Алина Кускова, Ирина Мазаева, Мария Северская

Летние свидания. Большая книга романов о любви для девочек(сборник)

Алина Кускова

«Рыцарь моего лета»

Глава 1

Давай знакомиться. Я здешняя Золушка!

Лето в этом году обещало быть солнечным, жарким, ласковым. Прошла только первая половина июня, полностью занятая сдачей зачетов и экзаменов. Впереди – целая череда нескончаемых дней отдыха и наслаждения ничегонеделанием. К тому же у Яны лежала стопка новеньких романов об отважных рыцарях, не устававших сражаться с ветряными мельницами за сердца прекрасных дам.

– Вот еще, – возмутилась Иришка, услышав, чем собирается заниматься ее подруга на каникулах. – Нужно реальные романы заводить, а не читать про других! В пятнадцать лет не иметь парня просто неприлично. Ты же не страхолюдина какая-то! Я видела, как на тебя парни смотрят.

Девчонки возвращались из спортивного клуба, где проходили городские соревнования по боксу. Подруги этим видом спорта не интересовались настолько, чтобы просиживать часы в душном зале. Просто Ира Забелкина весь учебный год была влюблена в парня из параллельного класса – Артема Свиридова, а тот увлекался этой кулачной борьбой не на шутку. Так и получалось: Артем интересовался боксом, Ирина – им, а Яна составляла Ирине компанию от нечего делать.

Этим летом уехать отдыхать у семьи Завьяловых, состоявшей из мамы, папы и самой Яны, не получалось – намечалось появление на свет братика или сестрички. Кого конкретно, родители решили не уточнять, говоря, что им все равно, кто родится, лишь бы родился здоровеньким. Собственно, Яне тоже было все равно. Ее мнения насчет пополнения семьи не спрашивали, поставили перед фактом сразу после Нового года, назвав старшей сестрой. «Здорово, – тогда подумала Яна, – ничего не скажешь!» Она ничего и не сказала. Хотя совершенно не хотела делиться родительской любовью, комнатой и прочими материальными ценностями с вечно орущим младенцем…

– Хочешь, я познакомлю тебя с Генкой Кутузовым? – продолжала отвлекать Яну от грустных мыслей Иришка. – Ты его сегодня видела, он сидел недалеко от нас. Почти два метра мышц! Мозгов, конечно, маловато, но не в них же счастье. Зато прикинь, как ты с ним появишься на пляже. Девчонки умрут от зависти!

– Познакомь, – вздохнула Яна. – Все равно придется безвылазно сидеть в городе. А так будет хоть с кем в кино сходить.

– Вряд ли он в кино ходит, – поморщилась Иришка. – Думаю, Генка дома с компа боевики смотрит. Они же, эти боксеры, все больные на голову! Сколько раз за спортивную карьеру им по ней стучат-то. Только мой Темка не такой. Он особенный!

Яна не понимала, в чем была особенность Артема Свиридова. Он казался ей обычным парнем, который увлеченно занимался боксом и больше ни на что другое не отвлекался. Ни на что и ни на кого, в том числе и на ее подругу. А та надумала что-то необыкновенное и решила, что он по ней тайно вздыхает. Еще Иришка считала, что Артем просто боится к ней подойти, и старалась как можно чаще попадаться ему на глаза. Вдруг когда-нибудь все же решится!

Такой храбрец, боец, разящий своих противников на ринге, и вдруг боялся подойти к ее подруге? Это не укладывалось в Яниной голове. Если люди нравятся друг другу, то сделать навстречу пару шагов довольно естественно. А когда один все не решается, значит, не настолько ему нужно шагать именно к этой девушке. Наверняка, как только появится та самая, единственная и жизненно необходимая, он не то что шагнет, он помчится к ней наперегонки с судьбой. Но разубедить подругу было довольно сложно, да Яна и не хотела отнимать у Иришки мечту. А вдруг она ошибается? Тем более подруга сильно не страдала, головой о стенку не билась и слезы в подушку не лила. Ира планомерно и решительно осаждала бастион под названием Артем Свиридов и ждала, когда на стенах неприступной крепости появится белый флаг.

Сегодняшнее мероприятие показало, что Иришкины поздравления с победой Артему очень понравились. Как бы не так! Любому бы понравилось, когда кричат, что он лучший, и дарят плюшевое сердечко. Яна была уверена, что, опомнившись, Артем дома сунет сердечко куда подальше и забудет о нем и об Ире. Но подруге свои мысли высказывать не стала. Опять же – вдруг она ошибается? И здоровяк Свиридов по вечерам, жестко отработав приемы на «груше», садится за стол и начинает сентиментально перебирать Иришкины сувениры. Сердечко, насколько знала Яна, было пятым подарком боксеру. До этого в его коллекцию попали: гном (подруга сказала, что глаза у них с Артемом одинаково грустные), фарфоровый ангел (подарок на именины) и слоненок с открывающейся спинкой, где хранился малюсенький ключик (от Иришкиного сердца, но вряд ли Свиридов додумался открыть слоненку спину). Еще там была металлическая черная кошка с выпученными глазами и голубой ежик. Присутствие ежа никак не оправдывалось, это был порыв. Ира увидела игрушку, купила и сунула Артему при очередной «случайной» встрече.

– Ты сегодня такая, будто не выспалась! Слушаешь, что я говорю?

Яна растерянно кивнула.

– …Еще Генка любит огурцы. У нас дачи рядом, его бабуля в парнике днями возится, чтобы обеспечить внука этим ценным овощем.

– Я что, должна прийти на первое свидание с пакетом огурцов?! – испугалась Яна.

– Зачем пакет? – задумалась Иришка. – Думаю, двух-трех хватит. Вытащишь их как бы между прочим из рюкзачка. Один ему дашь, второй сама сгрызешь. Это вас сразу объединит. А что?! Я где-то слышала, что на первое свидание одна девчонка притащилась с корзинкой огурцов, они ее дружно ухайдокали, после чего уже не расставались!

– С чем не расставались? С унитазом?! – хихикнула Яна.

– Зря смеешься. Завоевать парня – дело серьезное, требует особого подхода. Я вот Темку десятый месяц завоевываю! Мне надо, чтобы не на год или три, сколько там химия влюбленности действует, а навсегда.

– Три года действует. Потом спад. Это научно доказано.

– Научно доказано, что люди произошли от обезьян! Ты действительно этому веришь?! Лично я с макакой ничего общего иметь не желаю.

– Не злись, Иришка.

– А я и не злюсь. Я хочу тебя по-хорошему подготовить к встрече с неопознанным объектом. А ты отлыниваешь от процесса, витая в облаках. Неужели уже влюбилась в кого-то?! Мне вот твой сосед Виноградов очень нравится. Если бы не Темка, я бы к нему переметнулась.

– Он всего лишь сосед, – пожала Яна плечами, но взгляд ее потеплел. – К тому же старше нас, уже учится в универе. На мелких школьниц внимания не обращает. К нему однажды девушка приходила модельной внешности в таком прикиде, как будто с подиума в Милане сошла и прямиком – в Клин, в наш третий микрорайон!

– Да уж, – процедила Иришка, – где Клин и где Милан. Но ключевое слово здесь – однажды. Если с Генкой не получится, то я тебе с Виноградовым помогу.

– Ты что, мать Тереза?!

– Нет, какая еще мать?! Просто я не могу допустить, чтобы моя лучшая подруга вела затворнический образ жизни, читая дурацкие романы о чужой любви в чужих веках. Летом! Когда природа живет полной жизнью! И мы должны жить в собственное удовольствие.

– Я не могу, ты же знаешь. Мы готовимся к пополнению.

– Это твои родители готовятся, – хмыкнула Иришка. – Ты-то здесь при чем? Извини, конечно, но раз уж Светлана Николаевна на старости лет – в ее-то тридцать девять – решилась на такой отчаянный поступок, так пусть сама со всем и справляется. Не давай себя эксплуатировать. Не позволяй делать из себя няньку. Родители моментально садятся на шею и свешивают ноги на твою личную жизнь. И все! Запрягли! Фиг вырвешься. Поверь моему сестринскому опыту.

– У тебя же с братом разница в возрасте всего один год!

– Зато какой напряженный и неудачный год! Думаешь, легко быть старшей сестрой?! То-то. Слушай меня и не поддавайся жалости.

Подруги уже подошли к дому Яны. Обычная пятиэтажка пряталась в зелени разнокалиберных березок. Во дворе на лавочках сидели старушки-соседки, перемывающие всем косточки. На детской площадке бегали дети.

– Колянчик! Колянчик! – вдруг позвала своего внука одна из старушек. – Пойдем домой кашку кушать!

– Какая гадость, – поморщилась Иришка. – Тебя ожидает такое же будущее, подруга.

Яна сразу представила себя такой же старушенцией, восседающей на лавочке и бдящей за малышом. Только этого ей не хватало! Передернула плечами и побежала в подъезд.

– Я тебе позвоню, скажу, на какое время вы с Генкой договорились! – прокричала ей вслед Иришка.

Дома Яну ждал неприятный сюрприз. Мама ходила по квартире и собирала вещи. Сначала Яна обрадовалась, решила, что родители все-таки взяли путевки и вся семья, как обычно, отправится на летний отдых к морю. Но мама внезапно порывисто обняла Яну и сказала, что уезжает одна. Вернее, с папой. Но папа ее только проводит до приемного отделения и вернется обратно.

– Приемного отделения?! – обомлела Яна. – Уже пришло время?!

– Нет, – качнула головой мама. – Времени еще полмесяца точно есть. Просто мне придется эти полмесяца по медицинским показаниям провести в больнице. Это называется «полежать на сохранении».

Она улыбалась и была совершенно спокойной.

То, что неродившегося малыша нужно было сохранять, Яна слышала. Но не думала, что так долго! Две недели! И может быть, дольше. А как же они с папой?!

Папа тоже казался спокойным и уверенным. Он уже ждал маму с ключами от машины.

– Не переживай за нас, – сказал Олег Викторович. – Картошку я чистить умею, Янка макароны научится варить. Проживем. Мы тебе еще куриный бульон будем в больницу носить! Доча, ты знаешь, как варить живую курицу?

– Живую?! – поразилась Яна.

– Не пугай ее, – успокоила мама. – Звоните мне чаще, я все расскажу. Все равно мне скучно будет лежать и читать. Поделюсь с вами своим ценным кулинарным опытом. Конечно, обидно, что я Яночку ничему серьезному не научила…

– Я умею варить сосиски!

– Вот видишь, – обрадовался папа. – Мы протянем! Главное, береги себя и нашего ребенка!

Яна надула губы. Как будто она не их ребенок! Конечно, в пятнадцать лет дочь уже считается взрослой и самостоятельной! Как жить-то теперь?! Ведь на самом деле в их семье только мама была взрослой и самостоятельной, и уж никак не Яна, а тем более папа. Тот вообще не знает, как включается плита, стиральная машина, пылесос и будильник!

– Не будь эгоисткой, – шепнул ей папа. – Давай отпустим маму со спокойным сердцем.

– Хорошо, – сказала Яна. – Не волнуйся, мам. Я сварю тебе курицу.

Мама снова улыбнулась, погладила свой живот и подмигнула Яне.

– Ты справишься, я знаю.

– Мы справимся, – кивнул папа, обнимая маму за располневшую талию. – Пойдем, дорогая.

Когда они ушли, Яна бухнулась в кресло и схватилась за голову. Она-то думала, что еще есть время! А времени нет! Уже началось. Ее запрягли и свесили ноги. И что теперь делать?!

Нельзя сказать, что Яна Завьялова не любила детей. Чужие иногда ей очень нравились. А вот свой определенно вносил коррективы в ее размеренную, привычную жизнь. Во-первых, Яне теперь придется меняться комнатой с родителями, ее-то непроходная и без лоджии. Малышу вредны сквозняки, а папа никак не отучится от вредной привычки курить на свежем воздухе. С другой стороны, если Яна чем-то жертвует, то и папа мог бы постараться обходиться без сигарет. Во-вторых, как уже известно, в целях экономии Яне придется сократить занятия английским с репетитором. Родители решили, что дальше она сможет наверстывать упущенное сама. На танцы ей придется ходить не два раза в неделю, а всего лишь один. Вдруг окажется, что некому посидеть с малышом. Кругом ограничения! В-третьих, значительно урезаются закупки летних сарафанов. Вместо них папа накупил голубых пеленок. Почему голубых? Он сам не знает. Говорит, что интуиция.

И это только то, что сразу вспомнилось! А еще не шуметь, громко по телефону не разговаривать, музыку без наушников не слушать…

Когда вернулся папа, Яна постаралась ничем не выдать своих грустных мыслей. Папа был радостным, словно у них уже родилась тройня и им пообещали от мэрии бесплатную трехкомнатную квартиру. Да, Яне была жизненно необходима собственная комната и желательно непроходная!

– Маму осмотрел врач, сказал, что полежать придется дней десять. Ну что, доча, с чего начнем?! – И он довольно потер руки. – Хочешь макароны по-флотски?!

– А что, мама перед уходом ничего не приготовила нам на ужин? – тоскливо поинтересовалась Яна.

– Я настоял на том, чтобы она не перетруждалась у плиты! – торжественно заявил папа, заглядывая в кухонный шкаф. – Где у нас макароны? И где же они прячутся?

– На самой нижней полке, – подсказала Яна. – Я тебе нужна, па?

– Ни в коем случае. Иди, отдыхай! У тебя начались каникулы! Я же не изверг какой-нибудь заставлять дочь варить макароны! Кстати, а ты умеешь?

– Чисто теоретически.

– Нет, так и я умею. Тут нужна практика. Если что, я тебя позову.

– Хорошо.

Яна ушла в свою комнату. Осмотрела ее хорошенько. Прикинула, что больше всего времени отнимет перевозка книжного шкафа со всем его содержимым. Взяла книгу в руки и полистала. Эх, рыцари, рыцари, где же вы в реальной жизни? Вместо них ей подсовывают какого-то Генку Кутузова. Да и того небось от «груши» не оторвешь! Что-то долго Иришка не звонила.

Но как только Яна углубилась в чтение любимой книги, подруга дала о себе знать.