Мои стихи. Книга третья

Мои стихи. Книга третья Читать онлайн
Балл: 0
Голосов: 0
Год выпуска
2017
Жанр
Поэзия
ISBN
978-544-857-5723

Третья книга «Мои стихи» посвящается так же моей первой любви Павлу Кобелеву из Полевскова. Я хочу, чтобы он увидел в них мою боль и понял, что мои чувства к нему до сих пор не остыли.

Мои стихи. Книга третья скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Рекомендуем почитать
Диалоги – моя фишка. Черные заповеди Тарантино
«А в начале пути мало кто в нас верил, не правда ли?» – сказал Квентин Тарантино на премьере фильма «Криминальное чтиво». Диалоги на грани фола, стрельба и потерявшиеся в жизни бродяги – в этом весь Тарантино, гений мирового кинематографа. Его жизнь, его интервью, его фильмы – всегда на грани фола и за пределом обыденного юмора. Каждая шутка – это нечто большее. «Большие идеи портят кино. Если ты снимаешь фильм о том, что война – это.
Мир, замкнутый в себе
– Да, эпоха великих географических открытий миновала. Что поделаешь, – вздохнул старый учитель, – такова логика истории. Новые острова человек должен открывать в космосе, а не на старушке Земле. – Положим, и в космосе не особенно разгонишься, – заметил его собеседник, сосед по дому. – Почему же? В космосе немало еще «белых пятен». – Так-то оно так, но говорят, что наша вселенная ограничена, – скорбно оказал сосед, знаток новейших.
Ограбление
– Чепуху несешь, Грандо. Чепуху! Как это ты ничего не слышал, когда тут вон какое наворочено. – Но… – Просто ты ночью куда-то отлучался, вот и все. – Отлучался? Зачем? – Почем я знаю! Может, опять бегал пересчитывать листья на деревьях городского парка или количество спиц в колесах проезжающих велосипедистов. – Клянусь Главной Машиной, мистер Мельдерлинг, никуда я не отлучался ни на минуту, всю ночь караулил..
Любовь по расчёту
Алексей Лопатин оканчивает учебу в Университете экономики и финансов, но возвращаться в родной Новороссийск не собирается. Он мечтает стать олигархом и купить себе остров в Карибском море, для этого нужен сущий пустяк – жениться на Соне Шнейдер, дочери владельца крупнейшего в Питере частного банка. «– Сонь, – Лопатин придержал Соню за локоток, – если не сдашь, могу помочь? – Знаю я, Совков, твою помощь, – фыркнула Соня. – Дороже только на Луне!.
Дневники Химеры
Два могучих ордена – ассасины и тамплиеры – непримиримые враги, которые столетиями ведут войну. Они даже не догадываются, что есть третья сторона в противостоянии. Те, кто стоят в стороне и наблюдают, – Созидатели. Вся наша история – фарс, а человеческие жизни – лишь разменная монета. Герои не ищут славы – они сражаются ради истины. Но чтобы узнать правду, им придется погрузиться в прошлое, к истокам лжи, – далекие предки помогут раскрыть тайны.
Из Парижа в Бразилию
«– Стой! – раздался в густом тумане чей-то повелительный голос. - Что такое? Что случилось? – тревожно осведомился другой голос из глубины крытых саней быстро мчавшейся по необозримой снежной равнине тройки. Звон колокольчика пронзительно раздавался в морозном воздухе. - Ничего, пустое, ваше благородие… так что-нибудь, – отвечал ямщик, привставая на облучке и энергично погоняя замедливших было бег лошадей. – Эй вы, соколики!.. – прикрикнул он на.
Часы и зеркало
«– Куда прикажете? – спросил мой Иван, приподняв левой рукою трехугольную шляпу, а правой завертывая ручку наемной кареты. – К генеральше S.! – сказал я рассеянно. – Пошел на Морскую! – крикнул он извозчику, хватски забегая к запяткам. Колеса грянули, и между тем как утлая карета мчалась вперед, мысли мои полетели к минувшему…».
Борьба со смертью
«– Меня мучает недоделанное дело, – сказал Лорх доктору. – Да: почему вы не уезжаете? – Любезный вопрос, – медленно ответил Димен, сосредоточенно оглядываясь. – Кровать надо поставить к окну. Отсюда, через пропасть, виден весь розовый снеговой ландшафт. Смотрите на горы, Лорх; нет ничего чище для размышления. – Почему вы не уезжаете? – твердо повторил больной, взглядом заставив доктора обернуться. – Димен, будьте.
Ненужная правда
«Искусство начинается в тот миг, когда художник пытается уяснить себе свои тайные, смутные чувствования. Где нет этого уяснения, нет творчества; где нет этой тайности в чувстве – нет искусства. Художник в творчестве озаряет свою собственную душу, – в этом наслаждение творчеством. Знакомясь с художественным произведением, мы узнаем душу художника, – в этом наслаждение искусством, эстетическое наслаждение. Предмет искусства – душа художника, его чувствование, его.
Сватать надо зимой!
«… Сергей голову поднял, но смотрел не на Лелю, а куда-то в пространство. – А ну, не отворачивайтесь! – прикрикнула Леля. – Осталось последнее – лифчик. Внимание! Р-раз! – Леля сдернула лифчик, выпрямилась, развернула плечи и слегка отвела их назад, как делают профессионалки… И только теперь заговорил Сергей: – У вас гуськи пошли! – Что? – не поняла Леля. – Ну пупырышки от холода. Топят здесь плохо. Зачем вы себя.
Учитель пения
«… – Перерыв! – объявил председатель. – Пошли в буфет, товарищи. Мы славно поработали и заслужили булочку с кефиром. – Извините, – вмешался Соломатин. – Я руководитель детского хора. Что мне сказать детям? Председатель недовольно поморщился, а один из членов жюри пошутил и сам рассмеялся собственной шутке: – Передайте им, чтобы хорошо учились! – Вы член жюри по юмору? – спросил Соломатин. – Мы сообщим наше решение, –.
Почти смешная история
«… – Вы всегда такой молчаливый? – спросила она. – Нет. – Это я вас раздражаю своей болтовней? – Да. – Я буду молчать, – пообещала Иллария. – Но в самом деле, вдруг ни с того ни с сего вы беретесь нести этот проклятый чемодан, потом устраиваете номер в гостинице, из-за этого вам придется жить вдвоем, потом вы сами несете чемодан в мастерскую. Я думаю, вы добряк, а вот Таисия Павловна считает, что вы за кем-то из нас ухаживаете или за.
Распутья
«Я их хранил в приделе Иоанна, Недвижный страж, – хранил огонь лампад. И вот – Она, и к Ней – моя Осанна – Венец трудов – превыше всех наград…».
Другое небо
«Поэзия есть музыка слов. И точнее не скажешь. И если мы не очень хорошо понимаем, что такое музыка, то с музыкой слов еще сложнее. Те, кто полагает, что стихи – это слова, уложенные в рифму и размер, сильно ошибаются... Миша выкладывал свои стихи на бумагу в виде бабочек – я ни у кого не видел подобной строфы. Ловил их в одном ему ведомом саду, расправлял им крылья, осторожно сажал на лист. Каждую эту бабочку можно при желании утрамбовать в общепринятый брикетик четверостишия.