Наедине с собой

Наедине с собой
Серия
Наука. Большие идеи
Год
1170
Жанр
Научно-популярная литература
ISBN
978-5-17-114823-2

Сложно поверить, что столь созвучными современности могут быть личные записи человека, жившего почти за 2000 лет до нас. Невозможно представить себе, что их автором был император Римской империи. Удивительно, что это изложение морали человека, противопоставлявшего себя христианам и подвергавшего их ранние общины гонениям.

Марк Аврелий Антонин (121–180), как принято считать, развил и переосмыслил философию стоика Эпиктета (ок. 50–138). Впрочем, в этом мнении утвердились его потомки, а сам философ, вернее всего, не ведал о том: в часы, свободные от государственных занятий, он делал личные записи, которые были опубликованы через много веков после его смерти.

Размышления, записанные на койне, неоднократно переводились на русский язык начиная с XIX века, что говорит о неослабевающем интересе к этому тексту.

Оценка содержания.
Здравствуй, дорогой читатель. Мы уверены, что книга "Наедине с собой" Марк Аврелий Антонин полностью захватит ваше воображение. «В жизни Марка Аврелия было столько хорошего, а в мыслях его – столько мудрого, что мы займемся ими и оставим в стороне его ошибки: они касаются его, а не нас. Мыслями же его мы можем воспользоваться: в них мы найдем много такого, что поможет нам самим жить лучше». Лев Толстой © Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2019 Предисловие[1 - Это предисловие к первому полному переводу дневников Марка Аврелия на русский язык (до того известен был лишь неполный перевод с немецкого «Академии наук секретаря» C. C. Волчкова, выполненный в XVIII в.) написано переводчиком, князем Л. Д. Урусовым. Дневник был напечатан в Туле в 1882 г. под заголовком «Размышления императора Марка Аврелия Антонина о том, что важно для самого себя» (а позднее – «Что важнее для души твоей? Избранные мысли римского мудреца Марка Аврелия») и пользовался большой популярностью среди думающих и ищущих современников. Перевод Урусова был недостаточно точным, но отличался вдохновенностью. – Прим. изд.] Перед нами дневник императора Марка Аврелия, который никогда не предназначался автором для публики, о чем свидетельствует само заглавие записок. <…> В этой книге император отдает себе самому отчет о всем течении своей внутренней жизни, отмечает в ней – для более ясного понимания самого себя – несомненные, по его мнению, основные истины, которые бы руководили им и все строже и теснее обязывали его не выходить из пределов раз установленной нормы жизни. Если представляется интересным и поучительным ознакомление с воззрениями каждого выдающегося человека на важные вопросы, каковы отношение человека к Богу, к ближнему, к самому себе и к жизни, то интерес этот и поучение еще возрастают, когда перед нами такое лицо, коего миросозерцание и убеждения решали судьбу мировой империи. Такой всемогущий император и властелин, от личности которого зависело внести в общественный организм тревогу, ненависть, злобу и лицемерие или струю любви, стойкости и доверия, ибо в тогдашнем общественном строе не было и следа таких учреждений, которые бы могли ограничить или умерить верховную власть. Если бы о царствовании Марка Аврелия не осталось даже никаких других следов, то одной записной книжки его было бы достаточно, чтобы пробудить живейший интерес к нравственному образу этого человека. Но изобильные сведения о нем, записанные в истории, усугубляют желание ознакомиться с внутренней жизнью его. Императором Марком Аврелием заканчивается самый блестящий период римской истории, период Антонинов, и уже давно историки усвоили себе прием излагать эту эпоху, от Траяна до Марка Аврелия, в особом отделе под заглавием «Лучшие времена». Гиббон говорит: «Если бы кому-нибудь из историков поручено было указать на тот период всемирной истории, в продолжение которого человечество наслаждалось наибольшим благоденствием и спокойствием, то он без малейшего колебания мог бы указать на промежуток времени между. "Наедине с собой" Марк Аврелий Антонин читать бесплатно онлайн можно не единожды, ведь с каждым прочтением открываются совсем иные мыслительные грани.