Московские каникулы
Московские каникулы
«… Известно, что с собаками в салон самолета не пускают, и это безусловное хамство и дискриминация собак. Посему Лучана сдавала клетку в багаж, строго выговаривая чиновнику: – Компания «Алиталия» категорически отвечает за сохранность собаки? – Да, синьора. – Это не какая-нибудь обыкновенная собака, это особая собака! У нее шесть золотых медалей! – Да, синьора! – Более того, это любимая собака! – Разумеется, синьора! – И я решительно настаиваю, чтобы в полете… – Да, синьора! – не вовремя вставил обалдевший чиновник. Лучана мгновенно вспылила: – Что значит «да»? Вы не дослушали до конца, и уже «да»! И почему вы дергаетесь? Это неприлично! Чиновник почувствовал, что у него от этой милой беседы действительно задергался угол рта. – Извините, синьора! Это нервный тик. На прошлой неделе меня продуло, и никак не проходит. На Москву выход номер сорок пять. Стоило Лучане уйти, как чиновник перестал дергаться. …»
Почти смешная история
Почти смешная история
«… – Вы всегда такой молчаливый? – спросила она. – Нет. – Это я вас раздражаю своей болтовней? – Да. – Я буду молчать, – пообещала Иллария. – Но в самом деле, вдруг ни с того ни с сего вы беретесь нести этот проклятый чемодан, потом устраиваете номер в гостинице, из-за этого вам придется жить вдвоем, потом вы сами несете чемодан в мастерскую. Я думаю, вы добряк, а вот Таисия Павловна считает, что вы за кем-то из нас ухаживаете или за нами обеими ухаживаете… Мешков уничтожающе взглянул на Илларию, но ее это нисколько не смутило, она лишь сказала: – Я молчу, я рта не раскрываю… »
О бедном гусаре замолвите слово
О бедном гусаре замолвите слово
«… Тут жандармерия перешла в атаку на армию: – Дорогой Иван Антонович! Время-то сейчас трудное… В Европе – смуты, волнения, – Мерзляев перешел на шепот, – кое-где баррикады. Вредные идеи – они в воздухе носятся. Там выдохнули, здесь вдохнули… На кого государю опереться? Кому доверять? Только армии… Но, как говорится, доверяй, но проверяй… – Ну, вы мой полк не марайте! Мои орлы не дураки! Газет не читают, книг в глаза не видели, идей никаких не имеют! – Не надо перехваливать, Иван Антонович… Вот, например, получен сигнал: некий корнет Плетнев в одной компании вольнодумно высказывался. – Да мало ли что спьяну сморозил?! Все болтают. – Болтают все, – глубокомысленно заметил Мерзляев. – Не на всех пишут… А вот поставим его лицом к лицу с бунтовщиками – и сразу будет ясно, что за человек. Спьяну болтал или нет. – Я за Плетнева ручаюсь как за себя! – Дорогой Иван Антонович, – грустно сказал Мерзляев, – такое время – ни за кого ручаться невозможно… Вот, послушайте… Вроде бы птички Божии, а что позволяют. – Он свистнул, и попугаи немедленно отозвались: «Царь-дурак…», «Царь-дурак…», «Дурак!», «Долой самодержавие!» Лицо полковника перекосилось. Мерзляев тоже несколько изумился новой формулировке попугая. – Вот такие настроения витают не только в обществе, но и в природе! – подытожил Мерзляев, радуясь тому, что жандармерия в который раз одержала победу над армией. …»
Ирония судьбы, или С легким паром
Ирония судьбы, или С легким паром
«… Иной раз отправной точкой для воображения может послужить какой-то анекдотический случай, происшедший в жизни. Так, например, возникла пьеса «С легким паром!». Нам рассказали историю об одном человеке (назовем его Н.), который после бани забежал к приятелям. А там шумела вечеринка – справляли не то день рождения, не то годовщину свадьбы. Помытый, чистенький Н. усердно начал веселиться и вскоре, как говорится, «ушел в отключку». В компании находился шутник Б. Он подговорил разгулявшихся друзей отвезти на вокзал пришедшего из бани Н., купить билет на поезд, погрузить спящего в вагон и отправить в Ленинград. Так они и поступили. Во время всей этой операции Н. не раскрыл глаз. Несчастный, ничего не понимающий Н. проснулся в общем вагоне на самой верхней полке поезда, прибывшего в город на Неве, вышел на привокзальную площадь и обнаружил, что, кроме портфеля с веником и пятнадцати копеек, при нем ничего нет. Мы с Эмилем стали фантазировать, что же могло произойти с этим недотепой в чужом городе, где у него нет знакомых, а кошелек пуст. …»
Другой Париж: изнанка города
Другой Париж: изнанка города
Казалось бы, что нового можно увидеть в многократно воспетом на всех языках мира вечном «городе света», великолепном Париже? Русский стрингер Тимофей Бродов, собирая информацию о парижских клошарах, оказывается в совсем другом городе, где видит неожиданную изнанку дворцовой помпезности французской столицы. На его пути встречаются бомжи и проститутки, антиглобалисты и пойстеры, цыгане и арабы, нелегальные иммигранты и жители парижских подземелий… В этой параллельной реальности сны и легенды переплетаются с действительностью, жизнь со смертью, любовь с разлукой, и откуда-то из мраморных лабиринтов Пер-Лашез раздается голос вечного бродяги и бунтаря Джима Моррисона. Существуют ли сегодня настоящие клошары или они тоже стали мифом – это предстоит выяснить Тимофею на парижских улицах.
Индия глазами русского Шивы. Роман-путеводитель
Индия глазами русского Шивы. Роман-путеводитель
Волей судьбы обычный программер Федор оказывается в Индии – непонятной для европейцев, дикой восточной стране. Каждый шаг здесь связан с опасностью, «искателя» поджидают приключения, непредвиденные обстоятельства, обманы и неожиданные открытия. Фальшивые гуру и всевозможные наркотики, продвинутые дауншифтеры и стареющие хиппи, далекое от реальности индийское кино и запредельные чудеса – такова настоящая Индия, которая открывается читателю глазами героя.
Израиль без обрезания. Роман-путеводитель
Израиль без обрезания. Роман-путеводитель
Смелая девушка Карина, московский фэшн-фотограф, попадает в водоворот событий и открывает совсем другой Израиль, который вряд ли увидят ленивые туристы. Она знакомится со своеобразием израильской моды, кошерной и некошерной едой, веселится на еврейской свадьбе, постигает особенности неизвестной религии бахаи и становится вершиной любовного треугольника, лишая подругу детства мужчины ее мечты. Военные базы Голанских высот, поиск похищенных из России икон, приключения в Рамалле и развод «по-еврейски» – все это оставит необыкновенные впечатления и фотографии и навсегда изменит жизнь героини.
CUBA LIBRE!
CUBA LIBRE!
Какие ассоциации возникают у большинства из нас, когда мы слышим о Кубе? Практически никаких, кроме тех штампов, что угнездились в наших светлых головах еще в советские времена и неплохо чувствуют себя там до сих пор. В этой коммуналке: белый песок и ласковый океан Варадеро, революция, социализм, многоречивый неутомимый вечноживущий Фидель, Че Гевара в берете неизвестного фасона и с такой родной красной звездой, красивые любвеобильные мулатки, мохито, старина Хэм, ром «Habana Club» и толстенные ароматные сигары… Кубинская реальность мгновенно меняет этот набор и ставит под сомнение многие существующие стереотипы. И уж если вы по воле судьбы добрались до границы Атлантики и Карибского моря, преодолев 8 часовых поясов, то не стоит ограничиваться овощным отдыхом на солнечном в любое время года пляже и барами на территории «все включено». Если позволить себе выйти за эту уютную оградку, то вместо привычной мифологии местная действительность обеспечит странника обилием открытий и приключений! Куба не оставит равнодушными ни бывалого путешественника, ни того, кто впервые уехал на солнечные Карибы.
Шах королевы
Шах королевы
Молодой писательнице Наташе Петровой скучно жить в повседневной рутине. Настоящая жизнь там, в романах, а то, что происходит здесь, – лишь материал для творчества. Как приятно описывать знакомых, управляя их судьбами по своей прихоти! А еще можно самой создавать колоритных персонажей. Но однажды придуманная Наташей красотка-разлучница чудесным образом сходит со страниц романа и начинает рушить весь устоявшийся мир автора.
Круглянский мост
Круглянский мост
«… Снаряжать мину Бритвин принялся сам. Рядом на шинели уже лежал найденный ночью у Маслакова полуметровый обрезок бикфордова шнура и желтый цилиндрик взрывателя. Впрочем, начинить мину было несложно. Спустя десять минут Бритвин засыпал полбидона аммонитом, бережно укрепил в его середине взрыватель, конец шнура выпустил через край. – Гореть будет ровно пятьдесят секунд. Значит, надо поджечь, метров тридцать не доезжая моста. Наверно, для лучшей детонации, что ли, он вытащил из кармана гранату – желтое немецкое «яичко» с пояском – и тоже укрепил ее в середине. Потом по самую крышку набил бидон аммонитом. – Вот и готово! На середине моста с воза – вэк! И кнутом по коню. Пока полицаи опомнятся, рванет за милую душу. …»
Его батальон
Его батальон
Повесть Василя Быкова «Его батальон» заканчивается словами: «Война продолжалась». Взятие высоты, описываемое автором – лишь один из эпизодов войны, которых комбату Волошину предстоит пережить немало и, может быть, погибнуть в одном из них. Но, как бы ни было тяжело на фронте, всегда надо оставаться человеком: «И чем значительнее в человеке истинно человеческое, тем важнее для него своя собственная жизнь и жизнь окружающих его людей».
Соловьев и Ларионов
Соловьев и Ларионов
Как легко предположить, главные герои этой книги – Соловьев, ученый-историк из Ленинграда, и Ларионов, белый генерал. Именно о нем Соловьев берется писать диссертацию и выясняет, что в жизни вояки были свои тайны. За их разгадкой он отправляется в Ялту, где генерал закончил свой путь в обычной советской коммунальной квартире. Беседуя с очевидцами и изучая архивы, он обнаруживает, что судьба Ларионова неожиданным образом перекликается с его собственной жизнью. Ведь неважно, что именно изучает человек. В первую очередь он исследует самого себя.
Франческо Петрарка. Сонеты, избранное, канцоны, секстины, баллады, мадригалы, автобиографическая проза
Франческо Петрарка. Сонеты, избранное, канцоны, секстины, баллады, мадригалы, автобиографическая проза
В настоящий сборник великого итальянского поэта эпохи Возрождения Франческо Петратки (1304 - 1374) включены знаменитые сонеты на жизнь и смерть Мадонны Лауры, избранные канцоны, секстины, баллады, мадригалы, а также автобиографическая проза.
Лирика. Автобиографическая проза (сборник)
Лирика. Автобиографическая проза (сборник)
В сборнике представлены сонеты и избранные канцоны, секстины, баллады и мадригалы из "Книги песен" великого итальянского поэта эпохи Возрождения Франческо Петрарки (1304-1374). Автобиографические материалы служат прекрасным дополнением к всемирно известной лирике и являются образцом психологической прозы.
Книга песен
Книга песен
Никто из поэтов эпохи Возрождения не пользовался такой широкой известностью и не оказал такого большого влияния на ренессансную поэзию как Франческо Петрарка. Представленная вам "Книга песен" - это прежде всего картина различных душевных состояний Петрарки. В зеркале любви все время отражается его сложный душевный мир.
Лирика
Лирика
В настоящий сборник великого итальянского писателя Франческо Петрарки (1304 - 1374) включены сонеты и избранные стихотворения из "Книги песен" - своеобразного поэтического дневника, посвященного любви поэта к Лауре, и "Автобиографические письма".
Золотой осел (сборник)
Золотой осел (сборник)
В книгу знаменитого древнеримского писателя включены "Апология, или Речь в защиту самого себя от обвинения в магии" и "Метаморфозы, или Золотой осел". В романе "Золотой осел" открывается широкая панорама быта и нравов римской провинции II века. Среди вставных новелл - сказка об Амуре и Психее, неоднократно перелагавшаяся в разных странах.
Причуды среднего возраста
Причуды среднего возраста
"Причуды среднего возраста" - это история любовных переживаний сорокалетнего мужчины, своеобразное подведение итогов и иллюзия, которую автор подверг глубокому анализу, оставляющему чувство горечи и причастности к чему-то очень личному. За этот свой роман член Гонкуровской академии Франсуа Нурисье был удостоен литературной премии "Фемина".
Праздник отцов. Вперед, спокойно и прямо (сборник)
Праздник отцов. Вперед, спокойно и прямо (сборник)
Франсуа Нурисье - один из крупнейших современных французских писателей, лауреат многих престижных литературных премий. В книгу входят два известных романа: "Праздник отцов" (1985) и "Вперед, спокойно и прямо" (1987), посвященные проблемам человеческого бытия в контексте сегодняшней Франции.
Праздник отцов. Бар эскадрильи (сборник)
Праздник отцов. Бар эскадрильи (сборник)
Произведения современного французского писателя Франсуа Нурисье (род. в 1927 г.), представленные в сборнике, посвящены взаимоотношениям людей. Роман "Праздник отцов" написан в форме страстного монолога писателя Н., который за годы чисто формальных отношений с сыном потерял его любовь и доверие. В центре повествования романа "Бар эскадрильи", впервые публикуемого на русском языке, - жизнь писателя Жоса Форнеро. Сможет ли он сохранить порядочность в обществе, где преобладают понятия престижа и власти?
Избранное
Избранное
В сборник известного французского писателя и критика вошли повести "Взгляд египтянки", герой которой на склоне дней подводит итоги собственной жизни, и "Дитя-зеркало" - своеобразное автобиографическое исследование, а также рассказы. Мастер психологической прозы, проникнутой тонким лиризмом, писатель поднимает в своих произведениях серьезные нравственные проблемы, размышляет о судьбах человека в современном мире.
Дитя-зеркало
Дитя-зеркало
Автобиографическая повесть известного французского писателя и критика рассказывает о первых жизненных впечатлениях ребенка, о формировании его характера. Хотя само повествование не выходит за рамки одной семьи, в книге воссоздается атмосфера 20-х гг. нашего столетия с его социальными конфликтами и проблемами.
Адельберт Шамиссо. Избранное (сборник)
Адельберт Шамиссо. Избранное (сборник)
В "Избранное" выдающегося немецкого писателя Адельберта Шамиссо вошли его знаменитая повесть "Удивительная история Петера Шлемиля", где в аллегорической форме рисуется столкновение личности с буржуазно-филистерским обществом, а также образцы любовной и гражданской лирики поэта, его лучшие баллады и сатирические стихотворения.
Удивительная история Петра Шлемиля
Удивительная история Петра Шлемиля
Адельберт Шамиссо, немецкий поэт и путешественник-натуралист (1781-1838). В годы оккупации Германии наполеоновскими войсками (18131814) он написал свою символическую и, в значительной степени, автобиографическую "новеллу" "Удивительная история Петра Шлемиля". Новелла дана с сокращениями, но без всякой языковой адаптации и с сохранением всего, необходимого для развития основного сюжета и основной идеи произведения. В приложенных примечаниях поясняются устаревшие слова, обороты и грамматические формы, трудно переводимые идиомы, а также моменты исторического, географического и бытового характера. Иностранные слова даны с транскрипцией - интернациональной для студентов языковых вузов и элементарной для остальных читателей. В элементарной транскрипции ударному гласному соответствует буква, напечатанная жирным шрифтом. Издание рассчитано прежде всего на студентов старших курсов языковых вузов и филологических факультетов.
Лолита. История любви (сборник)
Лолита. История любви (сборник)
В книгу вошли роман известного русского писателя "первой волны" эмиграции и повесть американского писателя, старшая в 70-х годах бестселлером не только в США, но и за пределами страны.
История любви. История Оливера (сборник)
История любви. История Оливера (сборник)
Они встретились случайно - будущий юрист, один из лучших в Гарварде, и студентка музыкального колледжа, своенравная и вообще слишком уж умная для девчонки. Они познакомились, влюбились, поженились, стали жить вместе. Иногда ссорились. Мечтали о детях, но жизнь рассудила иначе... Обычная история. Вечная как мир. Не сентиментальная, но искренняя настолько, что никого не оставит равнодушным.
Поселок на реке Оредеж
Поселок на реке Оредеж
…У подростков Кати и Лены Комаровых из многодетной бедной семьи забот полон рот: пока пьяные отец и мать ссорятся друг с другом, нужно как-то накормить, одеть и обуть младших сестренок и братьев. На носу кризис 1998 года, но надежда на чудо не оставляет детей. И чудо все-таки случается. Ведь там, где взрослый не увидит ничего, кроме нищеты и безысходности, ребенок способен рассмотреть тайну…
Руководство к действию на ближайшие дни
Руководство к действию на ближайшие дни
«Руководство к действию на ближайшие дни» молодого израильского писателя Йоава Блума каждому, любому не поможет. Оно пригодится лишь неудачнику Бену Шварцману, бывшему библиотекарю на три четверти ставки, который к тому же совсем не пьет. Странные советы дает ему книга, запугивает и поддерживает, и среди прочего рекомендует к употреблению крепкие спиртные напитки особых достоинств. Если он этим наставлениям последует — что будет? Проснется ли он просто с тяжелой от похмелья головой, или, может, совсем другим человеком?.. Вдруг «Руководство» поможет ему защититься от агрессивного мира? Или, напротив, в ближайшие дни Бен поймет условность границ между силой и слабостью, опытом и невинностью, и растворится в этом самом мире?.. И справится ли со всем этим Бен Шварцман? А все мы — обречены ли оставаться только собой? Может, никому не вырваться из собственного заколдованного круга, пока некий Йоав Блум не написал «Руководство к действию» специально для него?..
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ... 341
ЮнитЛиб © 2012-2018 Электронный каталог книг | Обратная связь / Информация для правообладателей
Администрация ресурса выступает категорически против распространения нелегального контента, нарушающего авторское право, а также другие законы Российской Федерации. Предоставленные материалы защищены законом об авторском праве и принадлежат их правообладателям. Веб-ресурс unitlib.ru не имеет и не хранит на сервере электронные архивы (в том числе ссылки ведущие на нелегальный контент), а содержит только аннотации к книгам и разрешенные фрагменты текста (для ознакомления и приобретения полного текста у официального распространителя контента). По всем вопросам, касающимся работы сайта можно обратиться на странице обратной связи.