Дракон в крапинку

Кира Измайлова

Инга осторожно попробовала ногой воду и поежилась – та показалась нестерпимо холодной. Но это всегда так, если перегреешься на солнце, а она два часа бродила по степи, не в состоянии оторваться от этой красоты и жалея только о том, что фотограф из нее никудышный, и снимки ее не передадут и сотой доли очарования этих мест.

Вода и впрямь была не так уж холодна, и девушка поплыла прочь от берега. Плавала она хорошо, вода в озере была кристально чистой – дно видать, пускай тут и глубоко. Но вот к тому, чтобы попасть в какую-то особенно холодную область, Инга готова не была. Ногу свело судорогой, она в панике забилась, забыв все, чему ее учили, глотнула ледяной воды и с ужасом поняла, что тонет… А спасателей тут нет, тут вообще никого нет, если верить гиду!

«Мама!..» – успела подумать Инга, захлебываясь и беспомощно колотя руками по воде, и тут какая-то сила выхватила ее из воды…

В себя она пришла на берегу, а когда выкашляла воду и отдышалась – горло нещадно саднило – увидела своего спасителя. Это был парень лет двадцати на вид, ну, может, чуть больше. Не особенно симпатичный, черты лица явно как у местных, но с хорошей улыбкой.

– Жива? – спросил он весело. – Замерзла, поди? Где твоя одежда?

Инга огляделась – выходило, что это вовсе другой берег!

– Где-то там, – указала она, – возле большого камня. А почему мы тут? Я вроде не очень далеко заплыла…

– Это так кажется. А сюда мне показалось ближе вы… выплыть, да еще с тобой, – серьезно сказал он и встал. – На, держи пока мою рубаху, я за твоими вещами схожу, а ты отдышись и оботрись.

– Нет, я с тобой! – Инга вскочила. – Я одна боюсь!

– Ага, в озеро с ледяными ключами она одна лезть не боится, а посидеть на бережку – ей страшно, – засмеялся юноша. – Никто тебя тут не обидит. Кроме меня тут на несколько дней пути никого! Ну разве что ты.

– Еще туристы, – добавила она справедливости ради.

– Но ты же из их группы, – пожал он плечами. – Чего бояться? Сиди. Ты не дойдешь босиком, там берег каменистый.

Наверно, Инга выглядела вовсе уж жалко, потому что он спросил:

– Ну мне что, на руках тебя нести? Тут далековато… Сам-то я быстро доберусь, а с тобой мы полдня провозимся.

– Я лучше просто так обсохну, – шмыгнула она носом. – Вон какое солнце, не холодно уже ни капли. А потом, может, обратно доплыву.

– Доплывет она, – фыркнул юноша и снова сел рядом. – Тут не всякий взрослый мужчина сдюжит, а ты туда же… Кстати, почему ты одна?

И тут только Инга сообразила, что сидит в насквозь мокром купальнике, считай, раздетая, рядом с незнакомым парнем, а вокруг, как он сказал, на несколько дней пути никого нет, и случись что, помощи не дозовешься. Наверно, он заметил ее испуг, потому что серьезно сказал:

– Меня бояться не надо. В моей семье никто никогда и пальцем не дотронется до женщины против ее воли. Так заповедано. Ну, – добавил он уже весело, – спасения жизни это не касается! И все же почему ты одна? Разве ты не с группой приехала?

– Ага, – ответила она, кутаясь в его рубашку. Против ожидания, потом от нее не пахло, только чем-то неуловимым: вроде бы разогретые солнцем степные травы и еще какой-то металлический оттенок. – С группой.

– А зачем?

– Как зачем? – удивилась девушка. – Заповедник посмотреть! Это же умереть можно, до чего красиво – долина вся алая от края до края, эти тюльпаны, маки… Небо какое-то нереальное, никогда прежде не видела такого чистого и синего! И озеро, и это небо в нем отражается…

Она замолчала.

– Я не умею описывать, – сказала она чуть погодя. – Но когда я это увидела, дар речи потеряла. Не думала, что на свете еще осталась такая дикая красота…

– Осталась, не беспокойся, – посмеиваясь, сказал он. – Да еще сколько, человеческой жизни не хватит на все налюбоваться. Ты бы еще на коралловых атоллах в Большом океане побывала, вот там точно можно от восторга умереть! Мой… м-м-м… дальний родственник там обосновался, я в гости к нему летал, как эти лагуны увидел, ахнул! Хотя наше озеро, если честно, ничуть не хуже, – добавил он. – Просто я к нему с детства привык, а там – экзотика. Или у другого родственника на юге: пальмы, водопады… ядовитые змеи и прочие прелести.

– Так ты здешний?

– Ну да.

– А ты не знаешь, что это за замок во-он там в горах? – указала Инга. – Мы спросили у гида, можно ли сходить посмотреть, а он как-то так замялся, глаза отвел и сказал, что хозяева гостям рады не будут. Замок что, обитаемый?

– Конечно, – ответил юноша. – Но хозяева незваным гостям и впрямь не обрадуются. Не любят, когда их беспокоят лишний раз.

– Надо же… – протянула девушка. – Я думала, так уже никто не живет. И откуда такой замок в этих краях? Ты не знаешь?

– Я знаю, – с улыбкой ответил он. – Но не скажу. Не положено. Могу сказать только, что этот заповедник выкупили хозяева замка, вернее, их предки, уже очень давно. Так что это вот все – он обвел рукой долину, – принадлежит им. Туристов они, конечно, пускают, но правила суровые, ты заметила?

– Да, – кивнула Инга, дивясь про себя. – Никаких машин, никакой техники, только своим ходом, ну или верхом. Это-то понятно, какой-нибудь дурак возьмет и вездеходом сомнет всю красоту…

– Да-да, смысл примерно таков. И полеты над долиной запрещены, ну разве что на параплане или дельтаплане. Дикие звери, видишь ли, пугаются, – весело продолжил юноша.

– Постой… а ты сказал, тут на много дней пути никого, но если хозяева в замке… – нахмурилась она.

– А ты думаешь, даже если бы они тебя заметили в окошко, то успели бы спасти? Вот то-то… Кстати, как твое имя?

– Инга, – ответила она. – А твое?

– Меня зовут Ариш, – ответил он. Все же внешность у него была необычная, отметила девушка: лицо почти как у местных, только кожа посветлее, не такая смуглая, глаза не черные, золотисто-карие, но раскосые, а волосы полыхают на солнце темной медью.

«А кстати, – сообразила вдруг отогревшаяся на солнцепеке Инга, – если он меня вытаскивал, почему рубашка была совершенно сухая? И волосы

Назад 1 Вперед