Анна Кувайкова

Сайтаншесская роза. Эпизод II

Глава 17

Селениэль

Маразм крепчал…

Нет, он не то чтобы крепчал, он совсем окреп в мозгах моих любимых старейшин! И слово «любимых» скоро будет в кавычках, больших таких, которые за лигу видно! Ибо на кой ляд выносить вот такие вот вердикты, а?

Замуж либо в монастырь.

Слышал бы этот бред Ри, давно бы в истерике катался по полу, хлопая своими очаровательными ушками! Про Сайтоса я вообще молчу, тот давно бы ржал, как конь.

– Ниэль уже помолвлена, – усмехнулся Марк, глядя прямо в глаза злому, как тысяча демонов, Тиранэлю. – И в монастырь она не отправится. Это моё решение, Тиранэль, и не вам его оспаривать.

– Помолвлена? – задумчиво прикусил губу Дориэль, стоящий возле окна и вроде бы не обращавший внимания на разборки, которые уже несколько часов подряд проходили в Красной гостиной.

Той самой, с уютными диванчиками и полной звуконепроницаемостью, что было очень кстати: голоса старейшины Эвритамеля повышали уже несколько раз. Уютные диванчики так же, как и кресла, пустовали – все присутствовавшие здесь эльфы предпочитали решать вопросы стоя. Пожалуй, единственный плюс был в том, что силы у меня, благодаря наложенным на комнату плетениям, потихоньку восстанавливались. Никто даже и не подумал о том, что нам с Марком необходимо передохнуть после сражения с драконами, и по прибытии во дворец Оланиэль привёл нас именно сюда, как в самую защищённую во дворце комнату. Выносить сор из избы старейшины не хотели.

– Помолвлена, – спокойно кивнул Марк. – Не далее чем вчера Ниэль приняла предложение от Повелителя эрханов. Дата свадьбы ещё не назначена, но обручальные браслеты уже на ней.

– Что?! – опешил Тиранэль и, подойдя ко мне, схватил за руку и, быстро задрав рукав куртки, явил на свет один из браслетов. – Этого не может быть…

– Может, – ответил мой братик. – Более того, за несколько недель до этого я дал официальное согласие на брак.

– Маркус, но почему?! – шокированно произнёс Тайринэль, устало опускаясь в кресло, возле которого стоял. – Это же эрханы! Мы на протяжении нескольких тысяч лет ведём с ними войну! И теперь так просто, после всех событий, ты отдаёшь их Повелителю свою сестру!..

– Мы не можем этого допустить! – отрезал Тиранэль. – Браслеты придётся снять, а брачный договор аннулировать. Маркус, ты ещё не взошёл на трон, так что только мы вправе решать, кто будет мужем принцессы.

– А ничего, что я вообще-то здесь? – мрачно хмыкнула я и, резко вырвав руку из хватки эльфа, подошла к Марку. – Свою судьбу решу я сама.

– Вам придётся подчиниться законам, принцесса. – Только один из старейшин, Дориэль, всегда был абсолютно спокоен.

У меня даже иногда складывалось впечатление, что он злиться не умеет в принципе. Чем, честно говоря, я в далёком детстве без зазрения совести и пользовалась.

– Законы здесь бессильны, – развёл руками Марк. – Пока лицо королевской семьи не достигло своего совершеннолетия, её судьбу решают её родители или опекуны.

– Вы её родственник, – согласился Тайринэль. – Но именно мы являемся её опекунами. И в наших интересах не допустить этого брака. Наше согласие никогда не будет получено.

– А оно и не нужно, – не удержавшись, хотя Марк настоятельно рекомендовал мне не вмешиваться, фыркнула я, разгадав наконец-то значение странных слов Киртана, сказанных им в таверне. – Было дано моё согласие, согласие Марка и моего дяди, князя Эренриха, как старшего родственника и опекуна. Этого достаточно, чтобы помолвку, проведённую на глазах у нескольких свидетелей, обладающих нужными титулами, признали действительной. Иначе бы браслеты на моих руках не защёлкнулись. Слишком поздно, уважаемые старейшины. Я помолвлена с демоном.

Ой, какие злые лица… Меня сейчас не убьют, нет?

Впрочем, мне более интересно, специально ли Марк и Шайтанар это всё устроили, или же помолвка со всеми её важными составляющими действительно получилась спонтанно? Если второй вариант, то удача наконец повернулась ко мне нужным местом, а не тем, которым стояла некий продолжительный отрезок времени!

– Свадьбы не будет! – рявкнул Тиранэль так, что у меня уши чуть не заложило.

Я, конечно, чуть не шарахнулась от неожиданности, но почему-то страха перед этим разгневанным эльфом, как раньше, уже не испытывала.

Напугал ёжика задним карманом брюк, ага! Я час назад с чёрными драконами в небе в догонялки играла, а те погромче рычат! Ещё и пламенем плюются. Кстати, о «птичках»… Надо бы принять ванну, а то запах в гостиной стоит такой очаровательный, будто пару свинок подпалили! А чего вы хотели, собственно? Волосы мне опять несколько укоротили, да и Марку тоже. Кстати, о чём там мой братик любезный сейчас вещает?

– Даже если этот брак является залогом мира между эрханами и лунными эльфами? – вкрадчиво спросил Марк, оставаясь при этом абсолютно спокойным.

Что это он сейчас сказал?! Всё, я в шоке. Глубочайшем и окончательном.

Вот, значит, чего это Марк так легко согласился на свадьбу… Впрочем, узнав это, я теперь вдвойне согласна выйти замуж за этого нахального демона с собственническими замашками! Вот так вот взять и перечеркнуть всё, что воротил предыдущий Повелитель, разрушить всё, что он выстраивал веками, примирить две вечно враждующие расы… и всё это ради того, чтобы быть со мной? Да, Шай действительно не мелочится.

И если он действительно на всё это решился, то куда уж деваться всем моим сомнениям? Правильно, к волкодлакам под хвост! И хотя каково это, быть супругой демона, я себе даже в самых больных фантазиях не представляю, паниковать буду перед самой свадьбой, а времени перед этим знаменательным событием более чем достаточно. И это ещё мягко сказано!

– Даже в этом случае, – сквозь зубы процедил Тиранэль, вокруг которого начала ощутимо сгущаться магия. Похоже, что эльф был не просто в ярости, а уже на грани. – Мирный договор нам не нужен.

– К сожалению, это решать уже не вам, – покачал головой Марк, взяв меня за руку. – Договор уже мною подписан, и помолвка состоялась. Пора признать своё поражение, Тиранэль. Ты многое сделал для нашей семьи, и я ценю это. Но пришла пора мне взять власть над королевством в свои руки.

– Это невозможно, ваше высочество, – заметил Тайринэль, который тоже был весьма зол, но не настолько, как старший из старейшин. – Пока вы не найдёте супругу, ваша подпись на документах не имеет силы без нашего на то согласия.

– Кстати, об этом, – мягко усмехнулся мой братик, хотя на самом деле он был очень-таки горд собой, в то время пока я, копаясь в его мыслях, не наткнулась на нужную и тихо окосела от будущих событий. – Я уже достиг своего совершеннолетия и готов взойти на престол. Насчёт самого главного закона прошу не беспокоиться – супругу я уже себе выбрал. Ниэль, сколько понадобится времени на подготовку к церемонии?

– Неделя плюс-минус пара дней, – машинально ответила я, чувствуя, что моя чувствительная пятка пребывает в тихом обмороке. Мой… братик… женится? Где и что умерло, даже не спросив на это разрешения?!

– А вы уверены, ваше высочество, что Совет одобрит предложенную вами кандидатуру на роль Владычицы лунных эльфов? – спокойно, но не без доли ехидства осведомился Дориэль.

Хех, сейчас ему будет не до сарказма!

– Естественно, – не подумав, брякнула я. – Как на роль будущей Владычицы не может подойти ваша собственная дочь, Дориэль?

Та-дам! Немая сцена в исполнении трёх почтенных эльфов, каждому из которых лет побольше, чем мне, Ри, Марку и близнецам, вместе взятым! Думаю, после этого вечера, а если точнее, глубокой ночи, седины в их волосах значительно прибавится.

– Керианэль… – с большим трудом выдавил из себя несчастный Дориэль, которого эта новость, похоже, просто ошарашила.

Не его одного, кстати.

– Несколько недель назад ответила мне согласием, – закончил за него Маркус, пока я тихо млела от удовольствия.

Таки уря! Моя подруга детства и мой братик после стольких лет недомолвок и тщательно скрываемых чувств наконец-то будут вместе! Можно я попрыгаю от радости, а?

«Рано, Ниэль!» – Мой любимый братик отвесил мне лёгкий ментальный подзатыльник, чтобы не расслаблялась раньше времени. Это было не больно и даже не обидно, скорее наоборот, напомнило наше с ним далёкое детство, вызвав ещё большую улыбку на моей физиономии. Пришлось мгновенно шифроваться и делать, что называется, морду тяпкой.

– Мы не можем допустить этого брака! – М-да, Тиранэля, похоже, понесло. Он даже не пытался скрывать свою ярость, сжав кулаки так, что костяшки пальцев побелели. – Ни одного, ни второго!

– Неужели моя дочь настолько плоха? – мгновенно вспыхнул Дориэль, и, если судить по его гневно суженным карим глазам, я скоро увижу, что же это за зверёк такой – злой Дориэль.

Так, ещё ссоры между старейшинами нам не хватало для полного счастья!

Хотя я прекрасно понимаю его. Керианэль – его единственное дитя и всё, что у него осталось. Мать Кери умерла при родах сына, а мальчик, младший брат моей подруги детства, прожил всего несколько дней после рождения. Кери тогда и двадцати лет не было, но она всё прекрасно помнит и, наверное, с тех самых пор стала молчаливой. И именно смерть её матери и брата повлияла на то, что они с Марком сблизились. Мой братик всё время её поддерживал, и в итоге получилось то, что получилось. Хоть Кери и воспитывалась лишь отцом, в строгости, как и положено в семьях старейшин, она всё равно осталась милой и доброй… В отличие от Латриэля. Два отпрыска старейшин, и столь большая разница.

– Дориэль, кроме вашей дочери я не желаю никого видеть в качестве своей супруги, – улыбнулся Маркус, мгновенно разбив напряжение. – Только с ней я готов провести остаток своих дней. И как дочь старейшины, я уверен, она станет прекрасной Владычицей.

После этой фразы младший из старейшин не мог не улыбнуться. Ещё бы, не каждый день будущий Владыка признается в любви, пускай и настолько завуалированно, твоему собственному чаду! Удивительно, но даже Тайринэль не сдержал чувств и, подойдя к Дориэлю, положил тому руку на плечо. Похоже, что этих двоих вся ситуация в целом действительно устраивала, хоть они и делали вид, что весьма нами недовольны.

– С вашего позволения, – я повернулась в Тиранэлю, который разве что зубами не скрежетал, но уже был на полпути к этому, – завтра же я отправлюсь в Изумрудный замок вместе с небольшим отрядом сопровождения, чтобы начать подготовку к церемонии. Керианэль я беру с собой так же, как и вашу достопочтимую супругу. Когда всё будет готово, я сообщу.

Мои слова проигнорировали… Только так на меня взглянули, что захотелось сразу же заныкаться куда-нибудь в дальний угол и прикинуться раскидистым фикусом, дело которого стоять, листочками трясти и никого не трогать. Впрочем, это чувство всплыло скорее по привычке, да и то на каких-то пару секунд. Ибо тот, кто лично знаком с Шайтанаром, уже не боится никого и ничего!

– Так и поступим, – посмотрев на Тиранэля, произнёс Марк. – Остался лишь один нерешённый вопрос.

– И имя ему: Остиэль тер Ник. – С моего лица мигом слетела улыбка при воспоминании о хамелеоне.

Ведь, насколько я знаю, он сейчас находится в темнице, и, честное эльфийское, делать ему там абсолютно нефиг! Хорошо хоть Ри мы оставили в Эллидаре, в противном случае, думаю, его постигла бы такая же участь.

– Он будет казнён, – отмахнулся от меня Тиранэль, подходя к окну. – И это не обсуждается. Вы и так слишком многое взяли на себя. Как бы вам с этим справиться?

– Это угроза, Тиранэль? – вроде бы мягко спросил Марк, но у меня аж холодок скользнул по спине.

Хотя это я заметила как-то краем сознания.

– Что. Значит. Казнён? – чеканя слова, спросила я, пытаясь взять себя в руки.

Нет, Ости я им не отдам… Подавитесь, господа хорошие!

– Я не ясно выразился, принцесса? – ехидно осведомился Тиранэль, не поворачиваясь ко мне, и если честно, то своими интонациями он мне жутко напомнил Летрака.

А эту скотину я, несмотря ни на что, всё равно не перевариваю!

– Вполне, – зло проговорила я. – Но я этого не допущу, уважаемый старейшина. Остиэль тер Ник не будет казнён!

– Он нарушил закон, и не один, – заметил Тайринэль. – Это нельзя оставлять безнаказанным, принцесса. Каковы бы ни были его заслуги, но мы не можем так просто его отпустить.

– А придётся! – Каюсь, теперь уже меня понесло. – Делайте со мной что хотите, но Остиэль останется цел и невредим!

– Раз так, – резко повернулся Тиранэль, от чего края его ритуальной хламиды взметнулись, как крылья, – то отмените помолвку, принцесса Селениэль. И тогда тер Ник будет свободен.

– Что?! – Моя челюсть шумно поздоровалась с полом.

Ничего себе поворотик событий!!

Сказать, что слова старейшины меня ошарашили, значит сказать… да ни упыря не сказать!

То есть как отменить помолвку? Отказаться от надежды на наше с Шайтанаром счастье, раньше призрачное, а теперь вполне реальное, подтверждением которому являются вот эти браслетики? Да маму же вашу за ногу да восемь раз об угол стенки, да простят меня Хранители и матушка Тиранэля за такие выражения!

Он что, вконец оборзел, простите за мой эльфийский?!