Рик Риордан

Полубоги и маги

© Бушуев А.В., Бушуева Т.С., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Дорогой Пипс!

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? Это Перси Джексон.

Послушай… недавно я влип в историю с этими ребятами Кейнами. Может, до тебя дошли слухи об этом, и я решил, что тебе лучше узнать правду от меня.

Только не пугайся, договорились? Оказывается, боги Древней Греции – не единственные древние боги вокруг нас. Эти Картер и Сейди Кейны – маги и проводят большую часть времени, утихомиривая великих бессмертных Древнего Египта. Мы с Аннабет объединились с ними, чтобы обезвредить несколько угроз: гигантского крокодила, который хотел сожрать Лонг-Айленд, свихнувшегося бога, который пытался сотворить черную дыру в Рокуэе и четырехтысячелетнего колдуна, возомнившего себя бессмертным диктатором вселенной и едва не уничтожившего человечество.

Ну как, все еще не испугался? Тогда отлично. Все эти три истории рассказаны в этой книге. Так что, если люди спросят тебя – эй, ты слышал об этом бессмертном социопате, который вызвал трехглавого монстра на Рокуэй-Бич? – ты будешь знать, о чем, собственно, идет речь.

Главное, не бери в голову. Все закончилось хорошо. Ну… во всяком случае, пока что… Правда, осталось еще несколько странных, нерешенных… Знаешь что? Это не страшно. Надеюсь, ты получишь удовольствие от этой книжки!

Привет с Манхэттена.

Сын Собека

Оказаться в брюхе гигантского крокодила – уже одно это было само по себе скверно. Ну а парень со сверкающим мечом окончательно испортил мой день. Но, пожалуй, мне следует представиться.

Я – Картер Кейн, старшеклассник, а по совместительству маг, но основное мое занятие – борьба с египетскими богами и чудовищами, что постоянно пытаются меня прикончить.

Ну, хорошо, последнее – отчасти преувеличение. Не все боги желают моей смерти. Но многие. Впрочем, ничего удивительного, ведь на то я и маг в Доме Жизни. Мы что-то вроде полиции для сверхъестественных сил Древнего Египта. Прилагаем все усилия к тому, чтобы они не создавали особых проблем в современном мире.

В любом случае в этот день я выслеживал на Лонг-Айленде распоясавшегося монстра. Наши смотрители вот уже несколько недель ощущали в этом месте магические сотрясения. Затем в местных новостях появились сообщения о том, что в водоемах и болотах неподалеку от шоссе, ведущего на Монток, было замечено некое огромное существо, оно пожирало мелкую живность и пугало местных жителей. Один репортер даже назвал его Болотным Монстром с Лонг-Айленда. Когда простые смертные начинают бить тревогу, знай, пора хорошенько во всем разобраться.

Обычно в таких экспедициях меня сопровождает моя сестра Сейди или кто-то из других членов Бруклинского дома. Но все они были в Первом номе Египта на недельных учебных сборах по обузданию сырных демонов (да-да, они реально существуют, уж поверьте мне на слово), и поэтому я был один.

Я прицепил нашу летающую папирусную лодку к Фрику, моему домашнему грифону, и мы целое утро кружили над южным берегом, выискивая признаки беды. Если вам интересно, почему я не уселся прямо на спину Фрику, представьте себе крылья колибри, только гораздо больше, которые машут быстрее и сильнее лопастей вертолета. Если вы не хотите, чтобы вас искромсало на мелкие кусочки, то лучше летать в лодке.

У Фрика удивительный нюх на магию. Спустя пару часов в дозоре он взвизгнул: «ФРИИИИК!», резко заложил вираж влево и принялся кружить над зеленым болотистым заливчиком.

– Там, внизу? – уточнил я.

Фрик задрожал и, нервно дергая колючим хвостом, крикнул.

Внизу я не увидел ничего примечательного – среди болотной травы и зарослей искривленных деревьев в знойном летнем мареве змеилась, поблескивая, бурая река, затем впадавшая в Моричез-Бей. Эта местность чем-то напоминала дельту Нила в Египте, с той разницей, что здесь заболоченные участки были стиснуты с обеих сторон рядами жилых домов под серыми крышами. Севернее, по шоссе, ведущему в Монток, тянулась вереница автомобилей – отпускники покидали город, чтобы влиться в новые толпы отдыхающих на пляжах Хэмптонс.

Если в болотах под нами и в самом деле обитал плотоядный монстр, интересно, сколько времени ему понадобится, чтобы пристраститься к человечине? Если это случится… то ему будет чем полакомиться в округе.

– Ну ладно, – сказал я Фрику. – Спускай меня на берег реки.

Как только я вышел из лодки на землю, Фрик взвизгнул и устремился в небеса, унося с собой папирусную лодку.

– Эй! – крикнул я ему вслед, но было уже поздно.

Фрик чертовски пуглив. Плотоядные монстры имеют обыкновение приводить его в ужас, равно как и фейерверки, клоуны, а также запах жуткого английского напитка, столь любимого Сейди, – «райбины». (Я не стал бы его за это винить. Сейди выросла в Лондоне, оттого у нее такие странные вкусы).

Мне оставалось немногое: решить проблему с этим монстром. Как только дело будет сделано, можно свистнуть Фрику, чтобы он прилетел за мной.

Я открыл рюкзак и проверил запасы. Все на месте: заколдованная веревка, искривленный костяной посох, комок воска, чтобы лепить волшебные фигурки-шабти, набор для каллиграфии и целительное зелье – его некоторое время назад сварила для меня моя подружка Жас. (Она знала, что обычно без ссадин и синяков не обходится.)

Но мне была нужна еще одна вещь.

Я сосредоточился и проник в Дуат. За последние несколько месяцев я наловчился хранить в этом темном царстве запасы для непредвиденных случаев – дополнительное оружие, чистую одежду, желейные конфеты и упаковки холодного имбирного пива, но совать руку в это колдовское царство все еще было непривычно, все равно что слой за слоем продираться сквозь холодный плотный занавес. Я сжал рукоятку меча и вытащил его наружу – массивный хопеш с кривым лезвием в виде вопросительного знака. Теперь, вооруженный мечом и посохом, я был готов к прогулке по болотам в поисках голодного монстра. О, радость!

Я вошел в воду и мгновенно погрузился в нее по колено. Речное дно было похоже на осклизлое рагу. С каждым шагом мои ботинки производили неблагозвучные звуки – чавк-чавк. Мне крупно повезло, что со мной не было моей сестры Сейди. Она бы хохотала до упаду.

Что еще хуже, я знал, что, производя много шума, я не смогу незаметно подкрасться ни к каким монстрам.

Меня облепили москиты. Внезапно мне стало боязно и одиноко.

«Могло быть и хуже, – сказал я себе. – Или ты предпочел бы зубрить урок про сырных демонов?»

Увы, убедить себя я не смог. Мне было слышно, как где-то рядом кричат и смеются дети, по всей видимости, играют в какую-то игру. Интересно, каково это – быть обыкновенным ребенком и летним днем зависать с друзьями?

Мысль была такая приятная, что я отвлекся и не заметил, как водная гладь пошла рябью. Лишь когда примерно в пятидесяти ярдах передо мной над водой показалась цепочка черно-зеленых кожистых бугорков, которые затем мгновенно исчезли в глубине, я понял, с чем имею дело. Я и раньше видел крокодилов, но этот был настоящий гигант.

Я вспомнил Эль-Пасо и позапрошлую зиму, когда на нас с сестрой напал бог-крокодил Собек. Воспоминание было не из приятных.

По моей шее стекла струйка пота.

– Собек, – пробормотал я, – если это снова ты, то клянусь богом Ра, я…

Бог-крокодил пообещал оставить нас в покое, поскольку мы были дружны с его боссом, богом солнца. И все же… Стоит крокодилу проголодаться, как он тотчас забывает о своих обещаниях.

Ответа из воды не последовало. Поверхность начала разглаживаться, рябь пропала.

Что касается обнаружения монстров, то мои колдовские инстинкты не всегда бывают на высоте. Однако вода передо мной казалась темнее обычного. Это означало одно из двух: или ее большую глубину, или присутствие там чего-то большого.

Я почти надеялся, что это все-таки Собек. По крайней мере, у меня появится шанс поговорить с ним, прежде чем он прикончит меня. Собек большой любитель прихвастнуть.

К несчастью, это был не он.

В следующую микросекунду вода вокруг меня взорвалась брызгами, и я – увы, слишком поздно – понял, что зря не призвал на помощь весь Двадцать первый ном. Я успел разглядеть светящиеся желтые глаза размером с мою голову и блеск золотого ожерелья на толстенной шее. Затем чудовищные челюсти раскрылись, и моему взгляду на миг предстали ряды кривых зубов и огромная розовая пасть, такая огромная, что в ней уместился бы целый мусоровоз.

Еще миг, и чудовище проглотило меня целиком.

Представьте, что вас запихали вверх ногами в гигантский осклизлый пакет для мусора, в котором нет воздуха. Пребывание в брюхе чудовища было именно таким, правда, в нем было еще жарче и зловоннее.

На миг я был слишком оглушен, чтобы что-то предпринять. Мне с трудом верилось, что я жив. Будь пасть крокодила меньше, он перекусил бы меня пополам. А так он заглотил меня целиком, как одну порцию, чтобы доставить мне максимум «удовольствия», пока он будет меня медленно переваривать.

Повезло, ничего не скажешь.

Затем чудовище начало метаться из стороны в сторону, что не способствовало моему мыслительному процессу. Я затаил дыхание, понимая, любой вдох может стать последним. Со мной по-прежнему были меч и посох, но как я мог воспользоваться ими? Ведь мои руки были прижаты к бокам. Я также не мог вытащить ничего из вещей в моем рюкзаке. Что оставляло мне лишь один выход: заклинание. Если я смогу вспомнить правильный символ-иероглиф и произнести его вслух, то мне повезет призвать на помощь какую-нибудь действенную силу, типа «гнева богов», чтобы вырваться наружу из гадкой рептилии.

Теоретически: замечательное решение.

На практике: я не настолько силен в заклинаниях даже в лучшей обстановке. Сейчас же я задыхался в темной вонючей скользкой утробе, что, как вы понимаете, только мешало сосредоточиться.

«Нет, ты можешь», – сказал я себе.

После всех опасных авантюр, которые я пережил, я просто не мог погибнуть таким позорным образом. Сейди этого не переживет. Затем, оправившись от горя, она отыщет мою душу в древнеегипетском загробном мире и будет безжалостно дразнить меня, насмехаясь над моей глупостью.

Мои легкие горели. Я был на грани обморока. Я выбрал заклинание, сосредоточился и приготовился произнести его.

Внезапно монстр дернулся вверх и заревел. Здесь внутри это звучало по-настоящему жутко. Его горло сжалось и выдавило меня, как зубную пасту из тюбика. Я вылетел из пасти крокодила и шлепнулся в болотную траву.

Мне кое-как удалось встать на ноги. Я неуклюже топтался на месте, хватал ртом воздух, полуослепший, перемазанный мерзкой слизью, которая воняла протухшей рыбой.

Поверхность реки вся пошла пузырями. Крокодил исчез, но футах в двадцати от меня посреди болота появился паренек в джинсах и полинявшей оранжевой футболке с надписью про какой-то там лагерь. Прочитать остальное я не смог. На вид он был чуть постарше меня – возможно, лет семнадцати – взъерошенные черные волосы и глаза цвета морской волны. Но более всего мое внимание привлек его меч – прямой, обоюдоострый клинок, тускло поблескивавший бронзой.

Не скажу, кто из нас двоих удивился больше. Какое-то мгновение парень из лагеря пристально смотрел на меня. Он явно обратил внимание на мой хопеш и посох, причем у меня возникло ощущение, будто он видит их такими, какие они есть на самом деле. Простые смертные не врубаются, когда видят магию. Их мозги не способны правильно ее понять. Например, они могут посмотреть на мой меч и увидеть бейсбольную биту или трость.

Но этот парень… он был не такой. Я решил, что он, должно быть, тоже маг. Проблема была лишь в том, что я встречал немало магов в Североамериканских номах, но этого парня никогда раньше не видел. И никогда не видел таких мечей. Все в нем было каким-то… неегипетским.

– Крокодил, – сказал я, стараясь говорить спокойно и уверенно. – Куда он подевался?

Парень из лагеря нахмурился.

– Добро пожаловать.

– Что-что?

– Я вонзил это крокодилу в зад. – Он мечом изобразил действие. – Вот он и отрыгнул тебя. Так что добро пожаловать на волю. Что ты здесь делал?

Признаюсь честно, я был не в лучшем настроении. От меня воняло. У меня болело все тело. И, да, я был малость сконфужен. Подумать только, могучего Картера Кейна из Бруклинского дома крокодил изрыгнул из своей пасти, словно собака гигантский волосяной комок.

– Я отдыхал, – огрызнулся я. – Как ты думаешь, что я делал? А кто ты такой и почему сражаешься с моим монстром?

– С твоим монстром? – Парень двинулся ко мне по воде.

Похоже, с болотной грязью у него не было никаких проблем – он шагал по ней, как по сухой земле.

– Слушай, чувак, я не знаю, кто ты такой, но этот крокодил несколько недель терроризировал Лонг-Айленд. Я это посчитал личным оскорблением, потому что здесь моя территория. Несколько недель назад он сожрал одного из наших пегасов.

Я дернулся, как будто спиной наткнулся в изгородь, через которую пропущен электрический ток.

– Ты сказал – пегасов?

Он взмахнул рукой, как будто отметая мой вопрос.

– Так это твой монстр или нет?

– Я не хозяин ему! – огрызнулся я. – Я пытаюсь его остановить! Так куда он?..

– Крокодил отправился вон туда. – Он указал мечом на юг. – Я бы уже догнал его, если бы не ты.