою сумку.

– Поздравляю, шеф хочет, чтобы ты сообщил журналистам о слиянии, – кидаю на ходу, стараясь, чтобы в моем голосе не мелькнуло раздражение, и только в запертой кабинке туалета позволяю чувствам вырваться на волю.

– Как же он меня бесит! – в сердцах бросаю я и передразниваю: – Вы плохо выглядите, мисс Бенар…

Оборачиваюсь и пристально изучаю себя в зеркало. И в каком это интересно месте я плохо выгляжу?

Беспристрастная ко всему поверхность отражает стройную блондинку с длинными волосами. Приятная женщина в светло-сером деловом костюме выглядит презентабельно.

Столько денег и времени было потрачено не для того, чтобы услышать из уст начальника – «вы плохо выглядите, мисс Бенар».

Блин! Почему он вечно цепляется ко мне?

Собственно, ответ на этот вопрос я ищу последние два года работы на компанию «Дамир-корпорейшн» и, несмотря на все ухищрения угодить лаэрду, пока так и не получилось. За двадцать четыре месяца работы я прошла всевозможные этапы придирок. Первые пару месяцев начальник чихвостил меня за якобы несделанную работу, пока я не начала предугадывать пожелания босса и действовать на несколько шагов вперед. И так как к трудовому процессу теперь было не подкопаться, мистер Дамир начал проявлять недовольство моим внешним видом.

Высота каблука, тон помады, длина ногтей, румянец на щеках и, конечно же, гардероб! Последний я меняла так часто, что сестра, «донашивающая» за мной забракованные лаэрдом вещи, купила себе еще один шкаф.

Может, все дело в том, что я натуральная блондинка?

Вот к брюнеткам мистер Дамир питал какую-то навязчивую слабость. Темноволосые, темпераментные красавицы оказывались в его постели с завидной регулярностью. Это были многочисленные короткие романы и случайные интрижки.

Вначале карьеры я еще следила за статистикой, ожидая, что вот-вот появится та самая, которая похитит черствое сердце лаэрда и задержится в его постели больше чем на несколько ночей, но постепенно утратила веру в это, а следом и интерес.

В дверь деликатно стучат.

– Мы снижаемся, – предупреждает стюардесса. – Просьба занять свое место и пристегнуть ремень безопасности.

– Хорошо, спасибо.

Быстро ополоснув лицо прохладной водой, уже куда более жизнерадостно смотрю на мир. В конце концов, скоро будем дома и можно будет подремать пару часов, а там приятный вечер в компании Шарлиз и бокала шампанского… Хотя после пережитой нервотрепки одного бокала явно будет мало.

Выйдя в салон самолета, невольно кидаю взгляд в сторону кресел, где сидит начальник со своей новой пассией.

Ничего, мистер Дамир. Мне и не через такое в жизни проходить приходилось, так что ваши мелкие придирочки я уж как-нибудь переживу. Скоплю еще немного денег, и прости-прощай ваша вечно недовольная физиономия!

* * *

– Кристоф, – капризно тянет брюнетка, выпячивая вперед и так чрезмерно раздутые от ботекса губы. – Долго нам еще сидеть в этой дыре?

Босс мельком смотрит на потрясающе красивую брюнетку, сидящую рядом с ним, и поджимает губы с таким видом, словно его обманули и подкинули живую жабу вместо женщины.

– Терпи, – немного грубовато приказывает он и утыкается взглядом в бумаги, демонстрируя, что сейчас не подходящее время, чтобы отвлекать лаэрда капризами.

– Ну, Кристоф, – тянет его за рукав недогадливая брюнетка. – Мне неудобно!

Профессиональным взглядом ассистента окидываю просторный зал.

Комнату для особо важных клиентов аэропорта обставлял сам Аксель Крэйн, и хоть я и не была большой поклонницей его таланта, каждый раз, находясь здесь, невольно поражалась сочетанию минимализма и удивительного комфорта, который присутствовал в каждой вещи, наполняющей комнату. Три дивана разной степени мягкости, отдельные столики для рабочих моментов, стойка с баром, где услужливый паренек готов воплотить любую просьбу клиента. Что тут может быть неудобного?

– Мне скучно! – наконец сообщает истинную причину своей неадекватности женщина.

Мистер Дамир отрывается от бумаг и хмуро смотрит на брюнетку.

Впрочем, я тоже кошусь на нее с изрядным удивлением. Шикарная женщина с идеальной фигурой ведет себя так, будто потеряла при перелете осторожность.

Лаэрды никогда не отличались большим терпением – вспыльчивые, жесткие, порой агрессивные полулюди, полудемоны – это не те, с кем можно шутки шутить, особенно малознакомым людям.

Лично мне потребовалось больше полугода близкого общения, чтобы более-менее разобраться в сложно уловимых изменениях настроения своего босса. И что-то я очень сомневаюсь, что за одну ночь в отеле и двухчасовой совместный перелет, проведенные вместе с высшим демоном, бывшая модель успела найти нужные рычаги к сердцу мужчины и его демона.

Следовательно, на повестке дня зреет главный вопрос – что не так с головой у этой женщины?

Видимо, похожая мысль пришла и моему начальнику, потому как, оторвавшись от хмурого разглядывания брюнетки с модельным прошлым, он мельком глянул в мою сторону и опять погрузился в документы.

Так! А вот это уже призыв к действию.

– Мисс, – осторожно касаюсь загорелого плеча, отвлекая внимание женщины от лаэрда. – Наше ожидание продлится минимум пятнадцать минут, и если вам некомфортно здесь, то я могу проводить вас в СПА-салон аэропорта.

– Очухалась, – язвительно цедит бывшая модель, поднимаясь на тонкие шпильки. – А сразу включить мозг слабо было? Кристоф, – опять капризно надутые губки и хмурый взгляд босса. – Уволь ее, за эту… Ну как ее!