Звёздный юнга: 7. Мародёры

Дмитрий Мартынов

Никто не спотыкается, лёжа в постели!

Японская мудрость

***

– Да, неприятная история, – почесал затылок Гога, закончив читать записку, в которой говорилось, что бандиты вернут родителей Уно в обмен на расшифрованные записи Темпуро.

– Вот и мне не нравится, – со злостью сказал юнга. – Они мне ещё дорого за это заплатят.

Ребята встретились пять минут назад на парковке возле яхты, угнанной ими у бандитов. Лили, их третий компаньон, задерживалась, но Уно с ней связался, и та сообщила, что уже летит.

– Что стряслось? – спросила девочка, выпрыгивая из гравикапсулы, которая привезла её на побережье из их города Милиума. – Давай, выкладывай, а то я еле из дома сбежала. Если это обнаружат, меня следующие десять лет никуда не отпустят.

Уно молча протянул Лили записку, та взяла листок бумаги и прочитала его в свете фонарей, освещавших парковку.

– Да, – кивнула она головой, – согласна, случай действительно экстренный. Какой у вас план?

– Самый простой: летим на Землю, находим пароль от записей Темпуро, я передаю их этим отморозкам, забираю родителей, а потом разбираюсь с ними раз и навсегда, не дожидаясь пока это сделают бюрократы из СГБ! – юнга разошёлся, его глаза метали молнии, кулаки тряслись. Если бы сейчас здесь оказались Буфф или Мидоло, их песенка была бы спета.

Гога открыл люк яхты, из-под днища послушно выдвинулся трап. Ребята поднялись на борт. Мальчики сели в кресла пилотов и пристегнулись, Лили выдвинула небольшое складное сиденье из ниши в стене и усевшись в него, застегнула ремень безопасности.

– Вычислитель, проверка всех систем, доложить о готовности к взлёту и гравитационной интерполяции, – приказал Уно.

– Все системы функционирует нормально, корабль готов к взлёту, – доложил вычислитель.

– Тогда взлетаем, – отдал новый приказ юнга, – в процессе взлёта провести расчёт параметров гравитационной интерполяции. Место назначения: Солнечная система, планета Земля. Выполняй!

– Исполняю.

Яхта плавно оторвалась от покрытия парковки и начала набирать высоту, через пару минут в иллюминаторе корабля был уже открытый космос, а ещё через десять – вычислитель доложил, что переход рассчитан и до него осталось десять секунд. Начался обратный отсчёт. Когда погасла цифра ноль на центральном интерфейсе мостика, вместе с ней погас свет, и на мгновение яхта погрузилась в кромешную темноту.

Когда способность видеть вернулась к экипажу, перед ними предстала Земля – колыбель человечества – во всей своей красе: голубой диск большой планеты, частично скрытый тенью и красивыми белыми облаками, проплывал в центральном иллюминаторе яхты. Ребята спрыгнули со своих мест и завороженно уставились на это зрелище, но вычислитель вернул их к реальности:

– Жду дальнейших указаний, – запросил он.

Уно отвернулся от иллюминатора и прошёл обратно к креслу пилота.

– Выходим на орбиту планеты, совершаем её облёт и сканируем радаром.

– Исполняю.

Картинка перед иллюминатором резко ушла в сторону. Яхта, совершив разворот, начала движение вокруг планеты. Корабль двигался в сторону тёмной стороны Земли, туда, где сейчас была ночь.

– Сколько времени займёт один оборот? – поинтересовался Гога.

– Девяносто две минуты, – сообщил вычислитель, – если не будет других условий.

– Подойдёт, – решил юнга. – Нам надо за это время решить вопрос о том, куда садиться. Какие будут предложения?

– Я думаю, что дом Темпуро должен быть недалеко от его лаборатории, – предположила Лили. – У меня ведь есть её координаты.

– Покажи, – попросил Гога.

Мальчики столпились возле Лили, пока та искала в своём коммуникаторе нужную запись. Уно от нетерпения уже начал пританцовывать, но ничего не сказал.

– Ага, вот – нашла, – на коммуникаторе появились два набора цифр, которые были разделены между собой точкой с запятой.

– Я, – начал Гога, доставая древний планшет, который он нашёл в корабле колонистов на Лудусе, – когда изучал эту штуку, которую Вастус называл планшетом…

– Гога, ты можешь короче! – не выдержал юнга.

– Хорошо, так вот, я обнаружил здесь что-то типа карты…

– Покажи! – потребовал Уно.

– Сейчас, вот, если запустить вот эту… не знаю как это называется, значок, что ли, – мальчик ткнул пальцем в экран планшета, – то включается карта, довольно схематичная, правда, но здесь можно ввести адрес. Можно попробовать и координаты Лили…

– Так чего ждём, записывай!

Уно принялся диктовать Гоге цифры из коммуникатора девочки. Когда все они были введены, то устройство мигнуло, и на его экране появилась карта с точкой в центре.

– Получилось! – воскликнул Гога. – Осталось перенести эти координаты на модель, которую строит вычислитель.

– Доложить о статусе сканирования поверхности планеты! – приказал Уно.

– Готовность двадцать три процента.

– Вывести на проектор готовую модель!

Перед ребятами появилась трёхмерная модель участка планеты, они попытались сравнить её с той картой, которая была в планшете, но оказалось, что они начали облёт с противоположной стороны Земли. Вычислитель успел отсканировать два материка, расположенных один над другим, а нужная им часть планеты еще даже не показался в иллюминаторе.

– Давайте поужинаем, – предложила Лили.

Девочка встала с кресла и пошла в каюту, расположенную по правому борту яхты, но вскоре вышла оттуда с пустыми руками.

– Они вообще что ли ничего не ели! – Лили зашла во вторую каюту. – Нашла! – раздался оттуда её довольный крик.

Через пару минут она притащила на мостик кое-какую провизию: три небольших кубика с прохладной водой, несколько упаковок с армейский сухим пайком и невероятное, для второсортных бандитов, которым принадлежала эта яхта, блюдо – пирожные в герметичной упаковке.

– Сначала сухпай! – взяла на себя ответственность за рацион мальчиков Лили и выдала каждому по одному батончику.

Уно с нескрываемым отвращением вскрыл пластиковую упаковку и достал оттуда спрессованную серую массу. Откусив от неё кусочек, он скривился ещё больше, вид этих пищевых брикетов полностью соответствовал их вкусу: как деревяшку пожевать, но, запив водой, стало более менее сносно и похоже на пшенную кашу, которой их частенько кормили в школе. Запихнул в себя по одной порции сухого пайка, ребята перешли к десерту.

В прозрачной коробочке лежал многослойный кондитерский шедевр, украшенный сверху аппетитной гроздью маленьких красных ягодок. Уно вскрыл прозрачный контейнер, подцепил пальцем верхний слой и отправил себе в рот. Вкус был потрясающий! От смешения кислых ягод и сладкого шоколадного крема свело скулы. Мальчик зажмурился от удовольствия.

– Вкуснота-то какая! – прожевав, произнёс он, пришлось даже палец облизать.

Лили с Гогой тоже открыли свои десерты и набросились на них, смолотив за одну минуту. Откинувшись в кресле, девочка стала рассматривать упаковку.

– Где такую вкусноту делают, никогда ничего подобного не пробовала, – она нашла маленькую бирочку на нижней стороне контейнера и прочитала: – Фабрика Квис с планеты Юва, надо будет запомнить.

Назад 1 Вперед