Эра негодяев

Эра негодяев
Серия
Неоконченные хроники Третьей мировой
Год
2007
Жанр
Детектив

Этот роман открывает собой серию книг об Управлении Н – подразделении Службы внешней разведки, которого никогда не существовало в природе, и об одном из наиболее успешных его агентов с оперативным псевдонимом Одиссей – который тоже всего лишь плод воображения автора этих книг. Все пять романов «Неоконченных хроник Третьей мировой» – сугубый и исключительный вымысел, полёт фантазии автора – хоть и вплетённый в ткань реальных событий. Ничего этого на самом деле не было – но всё это МОГЛО БЫ БЫТЬ….

Первая книга «Неоконченных хроник…», роман «Эра негодяев», повествует о событиях на Балканах весной девяносто девятого года. Сюжет его основан на реальном факте крушения в будапештском аэропорту американского самолёта-разведчика Е-2 «Хокай» – автор лишь позволил себе не согласится с официальной версией этой катастрофы, выдвинув собственную версию развития событий. Ну а читатель пусть сам решает, чьё объяснение правдиво, а чьё – выдумка от начала до конца…

Оценка содержания.
Здравствуй, дорогой читатель. Мы уверены, что книга "Эра негодяев" Александр Усовский полностью захватит ваше воображение. Моей жене Лене – без которой не было бы написано ни строчки…. Студентам и преподавателям Белорусского государственного университета и Университета Шлёнского в Катовицах, вместе с которыми мне выпала честь прикоснуться к Истории – посвящается Пролог Сегодня, перед лицом смерти – я отвергаю отчаяние. Отчаянье – сестра трусости; отчаянье не способно стать причиной самоотверженности, оно не рождает ничего, кроме сумеречного угасания духа, и не ведет ни к чему, что могло бы послужить созиданию. Мать наша, христианская церковь, всегда относила отчаянье к семи смертным грехам – ибо отчаявшийся человек утрачивает надежду, единственное, что в тяжкие времена поддерживает в каждом из нас искру жизни – и начинает нисхождение во тьму неверия; и лишенный благодати Божьей, отчаявшийся погибает душой – хотя телом, быть может, он еще и жив. Прах, пепел и тлен – удел отчаявшихся; свет истины и ветер свободы – Господний дар для сохранивших надежду в самую полночь безверия! Герцог Норфолк, казнённый 2 июня 1572 года в королевской тюрьме Тауэр по обвинению в организации «Заговора Ридольфи» То были дни, когда я познал, что значит – страдать; что значит – сты- диться; что значит – отчаяться. Пьер Абеляр Praestat cum dignitate cadere quam cum ignominia vivere! Самый лучший солдат – тот, кто на войне умудрился прожить дольше других и ни разу не струсить; смерть в бою входит в служебные обязанности солдата – и каждый солдат, беря в руки оружие, заранее соглашается с этим пунктом его контракта. Но никто из них не думает, что погибнет именно он – на любой, самой страшной и жестокой войне, у любого из участников самой кровопролитной битвы есть шанс остаться в живых; наверное, именно поэтому ни одна из войн в истории человечества не заканчивалась по причине отсутствия на полях сражений нужного количества живой силы. Мы были солдатами; и каждую минуту мы были готовы, по велению наших вождей, выступить в наш единственный, в наш Последний Поход – в котором самым главным для каждого из нас было одно: не струсить. Мы не жаждали военных подвигов и славы, мы не грезили об орденах и медалях – мы просто были готовы выполнить свой долг перед своей страной. Никто из нас не бахвалился бесстрашием, никто из нас не мечтал «с честью погибнуть в бою» – мы просто были готовы отдать своей Родине свою жизнь; экая малость! Мы были солдатами – наверное, далеко не самыми худшими в этом лучшем из миров; едва научившись ходить, наши мальчишки начинали играть «в войну», и игрушечное оружие сопровождало наше взросление от колыбели вплоть до того мгновения, когда в наших руках оказывалось оружие боевое. Мы становились солдатами, еще не став по-настоящему взрослыми мужчинами – Родина позволяла нам убивать в бою врагов, в то же время не разрешая нам приложится губами к бокалу легкого вина; уж такие у нас были нравы и обычаи! Мы были солдатами. "Эра негодяев" Александр Усовский читать бесплатно онлайн можно не единожды, ведь с каждым прочтением открываются совсем иные мыслительные грани.