Алина Кускова

Правила движения к свадьбе

Вместо предисловия

Инспектор Свистунов сидел в учебном автомобиле «ВАЗ-2109» и выставлял штрафные баллы курсанту автошколы Валерьяну Тимофееву, объясняя, что ему ни в коем случае никогда в жизни нельзя садиться за руль. Валерьян щурил близорукие глаза и ехидно улыбался. К учебному автомобилю подплывала Марго. Группа ребят замерла в оцепенении и уставилась на инспектора. Тот, третьим глазом ощутив на себе повышенное внимание, поднял голову. То, что он увидел, его ужаснуло.

Если бы Свистунов точно не знал, что девица шла на сдачу экзамена по вождению автомобиля, он бы подумал, что Марго собралась на кастинг в модельное агентство. Невысокая, но стройная до худобы, со всеми выпирающими достоинствами, симпатичная блондинка с глазами цвета зеленой тоски сегодня была облачена в умопомрачительно короткую мини-юбку, неприлично маленькую курточку и сапоги-ботфорты. Свистунов внутренне сжался. Сейчас она сядет за руль, и все начнется сначала: битые иномарки, покалеченные пешеходы, море крови из разбитого учебного автомобиля. Ничего подобного еще не случилось только благодаря тому, что он успевал вовремя среагировать. Одна оплошность, и эта девица сведет его счеты с жизнью.

Инспектор Свистунов перекрестился и тяжело вздохнул. Размашистым почерком он поставил Валерьяну заветное слово «хорошо» и вытолкнул того на свежий воздух. Голова инспектора соображала: «плохо», но курсант не стал указывать ему на ошибку и кинулся в бега.

– Можно? – поинтересовалась Марго, заглянув в салон. Свистунов поймал открытым ртом воздух и махнул рукой. Девица тут же устроилась рядом. – Ну что, хороший наш, поехали кататься! – За эту присказку, которую Свистунов слышал от Марго в четвертый раз, он был готов ее задушить. Но вместо этого инспектор махнул рукой: «вперед!», и автомобиль, дернувшись в предсмертной агонии, рывками попрыгал на проезжую часть дороги. – Ха, ха, чайники! – кричала довольная Маргарита и показывала соседним водителям «фак». – Сейчас мы вас сделаем. – Она улыбнулась Свистунову, тот грозно нахмурил брови. – Шучу, – предупредила его Марго и сбавила скорость.

Никто из водителей не посмел издать лишнего звука – ссориться с госавтоинспектором никто не рисковал. Но инспектор уже скривился в предвкушении ошибки – вдали желтым цветом маячил светофор. «Сейчас она заглохнет, – с радостью подумал Свистунов про машину и Марго, – и можно завершать поездку». Но Марго не оправдала его ожидания. Учебный автомобиль, тяжело урча, встал перед светофором и дождался зеленого света с включенным двигателем.

– Есть! – Девица изобразила стоп-кран и приветливо улыбнулась Свистунову. В ответ он кисло усмехнулся. Дальше – развилка, помеха справа и все остальное, на чем она ловилась уже три раза.

Как назло, на развилке не было ни одной машины. Благополучно остановившись перед знаком «Стоп», автомобиль со скоростью сорок километров в час двинулся дальше. Свистунов не отчаивался, впереди – Центральный рынок, и через проезжую часть шныряет масса пешеходов-нарушителей. Он даже расслабился, надеясь получить удовольствие от предполагаемого процесса. Задавить он ей никого не даст, но подъехать настолько близко, чтобы зеленоглазая особа ощутила всеми фибрами души пронизывающий страх, позволит. Инспектор мысленно представлял картину позора Марго, во время которой он объяснит, что ей ни в коем случае никогда в жизни нельзя садиться за руль.

Центральный рынок был закрыт на санитарный день. На проезжей части не было ни души. Свистунов решил, что именно сегодня судьба решила сыграть с ним злую шутку. Сегодня был день рождения его тещи. Это был их день: тещ, блондинистых девиц, тупых курсантов. Инспектор вспомнил, что должен был купить теще цветы. Это был шанс! Парковка – вот ее слабое место. Свистунов указал на обочину, машина, резко затормозив, чуть не уперла его лоб в переднее стекло. Конечно, если бы лоб инспектора при этом издал соответствующий звук, все решилось бы гораздо проще. Но голова замерла в сантиметре от стекла, к тому же девица тут же нашлась:

– Пристегиваться нужно, гражданин начальник.

Да, он не пристегнулся. Но и она! Та еще штучка! Свистунов выбрался из машины и скрылся в цветочном магазине. Девица схватилась за мобильник:

– Капа! Мы возвращаемся по третьему маршруту. Организуй заслон на проспект Котовского! – За выезд теперь можно было не волноваться.

Свистунов вернулся через минуту с неприглядно кровавыми гвоздиками чрезвычайно довольный. Он предвкушал дальнейший ход развития событий. Впереди транспортным потоком гудел проспект. Ее последний вздох. Но неожиданно у самого выезда на шумную улицу ход событий затормозился. Его перекрыл мощный грузовик с аварийными огнями. Нехорошо ругнувшись, инспектор Свистунов зловеще поглядел на Марго. Она постаралась улыбнуться очень искренне, получилось почти по-ангельски. Свистунов махнул рукой, показав обратное направление. Сегодня был не его день.

Глава 1

Через два квартала – светофор! Пока он синий, зеленый или красный…

Маргарита Калугина до двадцати трех лет не мечтала сесть за руль собственного автомобиля. Просто по той причине, что у нее не было ни руля, ни автомобиля. Была зарплата флориста небольшого магазинчика и родители, которые на старой «копейке» при их желании возили дочь на дачу, к родственникам в деревню и в гипермаркет за продуктами и товарами первой необходимости. Почти неожиданную блажь пойти учиться в автошколу они восприняли не как первую необходимость, скорее как каприз единственного чада. Но поскольку до этого момента Маргарита капризничала довольно удачно, то и здесь родители сдались. Особенно после того, как обладательницей новенького международного водительского удостоверения стала соседка Валентина, высоченная, ростом под два метра, девица с таким же непомерным гонором. Она пришла хвастаться обретенными после многодневной изнуряющей учебы правами к матери Маргариты как раз в то время, когда та лежала на диване и страдала за дона Педро. Сама Марго сидела на кухне с чашкой кофе и новым любовным романом. Отец возился в гараже со своим железным конем, который после очередного капитального ремонта норовил отбросить копыта.

– Вот! – Валентина ткнула в лицо Тамаре Александровне блестящую корочку. – Видали?

Тамара Александровна видала и не такое, но сам факт был вопиющим. У Валентины было водительское удостоверение, а у ее дочери – нет. Соревнования «а у кого больше» начались с первых шагов девочек-сверстниц, родившихся и живших по соседству, и, ни на минуту не прекращаясь, продолжались и в настоящее время. Маргарите довольно скоро наскучило соревноваться с Валентиной, особенно после того, как завязанная на ее волосах десятиметровая лента в виде банта (пятилетняя девочка Валя ходила только с тремя метрами) потянула ребенка назад. Маргарита опрокинулась на спину и долго лежала, как перевернутый таракан, махая всеми четырьмя лапками, не в силах подняться. Это был настоящий позор, дело происходило на детском утреннике, и на девочек смотрел Ленька Захаров.

Тамара Александровна, глядя на новенькое водительское удостоверение Валентины, снова будто бы оказалась в том далеком времени. Только Маргарита теперь не махала лапками, а Ленька Захаров больше не торчал под ее окном. Как бельмо на глазу торчала Валентина со своими правами. «Нельзя допустить, – подумала Тамара Александровна, – чтобы моя дочь жила совершенно бесправной. Нужно отправить ее учиться». И, как только Валентина скрылась, разработала план действий, по которому повела агитацию в свойственной ей манере скрытой рекламы. Через несколько дней доверчивая Маргарита сама захотела стать обладательницей новеньких международных прав. Стимулом послужило обещание Тамары Александровны подарить дочери старую «копейку».

Учеба в автошколе прошла легко и непринужденно, на занятиях Марго появлялась редко, на вождении автомобиля ее вообще никто не видел. Тем не менее внутренний экзамен она успешно сдала и стала усиленно готовиться к сдаче на получение водительских прав в Госавтоинспекции. Отец пару раз показал ей, где и на что следует нажимать во время движения и после того, как заметила впереди себя столб. Марго потренировалась на «копейке», и ей даже понравилось, но отец заявил, что она сожгла у машины сцепление, и снова скрылся со старой «копейкой» в гараже.

После этого ее преследовала полоса неудач в образе инспектора регистрационно-экзаменационного подразделения местного отдела Госавтоинспекции Кузьмы Свистунова. Сам по себе он был вполне симпатичным парнем с полным отсутствием присутствия чувства юмора. А в милицейской униформе представлял редкого тупицу, задающего бессмысленные вопросы типа «Для чего нужно зеркало заднего вида?» или «Кого давить на проезжей части – бабушку или внука?» Последний вопрос был особенно каверзным. Для чего нужно зеркало, могла бы сказать любая нормальная женщина. А вот кого выбрать: бабушку или внука, Маргарита сомневалась. Она решила задавить пенсионерку. Свистунов, не моргнув глазом, сообщил ей правильный ответ – нужно давить на тормоз. Такой безграмотности она не ожидала! Тормоз у нее никак не ассоциировался с одушевленным предметом. После таких вопросов ездить со Свистуновым нормально было невозможно. И четвертый раз сдачи водительского мастерства потребовал от Маргариты Калугиной необычайной изворотливости.

Собственно, изворотливой всегда была ее подруга Капитолина Куролесова, которая полностью оправдывала свою фамилию. Водительского удостоверения она не имела, как и соседки Валентины, поэтому она полностью растворилась в проблемах подруги. Своих у нее еще не было, или уже не было. Полненькая, симпатичная особа по имени Капитолина пользовалась успехом у сильного пола, но этой весной была совершенно одна, как и Маргарита. Они обе ждали принца на белом «Мерседесе», но не могли договориться, кому он достанется. Принц не спешил, а время не стояло на месте. Капитолина, узнав, что подруге достанется в наследство старый автомобиль, обрадовалась. Теперь у них появится возможность не ждать, а догонять несчастного принца. Для этого она приложила все свои силы. В то утро, когда Марго сдавала на права, катаясь по городу с инспектором Свистуновым, Капитолина установила перед развилкой дорожный знак, запрещающий въезд транспорта на развилку. Знак они вместе с Ленькой Захаровым выкопали ночью у близлежащего перекрестка. Водители ругались, но объезжали стороной. После того как Маргарита со Свистуновым благополучно миновали развилку, Ленька с запрещающим знаком побежал к перекрестку. Закрыть Центральный рынок на санитарный день оказалось плевым делом. Капитолина позвонила в Роспотребнадзор и сообщила, что купила на рынке больную курицу. Та якобы сидела у нее на кухонном столе и беспрестанно чихала, безжизненно свесив окорочка. Серьезная дама из этой организации ответила ей металлическим голосом, что от анонима жалобы не принимает. Капитолина тяжело вздохнула и пожелала ей и всем посетителям рынка крепкого здоровья. На что тяжело вздохнула серьезная дама. День, когда мимо рынка проезжала Маргарита, все-таки стал санитарным. Оставался проспект. Но и здесь подругам не пришлось особенно ломать голову. Ленька Захаров по просьбе Капитолины поставил свой фургон поперек проезжей части и включил аварийные огни. Он чуть не опоздал, бегая с запрещающим знаком по городу. То, что фургон безнадежно заглох на самом деле и перекрыл движение на улице на весь день, подругам было уже неинтересно. Маргарита Калугина стала одной из немногих обладательниц новенького водительского удостоверения. Седой майор, вручая права симпатичной блондинке, горько пошутил:

– Надеюсь, выпуская вас на дорогу, я не сокращаю этим количество пешеходов.

Маргарита Калугина тоже надеялась, и не только на это.

Как оказалось, зря. Отец и слышать не хотел об экспроприации у него автомобиля в пользу дочери. Та загрустила, сходила с водительским удостоверением к Валентине и поставила заветную корочку в сервант. С этого дня она стала задумчивой и молчаливой. Часто сотрудницы по работе заставали грустную Маргариту у окна.

– Какой красавец, – вздыхала она, разглядывая припаркованный рядом с магазином автомобиль.

Капитолина грустила еще больше, ее мечтам догнать принца было не суждено свершиться – по пешеходным дорожкам за ним было не угнаться. Зато Ленька ничуть не переживал за Маргариту, говоря ей, что всему свое время, и предлагал покататься на фургоне.

Так и случилось. Время пришло. Родной дядя Маргариты собирался уезжать за границу на постоянное место жительства и оставлял ей в безграничное пользование свою бледнолицую «девятку». Как мало нужно женщине для счастья! Маргарита, перед тем как увидеть свой автомобиль, не спала всю ночь, представляя каждое его колесо, педаль тормоза и газа. Под утро она увидела себя в зеркале заднего вида и переехала старушку.

Вступать во владение собственным авто Маргарита отправилась с Капитолиной, та взяла на всякий случай Леньку Захарова. Он должен был ехать на своем фургоне впереди и расчищать калугинскому кортежу проезжую часть. Автомобиль превзошел ее ожидания. В нем было все, что нужно: руль, педали, кресла, зеркала! Маргариту смущал только цвет – слишком никакой, но Капитолина сказала, что это вполне поправимое дело. У Леньки есть знакомый художник, который занимается аэрографией и преобразит ее авто в считаные часы. Нужно было только с ним заранее договориться и накопить денег. Аэрография оказалась недешевым удовольствием. Наскоро поцеловав доброго дядю, который был рад тому, что избавился от капризной машины, Маргарита поспешила вернуться домой.

Она с замиранием сердца села за руль «девятки» и повернула ключ в замке зажигания. Капитолина, устроившаяся рядом с ней, замерла, как будто в ожидании чуда. И оно свершилось – машина тронулась с места и тихо покатилась на улицу. Журча мотором, она выехала на проезжую часть и стала полноправным участником дорожного движения. Только сейчас Маргарита поняла, что не может одновременно крутить руль и разглядывать дорожные знаки. От этого открытия ей захотелось все бросить и сбежать, но оставить на произвол джипов и «Мерседесов» Капитолину она не смогла. Та, догадавшись о причине неожиданной бледности лица подруги, принялась заранее сообщать ей обо всех знаках, которые видела перед собой и на обочине.