Каждая уважающая себя ведьма…

Ксения Эшли

ГЛАВА 1

ГОРАЦИЙ

У каждой уважающей себя ведьмы должен быть кот.

У Фиби был пес. Породы бассет-хаунд. По имени Гораций. Ему уже было лет сто, если не больше – достался в наследство от бабушки вместе с маленькой квартиркой под чердаком в доме номер сорок три на улице Мяты Перечной.

Гораций был флегматиком и интровертом, занудой и философом, гурманом и ценителем настоящего искусства, любил поучать свою хозяйку, свято веря в то, что только ему по силам вбить в ее пустую головку основным истины.

В данный момент, насадив очки на нос, Гораций старательно и скрупулезно строчил на старой печатной машинке с отсутствующими клавишами "м" и "ж" письмо в комитет по правам человека с жалобой на местного кота. Дело в том, что с недавних пор в подвале их дома поселился довольно скверный кот по кличке Рыжий. Этот одноглазый негодяй с куцым хвостом и всклокоченной шерстью объявил войну всем местным собакам.

В итоге стоило одинокому псу или в сопровождении хозяев отправиться на прогулку, как он обязательно сталкивался с самым дерзким и агрессивным на себя нападением со стороны усатого-полосатого. Рыжий без объявления войны, шипя и фыркая, выпрыгнув из подвала, налетал на невинное животное и, выпустив когти, начинал царапаться и кусаться. Причем, если ему было оказано сопротивление со стороны собак или их хозяев, кот становился все агрессивней и дрался до первой крови. Он никогда не оставался побежденным – от него убегали, сверкая пятками. А Рыжий всегда преследовал жертву, шипя и прыская.

Бедный Гораций, любивший понежиться под солнышком на клумбе у подъезда, теперь имел заплывший глаз и царапину за ухом и вынужден был загорать на старом пыльном балконе, заваленным хламом не поместившемся в квартире. Который, кстати, он не раз просил Фиби убрать, но она, как всегда, пропустила его просьбу мимо ушей.

Сама молодая ведьмочка сейчас расхаживала по квартире в поисках того, не зная что.

– Гораций, ты не видел порошок для выведения бородавок? Джустина просила избавить ее от нароста на большом пальце.

Джустина была лучшей подругой его хозяйки, точнее, единственная, кто вообще поддерживал приятельские отношения с Фиби Морган – неудачливой, бездарной ведьмой, попусту прожигающей свою жизнь. Такая же безалаберная и безответственная, но плюс ко всему болтушка и сплетница, попросту использующая магический дар подруги. Гораций терпеть ее не мог, поэтому даже не потрудился ответить, сосредоточенно набивая подстриженными когтями слово "лапоприкладство".

Видя, что ответа не последует, девушка, пожав плечами, углубилась в поиски. Она принесла из кухни подозрительно шатающийся древний табурет с облезлой краской, поставила его на пол возле старого дубового шкафа, осторожно встала на него, предусмотрительно держась за дверь шкафа, и посмотрела на верхнюю полку. Там в старинном чемодане хранились узелки и мешочки с бабушкиными порошками и снадобьями, которые достопочтимая Текла Морган (светлая ей память) самолично готовила на тогда еще новой кухне, пока маленькая внучка, сидя у ее ног, рисовала птичек в альбоме.

Фиби смахнула рукой пыль с крышки чемодана, решив в ближайшее время сделать генеральную уборку, и заглянула внутрь. Она долго рылась в ветхих тряпичных и полиэтиленовых мешочках в поисках нужного порошка, но ничего не найдя, спустилась на пол. Хотя спуск чуть не обернулся падением, так как "бородатый" табурет покачнулся, и девушка еле удержалась на ногах, едва не уготив носом в вытертый ковер с проплешинами.

Следующим местом поиска стал старый комод, который Фиби не открывала уже много лет и уже не помнила, что там хранилось. Рядом уместилась целая стопка книг до самого потолка. Книги, надо сказать, были весьма полезные: «Волшебная кулинария», «Как сдать экзамен по магическому мастерству», «Теоретическая и прикладная магия», «Самоучитель по колдовству и чародейству», «Заклинания на все случаи жизни» и прочее, прочее, прочее. Произведения, которые юная Фиби, мечтающая, как все приличные девочки, имеющие дар, стать великой ведьмой, читала запоем. Но сейчас редкие и ценные экземпляры – щедрое наследство бабушки Теклы – покрытые тремя слоями пыли подпирали потолок.

Фиби закатала рукава своего фиолетового балахона в белый горошек и наклонилась. Попытавшись открыть верхнюю полку комода, девушка вырвала ручку. Печально глядя за изящную ручку с гвоздем в своей ладони, девушка вздохнула, отложила ее в сторону и потянулась к следующей полке. Дернув за нее, Фиби услышала глухой звук, сопровождающий падение дна и обрушение всего содержимого второй полки на третью. Ведьма досадно поморщилась, но не прекратила поиски.

Третья попытка оказалась удачной. На нижней полке Фиби отыскала набор порошков, которые, как она помнила, еще школьницей приобрела в Лавке Чудес госпожи Одетты. Открыв один мешочек и сунув в него нос, девушка тут же поняла свою ошибку – это был порошок для чихания. Фиби тут же почувствовала, как зачесался нос и заслезились глаза. А дальше, выпустив из рук коробку с порошками, девушка согнулась пополам и стала неистово чихать.

Перерывы между чиханьями были минимальными, у Фиби щекотало все лицо, она покачнулась, задела боком комод, тот двинулся на книги, и вся стопка обрушилась на девушку, подняв к потолку клубок пыли.

Гораций, наблюдавший за всем со стороны, устало вздохнул и покачал головой.

– Кто медлит упорядочить свою жизнь, подобен тому простаку, который дожидается у реки, когда она принесет свои воды[1 - Гораций.], – сухо произнес пес и снова занялся своей жалобой.

Фиби, сидя на кухне размером в два шага, укутавшись в старый плюшевый плед в красно-коричневую клетку, склонилась над колонкой с объявлениями о поиске работы в газете «Лунный крохаль». На плите в маленькой эмалированной кастрюльке, некогда служившей ее бабушке для приготовления волшебных отваров, теперь закипали макароны в качестве основного обеденного блюда.

Так как в разделе «Требуется» не оказалось ничего стоящего, кроме должности официанта в ресторане «Конь-Огонь», да егеря в местное лесохозяйство, девушка уныло пожала плечами и перевернула страницу.

– Смотри, – покусывая карандаш, обратилась она к бассету, закончившему жалобу и теперь внимательно перечитывающего содержимое письма, – в разделе «Всего понемножку» большая статья о пользе растительного масла.

– Угу, – хмыкнул Гораций, – как удачно она там появилась, как раз в тот момент, когда у нас закончилось сливочное.

– Не нуди, Гораций. – Фиби убрала с лица непокорную косую челку и положила карандаш за ухо. – Говорю тебе: жизнь скоро наладится. Будет и на нашей улице праздник.

– Ага, – пес насмешливо прищурил свои огромные, слегка вытянутые, опущенные книзу глаза. – Не быстрее, чем мы склеим ласты от голода.

Фиби стыдливо потупилась, и на ее молочных щечках выступил румянец.

– Я уже почти нашла работу, – пробормотала она, снова возвращаясь к колонке с объявлениями, но верный пес не поверил ей:

– Это неплохо, но главное,

Назад 1 Вперед